Элизабет Тейлор: она Венеры Эсквилинской краше

01.03.2007 в 13:19

Элизабет Тейлор

Празднование дня рождения Элизабет Тейлор не носит домашний характер. Так хочет она сама — главная голливудская Клеопатра XX века. Еще пять лет назад, когда близилось семидесятилетие актрисы, скептики утверждали, что Тейлор, якобы изменившаяся не в лучшую сторону из-за тяжелых болезней, стрессов и, главное, ушедшей популярности, спрячется куда-нибудь подальше от газетчиков и кинокамер или дома отсидится. Ничего подобного не произошло — Тейлор бросила много сил на очередные косметические процедуры, привела себя в бодрое состояние духа и с удовольствием общалась с журналистами, обнаруживая осведомленность во многих делах современного мира, этим последним выгодно отличаясь от многих кинодив прошлого, для которых время зачастую останавливалось, когда заканчивалась их карьера. Более того, Тейлор и в голову не могло прийти, что она может морально устареть для кино, как это произошло с Гарбо, когда на смену немого кино пришло кино звуковое.

Популярность, жизнь у всех на виду значила для нее все. Она охотно перевоплощалась из гламурных героинь в простушек и интеллектуалок с «проблемами» не столько в силу своей актерской природы, сколько повинуясь требованиям времени и обстоятельств. Не будучи актрисой профессиональной, а у Тейлор нет на руках актерского диплома, она верила в свою женскую интуицию, которая ее никогда не подводила ни в жизни, ни в работе. В карьере Тейлор были эпизоды совершенно феерические, когда она, востребованная на съемочной площадке и будучи на пике славы, на полном серьезе подумывала: а не бросить ли ей все, не уехать ли вместе с другом-миллионером из Беверли-Хиллз прочь? Ни о каком психологическом срыве или разочаровании не было и речи. Она просто вспомнила, что она — обычная американка, которая с детства мечтала о сказочном принце со сказочным богатством.

Или другая крайность, когда красивая молодая актерская чета — Лиз Тейлор и Ричард Бартон — превращалась в пожилых ханжей в фильме «Кто боится Вирджинии Вулф?». Достаточно было Тейлор почуять запах награды (она постоянно номинировалась, но статуэтку имела только одну — и ту за проходную роль), и она притворилась актрисой интеллектуального толка, насильственно поправилась для съемок на 10 килограммов, чуть не поссорилась с мужем, когда роль бранящейся жены слишком приросла к ней и она с трудом сбрасывала дома маску и становилась сама собой. «Оскара» она заслужила и мужа на тот момент удержала. Впереди была роль, за которую люди ее полюбят еще больше, чем за «Клеопатру», — это Катарина в «Укрощении строптивой». И роль в «Синей птице» по Метерлинку, за которую ее похвалят кинокритики. Прочую славу приходилось добывать другими способами, кстати, вполне милыми и безобидными.

Тейлор не стеснялась говорить о своей любви к бриллиантам и красивым нарядам. Когда в 90-х она перестала сниматься, то бриллианты еще немного поработали на ее славу. Вырученные от их продажи деньги актриса вложила в фонд помощи больным СПИДом. Туда же направляются средства от продажи ее нарядов на знаменитых аукционах.

Последним громким делом Тейлор, которое охотно муссировали средства массовой информации, было спонсирование предвыборной президентской кампании Хилари Клинтон.

Сейчас Тейлор редко выступает публично — она перенесла тяжелую операцию и много отдыхает, хотя несколько интервью по поводу круглой даты и опубликовано.

Если говорить о настоящем подарке для голливудской красавицы 60-х, то его поднесли к дню рождения Элизабет Тейлор гамбургские искусствоведы. Несколько месяцев, как раз до середины февраля, в помещении Bucerius Kunst Forum в Гамбурге экспонировалась выставка «Клеопатра и цезари». Главной приманкой исторической экспозиции была статуя Венеры Эсквилинской из Общественных музеев Рима. Ее с недавних пор считают ранней (I век н.э.) копией статуи Клеопатры, которую Юлий Цезарь установил в храме Венеры, построенном в 46 году до н.э. Статуя совершенно замечательная, но ни она, ни ряд других гипотетических изображений знаменитой царицы Клеопатры VII, привезенных из разных музеев мира, не способны целиком соответствовать мифу о прекрасной египтянке. Остается недосказанность. И вот уже почти на выходе есть зал, где крутят фильм про Древний Египет, последних Птолемеев и Клеопатру. Самые убедительные кадры — те, где появляется Тейлор в образе Клеопатры. Полагаю, что умение подменить собой исторический персонаж и продержаться в сознании людей под маской столь загадочной женщины почти пятьдесят лет — это серьезное достижение.

Александра Германова

Тип

статьи

Раздел

культура

просмотры: 812

реклама

рекомендуем

Театральное бюро путешествий «Бинокль»

смотрите также

Реклама

Тип

статьи

Раздел

культура

просмотры: 812