Алексей Ратманский: «Успех в Лондоне превзошёл ожидания»

Об Алексее Ратманском заговорили как о талантливом хореографе после показанных около десяти лет назад в Москве замечательных балетов «Прелести маньеризма», «Сны о Японии» и «Леа». Работами последующих лет он укрепил свою репутацию, и сегодня можно говорить о том, что освоил положение художественного руководителя огромной балетной труппы Большого театра. Не следует скрывать, что отношение к нынешнему периоду ГАБТа разное, подчас диаметрально противоположное. Но есть правда фактов. В их числе — самобытный репертуар, феерический успех на лондонских гастролях и фестиваль в честь Дмитрия Шостаковича, который через несколько дней завершится в Большом театре. О планах труппы рассказывает худрук балета Алексей Ратманский.

— Фестиваль Шостаковича сейчас в разгаре. Его балетная часть уникальна — Большой показывает полное собрание балетных сочинений композитора. Это ведь была ваша идея, об этом вы говорили на одной из первых своих пресс-конференций, когда возглавили балет Большого?

— Понимаете, я убежден, что, если бы не драматические обстоятельства его жизни, Шостакович вполне мог бы стать важнейшим для балета композитором, таким же, как Чайковский, Прокофьев или Стравинский. Первые два своих балета — «Золотой век» и «Болт» — он написал один за другим в очень молодом возрасте, и, несмотря на жестокую критику, в балетном мире была настоящая эйфория, все понимали, насколько важен приход композитора такого масштаба. И если, действительно, первые две партитуры трудны для постановки из-за авангардных и совершенно небалетных сюжетов, то «Светлый ручей» — это настоящий шедевр комедийного жанра с классической структурой и отлично разработанным сюжетом. После снятия балетов с репертуара Шостакович скомпоновал несколько сюит, ставших популярными у публики и у хореографов. Но то, что именно Большой впервые за многие десятилетия осуществил эти постановки и показывает их во время фестиваля, мне кажется фактом исключительной важности. Возможно, с этого момента на театре начнется новая жизнь этой гениальной музыки.

— Во время фестиваля французская компания записывает балет «Болт» на DVD. Телезрители каких стран и когда увидят спектакль? Почему выбран именно «Болт»?

— «Болт» заинтересовал французскую компанию «Bel Air», которая уже записывала в Большом балеты «Дочь фараона» Пьера Лакотта и «Пиковую даму» Ролана Пети. 23 сентября состоялась трансляция спектакля по французско-немецкому телеканалу ARTE, его смотрит вся Европа. Ну а когда будет выпущен DVD, аудитория увеличится еще больше. Русский конструктивизм 1920-х годов, в стиле которого сделана наша постановка, очень популярен во всем мире. Кроме того, не каждый день можно увидеть неизвестный балет одного из главных композиторов ХХ века.

— Театр пережил непростой период: после того как труппу поочередно и притом недолго возглавляли несколько руководителей, пришел новый худрук, закрылась Основная сцена, происходит смена поколений. В прошлом году ведущие солистки, озадаченные возможным приглашением Дианы Вишневой в Большой, ходили к господину Иксанову, в интервью солисты сетовали на то, что им не дают спектаклей, и так далее. Изменились ли настроения в труппе после триумфа в Лондоне? Чем, с вашей точки зрения, были важны эти гастроли?

— Гастроли в Ковент-Гарден проходили под маркой «50 лет триумфам Большого балета на Западе». Поэтому множество критиков, и не только балетных, занимались обобщениями: сохранил ли Большой свою позицию одного из первых театров мира, каково сегодняшнее состояние труппы, жив ли знаменитый «стиль Большого», что с новыми постановками?

Успех превзошел наши самые смелые ожидания. Это очень важный итог и ответ тем, кто продолжает по привычке говорить о кризисе и развале. Подтвердилось мнение, которое мы слышим на гастролях последние несколько лет, — труппа на подъеме. Английские рецензии в силу доступности английского языка смогли прочитать заинтересованные лица во всем мире, интерес к театру сейчас огромный. Конечно, это не повод успокаиваться, но морально это несомненная поддержка для нашей работы.

— Хватает ли труппе репертуара и количества спектаклей?

— Раньше, когда было две сцены, театр давал в год более 250 балетных спектаклей, включая гастроли. Это рекордное количество выступлений для любой труппы. В этом сезоне, как и в прошлом, мы покажем около 230 спектаклей — 37 названий репертуара, из которых 21 — многоактные балеты, 16 — одноактные плюс спектакли «Мастерской новой хореографии». Чтобы сохранить баланс классического и современного репертуара (2/3 наших спектаклей — классика), многие названия приходится показывать реже, чем хотелось бы.

— Адаптировалась ли труппа к новой сцене?

— Конечно, переезд был непростым делом, но все уже привыкли — ведь прошел целый сезон.

— Лично я благодарна вам за фестиваль Плисецкой, за то, что появились яркие, совсем юные солистки и за то, что приветствуете развитие современного танца. «Мастерская новой хореографии», которая проходила уже дважды, порадует ли в нынешнем сезоне?

— Фестивалю Плисецкой мы обязаны возвращением в репертуар «Кармен-сюиты» и появлением «Игры в карты», а также вдохновением, которое испытала вся труппа от общения с этой великой балериной и неповторимой женщиной. А среди молодежи действительно появились новые имена — Осипова, Крысанова, Никулина, Кобахидзе, Савин, Лопатин, Воробьев — всех не назовешь. Эти артисты обладают большим потенциалом, они уверенно входят в репертуар и уже ведут спектакли наравне с признанными звездами. Для участия в «Мастерской новой хореографии» этого года, спектакли которой состоятся 22, 24 и 25 ноября, мы пригласили москвича Никиту Дмитриевского, Вячеслава Самодурова из Английского королевского балета, Ивана Урбана из Балета Гамбурга и еще Анну Абалихину и Дину Хусейн, московских хореографов, которые в прошлом году были номинированы на «Золотую Маску». Опыт прошлогоднего воркшопа, думаю, мы повторим в следующем году, то есть ставить номера вновь будут артисты Большого театра.

— Просматривается тенденция: среди названных имен — те, кто работал на Западе.

— Пожалуй, вы правы. Дмитриевский танцевал у Килиана, Абалихина с Хусейн до своего дебюта на сцене Театра Наций стажировались в Нидерландах. Мне кажется, люди, которые имеют опыт работы в других труппах и странах, смотрят на хореографию шире.

— Раз зашел разговор о поездках, то трудно не вспомнить вашу биографию. Вы работали и жили в Киеве, Канаде, Дании, а если прибавить годы в интернате московского хореографического училища и учесть ваш возраст, то получится судьба кочевника. И, кстати, вы неоднократно говорили, что вам нравится переезжать и начинать все сначала. Можно ли сказать, что вы осели в Москве?

— Семья моя здесь и дом тоже.

— Как прошла премьера вашего балета «Русские сезоны» в Нью-Йорк Сити Балле?

— Премьера состоялась в июне этого года в рамках Даймонд-проекта, придуманного 10 лет назад Питером Мартинсом и Ириной Даймонд. За эти годы были поставлены десятки новых балетов, не все из них остались в репертуаре Нью-Йорк Сити Балле, но, к моей радости, «Русские сезоны» имели большой успех, уже были показаны на гастролях и будут повторены в Нью-Йорке в феврале будущего года. Это была интересная работа. Вдохновляла замечательная музыка Леонида Десятникова. Русская музыка и русская тема. Кроме того, редкая для меня возможность на сто процентов отрешиться от административных забот.

— Труппа не ревнует вас к вашим вояжам в другие театры?

— Мне важно проверять себя как хореографа, свои навыки, умение находить общий язык с разными актерами. Да и посмотреть, как работают другие труппы, тем более такая знаменитая, как труппа Баланчина. Мне было чему у них поучиться. Никогда не думаешь о результате, но если спектакль получается и у него есть успех, то это оказывается полезным и для театра, в котором служишь постоянно.

— Есть ли еще зарубежные планы? Если не ошибаюсь, Лефевр приглашала вас на постановку в Париж?

— В ноябре на открытие сезона в Нью-Йорк Сити Балле будут танцевать мой «Средний дуэт», а в феврале в Хельсинки состоится премьера «Анны Карениной», которую я уже ставил в Копенгагене и Вильнюсе. Из подтвержденных зарубежных планов это пока все.

— Не расскажете ли о первой премьере наступившего сезона — вечере американской хореографии, намеченном на День влюбленных. Что это будут за спектакли?

— Тот факт, что в Америке долгое время работали важнейшие хореографы ХХ века — Фокин, Роббинс, Тюдор, Грэхэм, Лимон, Каннингем, Тэйлор — ставит ее на особое место среди балетных держав. Около 50 лет там работал великий Джордж Баланчин, ставший для американского балета тем же, чем Петипа в ХIХ веке был для русского — не только создателем огромного репертуара, но и первооткрывателем стиля, а также примером для подражания многим последующим поколениям хореографов. Нашу программу мы открываем его гениальной «Серенадой» на музыку Чайковского. Кристофер Уилдон, самый известный в мире из классических хореографов нового поколения, также работает в Нью-Йорке. Специально для Большого театра он поставит балет на музыку Арво Пярта. Ну и последнее имя — Твайла Тарп, знаменитая авангардистка, разрушительница канонов, которую в свое время привел в балет Михаил Барышников. Ее спектакль «В комнате наверху» на музыку Филипа Гласса требует классической виртуозности и одновременно огромной внутренней свободы. Я думаю, это должна быть очень интересная и необычная программа.

— Известны ли имена артистов, которые будут заняты в американском вечере?

— Светлана Захарова станцует в «Серенаде», Мария Александрова, Светлана Лунькина и Николай Цискаридзе — в балете Уилдона. Остальных я, пожалуй, не смогу сейчас назвать.

— Под занавес сезона, на июнь, заявлено возобновление старинного балета «Корсар», который вы осуществляете совместно с Юрием Бурлакой, увлеченным балетным архивариусом.

— «Корсар», наверное, последний из больших классических спектаклей, который отсутствует в нашем репертуаре. В 90-е годы его ставили в Большом Константин Сергеев и Юрий Григорович. Впервые сочиненный в 1856 году Жозефом Мазилье для Парижской Оперы, этот балет за свою историю претерпел множество редакций, только Петипа ставил его раза четыре, добавляя танцы и изменяя рисунок мизансцен. Среди авторов музыки не менее пяти композиторов, то же и с хореографией, то есть это такая окрошка, в которой, однако, живет вековая танцевальная традиция. Наша с Юрием Бурлакой задача — связно рассказать сюжет (про пиратов, похищенных рабынь и кораблекрушение), восстановить утраченные или видоизмененные мизансцены и танцы, используя архивные материалы. Вместе с тем мы не хотели бы называть это исторической реконструкцией, оставляя за собой право сделать спектакль по своему вкусу и усмотрению.

— Поделитесь гастрольными планами труппы.

— До Нового года, пока мы плотно не подойдем к февральской премьере, балет практически каждый месяц гастролирует. В октябре поедем по городам Дании и в Монте-Карло, в ноябре нас ждут большие гастроли в Новосибирске, в декабре — Баден-Баден. Тем не менее мы не прекращаем давать спектакли в Москве — оставшейся частью труппы.

— В нынешнем году вы подкрепили мужской состав, пригласив танцовщиков из Мариинского, Берлинской Штаатсопер и вундеркинда из Белоруссии Ивана Васильева? Денис Матвиенко перешел на штатное положение премьера?

— Нет, Матвиенко остается приглашенным солистом. Появился в труппе Иван Васильев, выпускник Минского училища, который победил уже на нескольких конкурсах артистов балета. В Варне этим летом он получил Гран-при — уже после того как его пригласили в Большой театр. Дебютировать он будет 3 октября в «Дон Кихоте» в паре с Натальей Осиповой. Андрей Меркурьев и Артем Шпилевский, приехавшие из Петербурга и Берлина, — это опытные, известные солисты, уже станцевавшие в Большом несколько балетов. Я очень надеюсь, что они смогут себя ярко проявить в нашем репертуаре.

— О Ване Васильеве говорят много, сравнивают с Михаилом Барышниковым, награждают не только золотыми наградами, но и всевозможными призами. Не кажется ли вам, что его невысокий рост и приземистая фигура ограничивают его возможности?

— Об этом пока говорить рано. Он же очень молод — всего 17 лет, еще до конца не сформировался и, думаю, еще будет расти. Васильев — яркий танцовщик, обладающий виртуозной техникой. Все, конечно, будет зависеть от него самого, и от удачи, и от обстоятельств.

— Как протекает ремонт? Сможет ли труппа в срок вернуться в историческое здание?

— Мы надеемся. Ремонт идет полным ходом, и нам обещают, что сроки будут выдержаны.

— В честь 90-летия Ольги Лепешинской намечен какой-то необычный, парадный «Дон Кихот».

— Ольга Васильевна, одна из самых знаменитых московских балерин прошлого века, была неподражаема в «Дон Кихоте», поэтому 30 сентября в честь нее мы представим три пары ведущих солистов, в каждом действии — свой дуэт: Галина Степаненко с Юрием Клевцовым будут танцевать на площади Барселоны, Мария Александрова с Андреем Уваровым — в таверне и картине «Сон», Светлана Захарова с Сергеем Филиным — на свадьбе во дворце герцога.

— Два года назад в интервью вы сказали, что еще не поняли и не осознали, что это такое — руководить такой громадой, отягощенной и традициями, и своими устоявшимися взаимодействиями менталитетов, как балет Большого. Сегодня поняли? И есть ли какие-то секреты руководства?

— Я бы сказал так: великое прошлое этого театра должно быть и является для нас источником вдохновения и интереса, но нельзя жить только прошлым. Новым артистам нужны новые постановки. Только сохранение баланса между прошлым и будущим может стать залогом настоящего успеха.

Беседу вела Елена Федоренко

Тип
Раздел
Театры и фестивали
Персоналии
Произведения

реклама