Космические горизонты Николая Петрова

Завершился Фестиваль «Кремль музыкальный»

«Кремль музыкальный» этого года отличает особенно разнообразно представленная творческая молодежь. Художественному руководителю фестиваля Николаю Петрову удалось собрать действительно высококлассных музыкантов, которые, несмотря на молодой возраст, способны увлечь своими мастерством и идеями.

Для начала отметим концерт старинной музыки, где выступил органист и клавесинист Константин Волостнов. В Оружейной палате вновь (спустя несколько веков, со времен царствования царя Алексея Михайловича) зазвучал орган-позитив из личной коллекции Алексея Любимова. Константин Волостнов — выпускник уникального факультета исторического и современного исполнительства Московской консерватории (деканом которого как раз является Алексей Любимов), лауреат международных конкурсов — продемонстрировал и великолепную школу игры на старинных клавишных, и тонкое понимание стиля произведений авторов XVII — XVIII веков.

Первая часть программы была выстроена по типу непрерывного действа, где сменяли друг друга сольные клавирные пьесы Свелинка и Фрескобальди и вокальные миниатюры Каччини, Аркадельта и Шютца (солист — Олег Рябец), где к музыкантам присоединяла свой аристократичный тембр виола да гамба (Анатолий Гринденко). Такой принцип исполнения сочинений без перерыва (с аплодисментами в конце) принят на Западе у аутентистов: публике предлагается совершить своего рода путешествие во времени и погрузиться в калейдоскоп разных стилей минувших эпох. В Оружейной палате, где концерты проходят на фоне музейных витрин с оружием, утварью, предметами быта и церковного ритуала, подобная концепция показалась особенно уместной.

Самой высокой оценки заслуживает игра Константина Волостнова, несомненно, главного героя вечера. Артист обладает завидной виртуозностью и хладнокровием, позволявшими ему легко переходить от органа за клавесин, мгновенно меняя приемы туше. Интересно слушалась на органе баховская транскрипция Концерта для гобоя и струнных Алессандро Марчелло (в оригинале написанная для клавесина). Знаменитая вторая часть под пальцами Волостнова обрела певучесть, свойственную первоисточнику. А крайние подвижные части запомнились хорошей фразировкой и ясной артикуляцией. Эти качества вообще свойственны исполнительской манере Константина Волостнова, что позволяет ему избежать монотонности и постоянно держать внимание аудитории.

В этом отношении весьма показательной оказалась Пятая французская сюита Баха, где каждый изгиб мелодии, многочисленные имитации были рельефно проинтонированы. Удачно выстроилась общая драматургия цикла, где спокойным Аллеманде и Сарабанде и изящному Гавоту были противопоставлены вихревые Куранта и Жига, покорившие гостей Оружейной палаты энергетикой и техническим совершенством. В своих интерпретациях Константин Волостнов добивается синтеза исторически точных манер и эмоциональной непосредственности, идущей от сегодняшнего дня, и это не может не вызвать симпатий.

Порадовали и выступления лауреатов XIII Международного конкурса имени Чайковского Никиты Борисоглебского и Мирослава Култышева. Последний представил серьезную, требующую неюношеской выносливости программу: 18 пьес ор.72 Чайковского и Третью сонату Шопена. Впечатления, суммируя, остались следующие: очень пластичный и музыкальный артист, Култышев искренне переживает исполняемые им произведения. Он имеет вкус к звуку и в некоторых пьесах Чайковского, к примеру, в «Размышлении», «Диалоге», «Элегической песне» ему удалось добиться яркой характеристичности, оркестральности звучания рояля.

Весьма эффектно получились виртуозные миниатюры — «Концертный полонез», «Скерцо-фантазия», «Приглашение к трепаку»: элегантная виртуозность Мирослава Култышева отвечала салонной природе этих пьес. Разумеется, этот цикл можно трактовать не только как череду персонажей на празднике жизни, и, думается, еще будет возможность услышать у Култышева более концептуальные трактовки. Зато во втором отделении очень хорошо прозвучала Соната си минор Шопена — цельно по замыслу, совершенно по техническому воплощению и отделке деталей. В этом ощущается и заслуга педагога Култышева — в Петербургской консерватории он учится у известного профессора Александра Сандлера, который открыл своему питомцу многие важные вещи, в том числе касающиеся шопеновского туше: секретами певучего тона, легких скользящих пассажей владеют сейчас немногие современные пианисты.

Еще одно молодое лицо — 23-летний пианист из Китая Ван Дзюэ, сыгравший более декоративную программу из сочинений Равеля, Листа с вкраплениями Кабалевского.

Насыщенная музыкальными событиями неделя в Кремле подошла к финалу: как и открытие, заключительный концерт носил принципиально неразвлекательный характер. Два до-минорных концерта Баха для двух роялей и струнных в интерпретации великолепного дуэта Николая Петрова и Александра Гиндина и Камерная симфония Шостаковича — вот где открылся космос идей. Достойным партнером здесь выступил традиционный участник «Кремля музыкального» — Государственный камерный оркестр, за пульт которого встал в этот вечер сербский дирижер Боян Суджич.

Евгения Кривицкая

реклама

вам может быть интересно