Танеев с Брамсом совместились

30.03.2006 в 18:17

К юбилею выдающегося русского композитора

150-летие со дня рождения — дата заметная. Именно столько исполняется в этом году замечательному русскому композитору, профессору и одному из директоров Московской консерватории Сергею Ивановичу Танееву. Поэтому естественно, что альма-матер первая отдала дань памяти, проведя в Большом зале консерватории концерт «Танеев и его время». Звучала хоровая музыка юбиляра, а также опусы Рахманинова и... Брамса. Последний автор, хоть и действительно современник Танеева, был выбран, что называется, от противного. Известно, что Танеев вслед за Чайковским Брамса не жаловал — быть может, потому, что между ними было столь много общего: любовь к контрапункту, строгое равновесие между рассудочностью и эмоциями. Если учесть, что хоровым сочинениям Брамса было отдано целое отделение, то трудно сказать — кто на самом деле мыслился главным в этой программе. Заметим попутно, что вообще монографические программы-портреты — «конек» Камерного хора Московской консерватории под управлением Бориса Тевлина. Вспоминается блестящий концерт из произведений Элгара, вечера отечественных современных композиторов...

Если попытаться выявить доминанту исполнительского стиля коллектива, то, пожалуй, это будет гармоничность звучания хора. Будь то фрагменты из «Всенощного бдения» Рахманинова, танеевские хоры на стихи Полонского или Месса Брамса — впечатляет выстроенность вертикали, базирующейся на красивых басах. В некоторых случаях Б.Тевлин сознательно добивается такой «органной» звучности хора, легко окутывающей пространство БЗК.

С гармоничной естественностью хористы виртуозно выпевали почти инструментальные партии хоров Танеева — особенно сложны и виртуозны в этом плане «Посмотри, какая мгла» и «На корабле», требующие барочной подвижности голоса и в то же время романтической экспрессии. А «Молитва» и «Вечер», напротив, очаровывали своими тонкими красками.

Из наследия Брамса Камерный хор исполнил произведения, мало известные публике. Духовные опусы — «Аве Марию» для женского хора и Мессу соль минор для смешанного хора — оба в сопровождении органа (солистка — Марианна Высоцкая). Хочется сразу отметить хороший звуковой и колористический баланс между вокалистами и органным сопровождением: М.Высоцкой удалось найти яркие, но не оглушительные краски, так что инструмент был отчетливо слышен и в то же время тембрально хорошо сочетался с хором. Тем не менее сама музыка, как показалось, не принадлежит к совершенным страницам наследия композитора, хотя Месса представляет определенный исторический интерес. Это, в сущности, отдельные фрагменты для литургии, где после «Kyrie» сразу идет «Sanctus», «Benedictus» и «Agnus Dei». Все части пронизаны общим мрачно-меланхоличным настроем, за что, как известно, при жизни часто критиковали Брамса.

Контраст составили «Песни любви» в сопровождении двух фортепиано (Юрий Мартынов и Яков Кацнельсон) — «энциклопедия» венских вальсов, салонных, фривольных, элегических или парадных. Этот цикл пользовался при жизни Брамса оглушительной популярностью. И теперь, хотя иногда было заметно, что хористы чуть подустали — верхние ноты у сопрано брались с некоторым напряжением, — публика с несомненным удовольствием купалась в изобилии очаровательных мелодий этого цикла.

Конечно, из вокального наследия и Танеева, и Брамса прозвучала в концерте лишь малая часть. Придется, наверное, ждать еще какого-нибудь юбилея, чтобы услышать и чудесные «Новые песни любви» Брамса, а также произведения многих других композиторов, чьим современником был Танеев.

Евгения Кривицкая

реклама

вам может быть интересно

Незаигранный Вивальди Классическая музыка

рекомендуем

Театральное бюро путешествий «Бинокль»

смотрите также

Реклама