|

Концерт с сюрпризом

Арво Пярт и другие

Концерт четко поделился на две части: ударную и «безударную». Ударным оказалось первое отделение, причем сразу по нескольким пунктам: музыке, исполнению, программе. Что касается второй части концерта, то, увы, очень скоро стало ясно: все самое интересное уже произошло и откровений не предвидится.

Впрочем, обо всем по порядку. Несмотря на то что концерт Большого симфонического значился в афише как абонементный, присутствие в программе имени эстонского композитора Арво Пярта, отмечающего в этом году свое семидесятилетие, делало его эксклюзивным. Интриги добавил и вставший за пульт БСО Андрес Мустонен, руководитель знаменитого ансамбля «Hortus Musicus». В том, что эстонский дирижер, к тому же признанный интеллектуал и эрудит, удачно интерпретирует музыку своего именитого земляка, особых сомнений не было. А вот насколько он сладит с Большим симфоническим оркестром, коллективом, бесспорно, суперпрофессиональным, но с иным темпераментом и чувством стиля, — тут оставались вопросы...

Концерт открыла Третья симфония Арво Пярта, созданная в 1971 году. В то время, надолго погрузившись в недра григорианского хорала, композитор вернулся в мир обновленным. Свое преклонение перед бездонной мудростью древних Пярт и выразил в Третьей симфонии, написанной как грандиозное средневековое песнопение с антифонами, раскатисто-пустыми интервалами, мощной линией cantus firmus. В кульминации аскетичные мелодические линии, напряженные буквально каждым своим звукомускулом, стягиваются в одну раскаленную точку: грозные удары литавр. Не столько возвещение конца света, сколько неотступное желание автора достучаться до наглухо закрытых сердец...

Опасения оказались напрасными: контакт Мустонена и БСО случился. Живым, деятельным жестом, без многозначительности и пафоса дирижер сумел настроить музыкантов на нужную волну: страстное религиозное чувство — но без тени чувственности; предупреждение о Судном дне — но, упаси боже, без экспрессионистского ужаса! По-настоящему высокий класс показали и артисты БСО, продемонстрировав череду чистых, красивых соло.

Симфония стала первым ударным моментом концерта. Вторым ударом (причем в прямом смысле слова) оказались... изменения в программе. Прямо на концерте уважаемой публике было объявлено, что вместо ожидаемой премьеры сочинения Арво Пярта «Lamentate» (2002) пианист Алексей Любимов и БСО исполнят Концерт ре мажор Йозефа Гайдна. После чего группа журналистов, специально пришедших «на Пярта», покинула зал в знак протеста против беспардонного отношения к публике. Своя правда в таком поведении, безусловно, есть: срочные замены производятся только в случае явных ЧП, к коим разногласия с издательством (а именно они стали причиной инцидента) никак не относятся.

Мне же, несмотря ни на что, захотелось послушать Гайдна: в конце концов, его клавирные концерты, как это ни парадоксально, звучат со сцены едва ли не реже, чем сочинения современных авторов! И уж тем более в интерпретации таких замечательных аутентистов, каковыми являются Любимов и Мустонен, понимающие друг друга буквально с полувзгляда. Надо было видеть, насколько свободно чувствовали себя оба маэстро среди элегантных образов венской музыки, соблюдая «изящные манеры» классицизма так, как будто впитали их с молоком матери! БСО двигался с той же скоростью и в том же ритме, что и солист, но — даже под руководством опытного дирижера — не совсем в том же ключе. Особенно это стало заметно в финале, где задорная народная тема была трактована Любимовым с очаровательной, тонкой иронией, а оркестром — более «черноземно», что называется, в лоб.

Признаться, интересная, разнообразная программа и высший исполнительский класс окупили (во всяком случае, для автора этих строк) некоторые моральные издержки первого отделения. Ожидалось, что на таком же подъеме пройдет и второе. Однако...

«Рейнская» симфония Шумана — «крепкий орешек» для музыкантов. Ни драматизма, ни резких контрастов — только благоговение перед «катящим свои воды гордым» Рейном. Чтобы исполнить эту музыку, надо быть прирожденным романтиком, дышать вольно, полной грудью. Живой, но суховатый Мустонен — дирижер иного склада. Первой части как раз не хватило этого широкого дыхания. Расплывчато прозвучала и, казалось бы, близкая маэстро четвертая — «готическая» — часть (музыкальный дифирамб Шумана Кёльнскому собору). Создалось ощущение, что Мустонен не нашел общего языка с симфонией не только из-за «несходства характеров», но и элементарно в силу малого количества репетиций. Положения не исправил даже последний эффектный прыжок дирижера, едва не снесшего стоящие вокруг микрофоны.

И все же, в общем и целом можно считать, что концерт удался. Во всяком случае, запомнился. Что до сорвавшегося «Lamentate», то юбилейная дата Арво Пярта еще впереди, ситуацию вполне можно исправить!..

Татьяна Сидорова

На фото: Арво Пярт

реклама