Александр Колотурский: «Мы не занимаемся шоу-бизнесом»

Его называют одним из главных технологов современной филармонической деятельности и считают успешным менеджером в сфере академической концертной жизни. В свое время он окончил консерваторию, а в последние годы любит цифры, схемы и таблицы, и чаще всего произносимые им слова — стратегия, технологии, планирование, маркетинг, фандрейзинг...

Александр Колотурский возглавляет Свердловскую государственную академическую филармонию с 1989 года, и ее успехи за это время впечатляют. Очень многое сделано впервые в стране: в 90-е годы здесь провели авторские фестивали С.Губайдулиной, В.Сильвестрова, А.Тертеряна, Г.Канчели, тогда же друг за другом прошли шесть международных фестивалей фортепианных дуэтов и три — гитарно-симфонической музыки. В сравнении со многими с трудом выживающими культурными учреждениями Свердловская филармония производит впечатление творческого и финансового благополучия. В 1998 году по итогам проводимого газетой «Культура» конкурса «Окно в Россию» она получила титул «Филармония года» и сегодня, хотя турнир уже не проводится, по-прежнему числится в лидерах. Разговор с Колотурским начался с упоминания важной для Свердловской филармонии даты — 70-летия со дня образования.

— 2006 год для нас юбилейный, в такой момент принято подводить итоги, вспоминать историю. Но прежде чем посмотреть вперед, нужно осмыслить прошлое. Мы чтим традиции, заложенные нашими предшественниками, и хотим сохранить ситуацию, при которой филармония является своеобразным центром, главным звеном в культурной жизни Екатеринбурга. Важны просветительская миссия и доверительные отношения с публикой. А это работа, которая требует огромных усилий и объемов: в нашем понимании это около двух тысяч концертов, из них порядка двухсот — в концертном зале, остальные — выездные, в городе и области. С 1994 года — уже 12-й год — у нас реализуется Программа подготовки будущих слушателей, мы готовим детей, начиная с детского сада, затем школьников, студентов. Сейчас эта система уже дает плоды, в наших залах много молодежи.

— В каких направлениях строится концертная работа?

— Первое и главное — это абонементные концерты, которые посещает постоянная (то есть не менее трех раз за сезон) публика, по исследованиям ее около 45 процентов. Абонементная система развивается, в ней 26 серий, в этом сезоне предложили абонемент «Светский музыкальный клуб». Второе направление — это творческие акции: фестивали, проекты, авторские вечера, копродукция, например концертное исполнение опер. И третье — концерты музыкантов мирового уровня. Скажем, в этом году у нас стартовал мегапроект «Расположение звезд», в рамках которого уже состоялись концерты М.Плетнева, Б.Березовского, Д.Мацуева, впереди встречи с Н.Петровым, В.Спиваковым, Ю.Башметом, А.Гавриловым. При этом мы не считаем, что «звездные концерты» важнее, а детские могут быть как бы второго сорта. Нет, качество необходимо везде.

— Как предполагаете отпраздновать сам юбилей?

— Сентябрь станет юбилейным месячником, нас будут поздравлять друзья и партнеры, будет немало эксклюзивных концертов. В частности, еще в январе впервые в российской музыкальной истории симфонический оркестр — УАФО — объявил Международный конкурс композиторов на создание лучшего симфонического произведения для детей. Сейчас мы уже получаем заявки, а итоги конкурса «Петя и волк»-2006 подведем на финальном концерте 16 сентября. Или крупный социокультурный проект «Эпоха Шостаковича», реализуемый совместно с пианистом Андреем Гавриловым и «Горбачев-фондом».

— А с какими результатами вы подошли к 70-летию?

— Вместимость нашего концертного зала увеличилась с 600 до 750 человек, и его средняя заполняемость в 2005 году составила 90 процентов. Это результат? Сейчас ставится вопрос о строительстве в Екатеринбурге нового концертного зала на 1500 мест. Мы имеем замечательный, любимый в городе Уральский филармонический оркестр, 98 процентов его концертов — аншлаговые. С помощью наших друзей мы пополнили «парк» роялей новым «Steinwey» и приобрели великолепные трубы фирмы «Thein». Теперь наш оркестр оснащен так, что могут позавидовать и столичные коллективы.

Расширяется Лига друзей филармонии, представляющая собой систему клубов (например, Клуб благотворителей, Дамский клуб), в ней уже 15,5 тысячи членов, готовых нам помогать. Обретает новую жизнь и Центр волонтеров. Мы постоянно ощущаем приток новых слушателей.

— Складывается впечатление полной идиллии...

— Нет, мы пока еще не достигли потолка. Нам есть куда развиваться, разработана перспективная программа действий. Вот построим наш новый концертный зал — тогда будем выходить на европейский уровень. Наша «скромная» цель — войти в мировое концертное пространство.

— Власти поддерживают ваши грандиозные планы?

— Нам хорошо помогает губернатор Свердловской области Эдуард Эргартович Россель. Он отлично понимает не только вопросы творческой жизнедеятельности, но и воспринимает УАФО как инструмент имиджевой политики, важным для привлечения инвестиций, и вот уже 10 лет выполняет свои обязательства. Но даже при поддержке губернатора и правительства области наш бюджет — это «50 на 50»: собственные доходы и привлеченные, благотворительные средства. Для нас это идеальная модель.

— Кстати, о благотворительности: как вам удалось организовать фандрейзинг в России, где нет законодательной базы, поощряющей спонсорство?

— Я не считаю, что законодательство является тормозом, просто обычно этой деятельностью занимаются малопрофессионально. В 2005 году филармонии и Благотворительному фонду развития оркестра удалось привлечь спонсорских средств на сумму свыше 25 миллионов рублей. Мы пытаемся доказать, что наши технологии взаимоотношений с благотворителями работают не только в таком крупном, миллионном городе, как Екатеринбург, но и в наших филиалах.

— Филиалы филармонии в области — это тоже ноу-хау Свердловской филармонии?

— Идея возникла из простой мысли: любая деятельность должна иметь свои средства производства, если нужен металл — нужна домна, если филармония — то нужна площадка, зал, причем со своей инфраструктурой. Идея городских концертных залов нашла поддержку в восьми городах Свердловской области, сейчас открываем 9-й филиал в городе Лесном.

— Вы изучали концертный опыт различных стран, что представляет собой выстроенная вами модель филармонии?

— С чисто производственной точки зрения — американская, за основу взят менеджмент крупнейших оркестровых залов, в экономическом плане — соединение европейской системы с американской, но с российским уклоном. В европейской системе преобладает бюджет плюс свои доходы, в американской — фандрейзинг, а у нас три источника: бюджет, собственные доходы и привлеченные средства. Подчеркну, что мы принципиально не занимаемся шоу-бизнесом, но при этом в экономическом плане спокойно конкурируем с любой филармонией, которая это делает, а их, как известно, немало.

— Каковы, на ваш взгляд, перспективы развития филармонической жизни в России?

— К сожалению, мы упираемся в отсутствие государственной политики в развитии концертно-филармонической деятельности. В СССР была стройная система организации концертной жизни, централизованное планирование, были организации, которые держали эту проблему целиком в разных направлениях: Росконцерт, Союзконцерт и Госконцерт. Директорский корпус объединялся под этими структурами. Когда они исчезли, образовался вакуум. Новые экономические условия заставили создавать корпоративные объединения, которые бы установили на рынке правила игры снизу вверх. В 2000 году была создана первая такая организация — Ассоциация концертных организаций Урала, прошедшая большой путь развития, постепенно к нам влились другие, и в 2005 году возник Союз концертных организаций России (СКОР). Параллельно рождалась Ассоциация директоров концертных организаций России (АСДИКОР), которая объединяет руководителей, физических лиц. АСДИКОР еще в 2002 году предложила концепцию развития филармонической жизни, где главным тезисом было разделение видов деятельности. Раньше филармонии воплощали в себе виды концертной деятельности, они были и прокатчиками, и агентами, и продюсерами, всем в одном лице. В рыночных условиях это невозможно, у каждой категории свои интересы.

— Считается, что рынок сам все расставит по своим местам...

— Он расставит, только очень медленно, без государственной политики этот процесс будет болезненным, через умирание коллективов, филармоний — всех, кто будет держаться за старые схемы.

— Следует ли понимать, что Свердловская филармония свой выбор сделала?

— Да, четко. Мы в основном прокатчики, у нас концертный зал с базовым симфоническим коллективом, а наши творческие силы сосредоточены на просветительской деятельности. Конечно, это не всех артистов устраивает, но тогда надо уходить в «свободное плавание», искать агентов или создавать свои агентства. На мой взгляд, самое главное в построении российского концертного пространства — деятельность концертных залов. Будут они правильно работать как инфраструктура, имеющая планирование, работу со средой, фандрейзинг, базовый коллектив или несколько, как все мировые концертные залы, тогда этот локомотив вытащит все остальное. Вообще, нужно брать на себя установление правил игры, в других отраслях государство передает многие функции корпоративным объединениям.

— Есть конкретные планы?

— Да, 3 — 5 июля в Москве, в Концертном зале Чайковского, одновременно пройдут два съезда: VI съезд АСДИКОР и внеочередной — концертных организаций России, будут обсуждаться вопросы перехода государственных учреждений культуры в новую форму автономных учреждений и общие концептуальные вопросы путей развития филармонической деятельности. А в будущем году мы планируем провести Филармонический форум, объединяющий наше сообщество, причем не только директоров, но и агентов, продюсеров, музыкантов, хозяев концертных площадок — всех тех, кого можно назвать «субъектами рынка» в новых экономических условиях.

— Можно ли сказать, что главной целью ставится создание единого концертного пространства?

— Да, мы ищем пути объединения, занимаемся выработкой общих правил, единой терминологии, корпоративной этики. Уже многие понимают, что в рыночных условиях иметь общие правила выгодно и творчески, и экономически. Итогом заседаний должно стать принятие хартии (или кодекса) участников концертного рынка, над которой сейчас идет активная работа. Это будет свод не только правил, но и четких обязательств. Необходимо придать концертной практике открытость, некую прозрачность. Для бизнеса это давно аксиома, для людей искусства — не всегда. Действовать этот документ будет для всех, кто его подпишет. В дальнейшем мы рассчитываем распространить его для свободного подписания. Утверждение новой стратегии филармонической жизни — вот основная задача.

— Ваш жестко прагматичный подход к решению проблем выдает в вас человека бизнеса, а когда вы в последний раз вспоминали, что закончили консерваторию?

— Практически каждый день. Я ведь занимаюсь производством товара, хотя и особого, творческого, поэтому вопросы качества — чем дальше, тем больше — выходят на первый план. И базовое образование позволяет мне лучше определять это качество.

— Тогда — ваше самое сильное художественное потрясение последнего времени?

— До сих пор в памяти впервые в Екатеринбурге исполненный «Стикс» Гии Канчели, из недавнего — концерты Михаила Плетнева и скрипача Сергея Крылова, которого мы, надеюсь, открыли для России.

Беседу вела Лариса Барыкина

реклама

рекомендуем

Театральное бюро путешествий «Бинокль»


смотрите также

Реклама