И клоны Джековы в глазах

«Пираты Карибского моря: На краю света»

07.06.2007 в 14:10

В весенне-летней ударной волне триквелов (третий «Человек-паук», третий «Шрэк», а вскоре придут еще «Тринадцать друзей Оушена», четвертый «Крепкий орешек» и пятый «Гарри Поттер») продолжение флибустьерской саги должно было занять особое место. Слишком много ожиданий вложено в приключения Джека Воробья со товарищи. А кассовые сборы предыдущей части, «Пираты Карибского моря: Сундук мертвеца», перевалили за миллиард долларов. Картина таким образом заняла третью позицию в списке самых прибыльных фильмов за всю историю кинематографа. Собственно, успех первого опуса, реанимировавшего пиратский жанр («Проклятие Черной Жемчужины»), был настолько весом, что к выходу «Сундука мертвеца» компания «Walt Disney Imagineering» видоизменила диснейлендовский аттракцион «Пираты Карибского моря», который и подтолкнул продюсера Джерри Брукхаймера к идее одноименного блокбастера. В него специально добавили основных персонажей фильма, включая Джека Воробья, капитана Барбоссу и Дэви Джонса. Пожалуй, это первый случай подобной трансформации старейшего аттракциона.

Американские критики назвали еще первых «Пиратов» экранизацией карусели, но при этом сами же и выдали создателям фильма карт-бланш на продолжение. Сюжетных поворотов и действия в третьих «Пиратах» более чем, а снимали Гор Вербински и компания вообще без завершенного сценария (собственно, начали отрабатывать отдельные перипетии сюжета еще на объектах «Сундука мертвеца»). Если первый фильм был ярким приключением с романтической парочкой влюбленных и незлобивыми пиратами, во втором преобладали мрачноватые краски, но также и всем полюбившиеся гэги с обезьянкой Джеком и двумя тупоголовыми солдатами британской армии, то в третьем ко всей честной компании присоединяется огромное количество мифологических персонажей разного калибра. За без малого три часа, что длится картина, зрителю предъявят столько событий, и объясняющих, что же произошло в предыдущих частях саги, и новых, и неожиданных, что возникает ощущение действительно гигантского аттракциона. Весьма похожего на ту феноменальную воронку под занавес, в которой сошлись люди, боги, морские чудища и прочие силы, в том числе внеземного происхождения.

Как всякий хороший капитан, Джек Спарроу Воробей (Джонни Депп), не бросивший свой корабль в беде, волею создателей фильма (и согласно непреложному закону сказки) чудесным образом возвращается в третьем фильме. В финале предыдущего, как мы помним, он был проглочен чудовищем Кракеном, а без Джека — Джонни Деппа пиратский мир теряет всю свою привлекательность. Актер продолжает паясничать, используя весь арсенал приемов, принесших ему вторую волну популярности в этой славной, создавшей новый имидж роли. Правда, мимика и пластика Деппа здесь, как на автомате, хорошо изученный инструмент, потому актер выглядит несколько подуставшим, изображая чертовски привлекательного пирата с повадками рок-звезды XXI века. Тем более что и реальная легенда — гитарист «Rolling Stones» Кейт Ричардс — с которого Депп и «лепил» своего Воробья, вот он, рядом. Камео Ричардса в роли Хранителя Пиратского кодекса и Джекова папаши, как любое камео, краткосрочно, но впечатляет. На сыновний вопрос «как мама?» герой Ричардса сует в нос Воробью сушеную черепушку, которая, очевидно, всегда при нем, равно как и гитара.

Но подобных излюбленных Вербински гэгов в «На краю света» не так уж много.

«Летучий Голландец» во главе с щупальцелицым Дэви Джонсом (Билл Найи) все так же бороздит воды семи морей, но теперь ужасного капитана с его кораблем контролирует лорд Катлер Беккет (Том Холландер) из Ост-Индской компании, начавший повсеместно истреблять пиратов и им сочувствующих. Беккет хочет власти, Дэви Джонс хочет получить назад свое сердце, Уилл Тернер (Орландо Блум) хочет освободить своего отца (Стеллан Скарсгаард) и жениться на Элизабет Суонн (Кира Найтли, которую гримеры сделали совершенно бронзовой), Сяо Фен (гонконгская звезда Чоу Юнь-Фат) хочет мореходные карты, Джек хочет бессмертия, и все хотят быть капитанами. При этом все друг друга предают и подставляют, и бутылки рома не хватит, чтобы во всем этом разобраться.

Спецэффекты по определению здесь главенствуют (не зря же «Сундук мертвеца» взял «Оскара» по этой части), освобожденная из 30-футового женского тела морская богиня Калипсо завораживает, когда рассыпается на мириады капель, улетающих на дно океанское. Но фору всем дает неунывающий Джек, когда мы видим его галлюционирующим на корабле, где его глазу (равно как и зрительскому) явлены его множественные клоны. Джек спорит с Джеком, Джек дерется с Джеком из-за последнего земляного орешка, Джек преследует Джека по белоснежно-стерильной, как больничная палата, палубе. Таков его персональный ад, устроенный Воробью Дэви Джонсом.

Жажда фанатов относительно воссоединения Джека Воробья с Элизабет Суонн остается неудовлетворенной, но не стоит отчаиваться: Вербински с Брукхаймером оставили массу возможностей для развития истории, пусть и буксующей, как «Черная Жемчужина» в нейтральных водах.

Оксана Гаврюшенко

реклама

вам может быть интересно

рекомендуем

Театральное бюро путешествий «Бинокль»

смотрите также

Реклама

Тип

статьи

Раздел

культура

просмотры: 862