На этот раз — Гилельс

Итак, отзвучали фанфарные аккорды Первого фортепианного концерта Чайковского в блистательном исполнении Дениса Мацуева и Национального филармонического оркестра России под управлением Владимира Спивакова, поставив заключительную точку в двухнедельном музыкальном марафоне под названием 18-й Международный фестиваль в эльзасском Кольмаре, небольшом живописном городе, расположенном, подобно «розе ветров», на пересечении границ Франции, южной Германии и Швейцарии. Именно этот французский город, с узкими улочками, старинной архитектурой и завидной атмосферой общего доброжелательства в первые две недели июля традиционно становится местом не только туристического, но и музыкального паломничества.

Город буквально живет фестивалем — повсюду рекламные щиты, анонсы предстоящих концертов, любовно сооруженные из цветов красочные, почти в натуральную величину музыкальные инструменты — образцы ландшафтной скульптуры. А по вечерам в историческом центре города царит атмосфера, почти как в прелюдии Дебюсси «Ароматы и звуки в вечернем воздухе реют». И даже неизбежная конкуренция фестиваля с чемпионатом мира по футболу (а это происходит раз в четыре года) никак не отражается на отношении меломанов к долгожданному событию и не влияет на заполняемость залов. Ведь здесь не бывает случайной публики. Сюда съезжаются, чтобы внимать и наслаждаться. Здесь не услышишь звуков мобильных телефонов, аплодисментов между частями исполняемого произведения, зато услышишь восторженное «браво» или увидишь, как кто-то из слушателей внимательно следит по партитуре за исполнением того или иного сочинения. Это особая, скажем так, европейская культура восприятия музыки. И даже когда «возвышенное и земное» переплетаются и сумасшедшие эмоции после очередной футбольной баталии захлестывают улицы, концертный зал живет по своим законам.

«С’ est la vie!» — как говорят французы. И в этом еще одна краска нынешнего фестиваля.

Как известно, летних музыкальных фестивалей в Европе великое множество. У каждого свое лицо или отсутствие такового (так тоже бывает!). Одни ярко вспыхивают и стремительно гаснут, другим, как кольмарскому, уготована долгая и достойная жизнь, ибо это плод постоянного и кропотливого труда главы департамента туризма Юбера Нисса, исполнительного директора и создателя замечательных, с точки зрения информационной и полиграфической, фестивальных буклетов Марианны Шелковой, блестяще владеющей двумя языками, и, конечно же, бессменного художественного руководителя фестиваля уже в течение последних восемнадцати лет, его креативного лидера Владимира Спивакова. Не случайно в рейтингах мировых музыкальных фестивалей, регулярно проводимых газетой «New York Times», фестиваль в Кольмаре неоднократно назывался событием высокой художественной ценности.

Традиционно кольмарский фестиваль монографический. Он посвящен выдающимся музыкантам XX столетия. Ойстрах и Менухин, Шостакович и Пендерецкий, Шаляпин и А.Рубинштейн, Жаклин Дю Пре и Сеговия — вот далеко не полный перечень знаменитых имен, которым в разные годы отдавал свою дань музыкальный Кольмар.

Нынешний был посвящен Эмилю Гилельсу, выдающемуся пианисту ушедшего века, которому в этом году исполнилось бы 90 лет.

Легендарная личность, пианист, покоривший Москву в шестнадцать лет и заставивший видавший виды Большой зал консерватории встать после исполнения им фантазии Листа на темы оперы Моцарта «Свадьба Фигаро», блестящий интерпретатор и виртуоз, обладавший особым масштабом и сценическим магнетизмом, профессор Московской консерватории, глава фортепианного жюри первых четырех Конкурсов имени Чайковского — Эмиль Гилельс пользовался незыблемым художественным авторитетом в музыкальном мире.

Посвящение Гилельсу определило приоритеты фестиваля. Здесь царил дух «его величества фортепиано». Справедливости ради заметим, что такому числу именитых пианистов разных поколений, представленных на фестивале, мог бы позавидовать любой другой музыкальный праздник. Сам выбор исполнителей, как и программ их выступлений, отразивших фортепианные пристрастия Гилельса (Бетховен, Моцарт, Шуман, Лист, Брамс, Рахманинов, Прокофьев), видимо, был неслучаен. Очевидно и то, что многие из пианистов, представленные на фестивале, были так или иначе связаны с маэстро, если не напрямую, как один из последних его учеников, самобытный пианист и писатель Валерий Афанасьев, ныне живущий во Франции (кстати, автор блистательного эссе об учителе, написанного для фестивального буклета), то как участники Конкурсов имени Чайковского, пианистическое жюри которого возглавлял Эмиль Григорьевич. Это обладатели первых премий британцы Джон Лилл и Барри Дуглас и, конечно же, петербуржец, а ныне «гражданин мира» Григорий Соколов, чье выступление стало одним из центральных событий фестиваля.

Чтобы представить масштаб фестиваля, необходимо обратиться к статистике. За две недели — двадцать четыре концерта в трех залах Кольмара: дневные в здании таможни XIV века «Койфус» и церкви Св. Петра, вечерние в специально отреставрированном соборе Св. Матфея.

В концертах приняли участие Национальный филармонический оркестр России, французский Филармонический камерный оркестр, «Ирландская камерата», солисты Амстердамского камерного барочного оркестра, камерные ансамбли из Франции и России. За дирижерским пультом стояли Эммануэль Кривин, Владимир Спиваков, Ганс Граф, Барри Дуглас, Томас Зандерлинг, Мишель Плассон.

Уровень любого фестиваля определяется составом участников, а нынешний был поистине звездным.

К сожалению, наше пребывание в Кольмаре было ограничено всего неделей, и поэтому, не пытаясь объять необъятное, остановимся лишь на том, что видели и слышали сами, то есть поделимся непосредственными впечатлениями.

Первым из них стал Сонатный вечер из произведений Брамса в исполнении Владимира Спивакова и Александра Гиндина. Этот ансамбль, возникший несколько лет назад, оказался удивительно жизнеспособным и динамичным в своем развитии. Музыканты разных поколений, творческого опыта и художественного темперамента сумели на редкость убедительно выстроить общее музыкальное пространство, сохранив при этом яркость индивидуальности каждого. И если Владимиру Спивакову, бесспорному фавориту кольмарской публики, уже ничего не надо доказывать, то Александру Гиндину, и в этот вечер и двумя днями позже сыгравшему в ансамбле со «спиваковским» оркестром Второй концерт Сен-Санса и виртуознейшую «Пляску смерти» Листа, удалось впечатляюще продемонстрировать стремительный рост своего мастерства.

Вообще на фестивале не было ни одного пустого, «проходного» концерта, но зато были ослепительные кульминации: незабываемый клавирабенд Григория Соколова, «Симфонические танцы» в исполнении НФОРа под управлением Спивакова, впечатляющее «приношение Брамсу» (камерная музыка в исполнении молодых французских музыкантов и высокоакадемическое философское, «чисто английское» прочтение двух фортепианных концертов Брамса Джоном Лиллом), открытие в хорошо известном в России пианисте Барри Дугласе еще и дирижера и художественного руководителя «своего» оркестра «Ирландская камерата». Запомнились дуэтный вечер француженок Б.Анжерер и Э.Мерсье, концерт пианиста Кун Ву Пека, известного замечательной интерпретацией концертов Рахманинова, а здесь, в Кольмаре, с высоким смыслом и глубиной исполнившего три сонаты Бетховена.

Вообще, на фестивале не было ни одного дня без впечатлений, которые не остались бы в нашей, весьма избирательной памяти.

Жаль, пожалуй, лишь одного, что традиционные дневные концерты юных музыкантов ушли в прошлое в связи с новыми французскими «профсоюзными» правилами, по которым «детям до...» не позволено выступать на фестивальной сцене. А в прошлом эти «концерты в полдень» в зале старинной кольмарской таможни были не только неотъемлемой частью фестиваля, но и открывали слушателям, а затем и сценам мира новые имена фондов Владимира Спивакова и Владимира Крайнева, одаренных участников летних мастер-классов.

Единственным исключением стал представитель Фонда Спивакова — семнадцатилетний пианист Владимир Гурьянов и его сольный концерт, где особый успех у публики имели великолепно сыгранная «Испанская рапсодия» Листа и, конечно, 8-я соната Прокофьева, специально подготовленная молодым музыкантом для фестиваля, ибо именно эта соната была посвящена Эмилю Гилельсу и впервые им исполнена.

Особых слов заслуживает спиваковский симфонический оркестр НФОР не только за умение блистательно выдерживать огромные нагрузки, почти ежедневно репетируя и выступая с разными дирижерами, солистами и программами. Оркестр демонстрировал игру великолепного европейского уровня, которая так заметно проявляется в живой и качественной акустике собора Св. Матфея.

Овации публики после «Симфонических танцев» Рахманинова, сбалансированность всех оркестровых групп, замечательный вкус и собственное мастерство в сольных эпизодах в партитурах Сен-Санса и Брамса концертмейстеров первых скрипок (Еремей Цуккерман) и виолончелей (Юрий Лоевский), сольные возможности альтистки Светланы Степченко, виолончелистки Татьяны Сменьшиковой, флейтиста Сергея Бубнова и универсального музыканта-пианиста и клавесиниста Сергея Безродного говорят о том, что потенциал НФОРа раскрывается стремительно и динамично.

При въезде в Кольмар, архитектурный заповедник французского Эльзаса, вас встречают уменьшенная копия нью-йоркской статуи Свободы, автором которой является знаменитый гражданин Кольмара Огюст Бартольди, и объемный портрет того, кому был посвящен фестиваль. Именно в честь Эмиля Гилельса в течение двух недель звучала музыка, которой посвятил свою жизнь наш великий соотечественник.

Евгений Баранкин

реклама

вам может быть интересно

Площадь оперы Классическая музыка