|

Знакомая незнакомка

Британская хоровая музыка в БЗК: Элгар и Уэббер

Об английской «серьезной» музыке в профессиональной среде давно уже сложилось нелестное мнение: считается, что в отличие от немецкой, итальянской, французской или, скажем, русской школ здесь в течение нескольких веков ничего существенного не появлялось. То есть после Пёрселла и Генделя, немца по национальности, переехавшего в Лондон из Ганновера в 1712 году, и до появления в ХХ веке Бенджамена Бриттена зияла некая композиторская пустота. То, что это укоренившееся представление несправедливо, доказал концерт в БЗК — очередная программа из цикла «Хоровые вечера Бориса Тевлина», составленная из произведений Эдварда Элгара и Эндрю Ллойда Уэббера.

Элгар — крупнейший представитель английского музыкального романтизма, композитор, стилистически близкий Мендельсону, Брамсу, Вагнеру (у которого он заимствовал систему лейтмотивов) и даже нашему Чайковскому. В России Элгара знают преимущественно по его крупным симфоническим опусам, хоровое же его творчество у нас почти не известно. А оно разнообразно и богато: оратории, кантаты, оды, гимны; музыка, опирающаяся на традиции английского фольклора, Ренессанса и барокко. Камерный хор Московской консерватории — первый российский коллектив, обративший серьезное внимание на Элгара хорового. В концерте прозвучала духовная музыка композитора: хоры a capella, хоры в сопровождении органа (Людмила Голуб) и фортепиано (Екатерина Мечетина).

Гимн «Аve verum» (из цикла «Три латинских мотета») был написан для храма Св. Георгия в Вустере, где композитор служил в молодости органистом. Хор «Light Out of Darkness» («Свет из тьмы») — это фрагмент оратории «Свет жизни» (сцена прозрения). Офферториум «O Hearken Thou» («О, стремящаяся душа») прозвучал впервые в Вестминстерском аббатстве в 1911 году в дни коронации короля Георга V. Еще один «органный хор» — «Fear not, о land» («Не страшись, о, земля») — был написан на библейский текст (из Книги пророка Иоиля) и исполнен в 1914 году в честь праздника сбора урожая. Все эти хоровые миниатюры просты, благородны и красивы. Звучание бесхитростное, прозрачное, кантиленное. При этом никаких внешних эффектов — простые гармонии, элементы несложной полифонии; не более того.

В число «акапельных хоров» вошли философски углубленный «There is sweet music» («Эта чудесная музыка») на стихи викторианского поэта Альфреда Теннисона и печальный «The Prince of sleep» («Князь сновидений») на слова британского поэта-мистика Уолтера де ла Мэра. Это уже поздний Элгар (1925), человек, надломленный смертью своей музы — любимой жены Алисы.

В аскетичном сопровождении фортепиано прозвучали хоры из других ораторий композитора.

Во втором отделении хор Тевлина выступал уже с солистами и в сопровождении Московского симфонического оркестра под управлением Владимира Зивы (к сожалению, порой заметно перекрывавшего своей мощью хоровое звучание). Был исполнен «Реквием» Эндрю Ллойда Уэббера, композитора, известного совсем другой музыкой. Не все знают, однако, что церковное творчество также привлекало этого композитора: его отец был органистом, сам Эндрю учился в Вестминстерском колледже — заведении, где посещение церковных служб было обязательным.

Уэббер решил, что солистами в его «Реквиеме» будут мальчик (дискант) и два певца-солиста — сопрано и тенор. Это произведение Уэббера было впервые показано на фестивале в Сидмонтоне в 1984 году. В том же году состоялась и запись, в которой пели Пласидо Доминго, Сара Брайтман и Пол Майлз-Кингстон, а дирижировал Лорин Маазель. Мировая премьера «Реквиема» прошла чуть позже — в Нью-Йорке, в феврале 1985 года в церкви Св. Фомы на Пятой авеню. Произведение сразу же приобрело широкую популярность (на что композитор вовсе не рассчитывал), а ария «Pie Jesu» («Милосердный Иисус») в исполнении сопрано и дисканта мгновенно стала хитом всех мыслимых анкет популярности. В 1986 году «Реквием» был удостоен премии «Грэмми» по разделу «Лучшая современная классическая композиция». А вскоре он прозвучал и в Советском Союзе (дирижер Дмитрий Китаенко).

«Реквием» Уэббера достаточно точно отвечает канонической форме. В нем десять частей. Открывается он традиционным «Вечным покоем», исполняемым двумя мальчиками. На концерте в БЗК пели ученики Детской хоровой школы «Весна» Роман Магеррамов и Артем Великий (чудесные голоса — словно серебристые колокольчики), сопрано — солистка Музыкального театра им. Станиславского и Немировича-Данченко Альбина Шагимуратова и тенор — Алексей Долгов. И если Долгов просто «крепкий» вокалист, то пение Альбины Шагимуратовой оставляет впечатление невероятное. Безусловно, это восходящая звезда. Тембр фантастический — платина, жемчуг, атлас, мелодическое половодье; поет легко, мечтательно, интонационно гибко. Голос порой словно «в дымке», как бы парит в кантилене. А временами «взрывается». Певица умело пользуется этим контрастом: нежное, приглушенное пианиссимо — и тут же жесткий выброс энергии на двух форте!

Церковная оратория знаменитого рок-композитора, давно уже ставшая одним из шедевров «популярной классики», как правило, хорошо воспринимается слушателем. Так было и на сей раз: исполнение было встречено громовыми аплодисментами. Хор Тевлина еще раз оказался на высоте: сбалансированное, тонкое, богатое нюансами звучание (отличное piano), переходящее от холодноватых таинственных мерцаний и мрачной оцепенелости к величественному пафосу в кульминационных эпизодах.

Аркадий Петров

реклама