Дети на диете

Закончился Глайндборнский фестиваль

Екатерина Беляева, 04.09.2008 в 21:13

В середине августа меломаны всего мира бросились в Англию в Глайндборн на главную оперную премьеру этого лета — «Любовь и другие демоны» венгерского композитора и дирижера Петера Этвеша, автора легендарных «Трех сестер». Однако сам автор музыки на сюжет одноименной повести Гарсия Маркеса приезжал лишь на премьеру, так как до конца августа был занят на Зальцбургском фестивале, где он дирижировал оперой «Замок герцога Синяя Борода» Бартока. А его «Демонами» дирижировал руководитель Глайндборнского фестиваля Владимир Юровский, который традиционно сам участвует только в двух постановках фестиваля, а на остальные приглашает других музыкантов. Автору статьи, к сожалению, удалось послушать только «зальцбургского» Этвеша. Кстати, в ноябре состоится вторая премьера «Любви и других демонов» — в вильнюсском Национальном театре оперы и балета. Это будет прямой перенос английской постановки, но без Юровского: за пульт в Вильнюсе встанет аргентинец Алехо Перес.

Глайндборнский фестиваль высоко ценится любителями музыки не только за смелые постановки, но и за хороший уровень исполнения всех опер на протяжении четырех месяцев с мая по конец августа. Англичанин может, не заглядывая в кастинговый лист, выбрать полюбившееся название, отпроситься на работе с обеда, заехать домой за корзиной для пикника, наполнить ее продуктами в ближайшем сам-бери «Mark & Spencer», добежать до вокзала Виктория, сесть в электричку до Льюиса, успеть на фестивальный автобус, добраться до места, переодеться в смокинг в специальной гардеробной и затем уже неспешно искать свое место в зале — постановка и певцы будут точно превосходны. Так устроена Англия: поезд придет вовремя, лосось будет свеж, опера добротна, а погода наверняка сомнительна.

Я посмотрела два спектакля — премьеру «Гензеля и Гретель» Хумпердинка и возобновление «Кармен» в постановке шотландца Дэвида МакВикара 2002 года. Обе вещи были исключительно хороши. Начну по старшинству с МакВикара, он того заслуживает.

Эта «Кармен», особенно после слабых постановок в Большом и Мариинском, кажется оплотом качества и стиля. Маквикар акцентирует атмосферу интимности, тесноты, ограниченности пространства в истории Дона Хозе, Кармен, Эскамильо, Микаэлы и контрабандистов. Истории, где всякая мелочь имеет смысл: как полыхнет пламя в камине, пролетит птичка, скрипнет дверь, лязгнет затвор и уж не дай бог появится в городе какой-нибудь новичок, вроде наивной пейзанки Микаэлы. Все — событие, а за событием кроется драма. Испания МакВикара условна, хотя постановка костюмная и с большим количеством декораций на крохотной глайндборнской сцене. Таким уроженцу горной и просторной Шотландии МакВикару представляется юг Европы: прокуренная Испания с фламенко, корридой и сарсуэлой или французские Пиренеи с дикими басками и пасхальными бесчинствами, или драная бедняцкая Португалия с лучшим в мире сладким портвейном. То, что происходит с героями в прогорклой атмосфере, — никогда не случилось бы в мире ratio, то есть в Лондоне, Париже, Санкт-Петербурге, и на этой «Кармен» ты лишь наблюдатель-гость, ты чувствуешь, что в театре и что твой собственный мир — другой. Он чистый, незамутненный страстями, но, увы, скучноватый.

Музыка (дебют на фестивале французского дирижера Стефана Денева) работает на режиссуру, втягивает зрителя в табачный мирок, придуманный Проспером Мериме, она звучит тихо, глухо, чуть заунывно, иногда переходит в тишину, чтобы дать позвенеть плотному, хоть топор вешай, воздуху. Кармен (уроженка голландских Антильских островов колоритная меццо Таня Кросс) сделана изначально не слишком привлекательной — крупная, грубая, ярко накрашенная. Хозе (американец Брендон Йованович) — симпатичный парень, но с комплексами, от которых он не хочет избавляться. Красавица Микаэла (сопрано Кейт Ройял из Лондона, собравшая самые теплые аплодисменты у своих соотечественников: она действительно хорошо пела и хороша собой, но ее успех немного из серии «а наши-то лучшие») — девушка с железным характером Джен Эйр. Она интересует Хозе, волнует его, но совершенно недостижима, ему до нее, как прохожему до Клаудии Шиффер. Внутри у Хозе живет зверь, и этого-то зверя выводит толстушка Кармен наружу. Ведет его как быка на корриде — на запах, на кровь и плоть. Эскамильо — провинциальная знаменитость, местечковый лидер, глупый петух в золотом камзоле, но для недалекой Кармен — он идол всего самого прекрасного, о чем она только могла мечтать, прозябая в деревенской Севилье. Английская постановочная бригада поработала в этой «Кармен» на славу. Особая похвала художнику по свету Полю Констеблю, прекрасны костюмы Сью Блейн, стильная сценография Майкла Вейла и грамотно выстроенные массовые сцены — за это отвечал Николас Холл.

«Гензель и Гретель» — опера, которая не сходит с подмостков английских оперных театров, часто возникала и в Глайндборне. Новая постановка пестрит дебютами, начиная с дирижера и кончая главными исполнителями. Впервые приехал сюда прославленный японец Казуши Оно, который вот уже шесть лет является музыкальным руководителем брюссельского Театра Ля Монне. И француз Лоран Пелли, который много ставит в Париже, оказался в Глайндборне в первый раз в роли постановщика и художника по костюмам. В роли Гретель выступила словацкая певица, делающая головокружительную карьеру в Европе, Адриана Кучерова, а в роли Гензеля — американская меццо Дженнифер Холлоувей. Ведьму спел австрийский тенор Вольфганг Аблингер-Шперрхаке (на этом фестивале он уже исполнил в июне Арнальту в «Коронации Поппеи», и это был хороший успех для дебютанта). В «Гензеле» он буквально превзошел себя в умении смешить зрителя, не выходя при этом за рамки приличного.

Постановок «Гензеля и Гретель» в мире видимо-невидимо, только Россия почему-то игнорирует эту славную оперу на сюжет, заимствованный из сказки братьев Гримм. У Хумпердинка, ученика и друга Рихарда Вагнера, всего-то одна опера, но она очень популярна. Сюжет простой, но с подтекстом. Семейка бедняков живет в маленьком домике в лесу, мать (в некоторых версиях мачеха) заставляет детей искать пропитание в лесу. Безвольный отец занят примерно тем же. Дети голодают, и голод гонит их в лес. Там они встречают ведьму, которая, как водится, хочет сварить детишек на обед. С горем пополам брат с сестрой выбираются из передряги, спасая по дороге несколько душ проглоченных некогда ведьмой детей. Собравшаяся вместе семья поет в финале примирительную песенку. Пелли не очень-то любит сказки, зато все знает про современную жизнь. Лес, в котором живет семья, замусорен пластиковыми бутылками. Мама съедает весь семейный провиант и страдает ожирением, а тощие и грязные дети должны попрошайничать. Ведьма держит супермаркет, полный упаковок с печеньем и прочим мучным. Сама Ведьма — трансвестит, мужчина в юбке, детьми явно интересуется не только для еды. Когда Гензель и Гретель освобождаются из ведьминого плена, а та самовозгорается, из подвала выходят заключенные в нем другие дети — толстые, как надутые воздушные шарики. Теперь у них есть возможность вернуться к нормальной жизни — без печенья, макарон и прочего фастфуда. В общем, Пелли издевается над жертвами рекламы, бегущими в супермаркет за увиденной по телевизору едой, а потом сидящими на шпинатной диете. Говорит он и о беспомощных гринписовцах, собирающих монеты для спасения природы. Неплохая постановка, есть мысль, есть юмор, но, как и всегда у Пелли, все слишком приземленно, нет поэзии, нет фантастики.

Тип

рецензии

Раздел

опера

Театры и фестивали

Глайндборнский фестиваль

Произведения

Гензель и Гретель, Кармен

просмотры: 653

реклама

рекомендуем

Театральное бюро путешествий «Бинокль»

смотрите также

Реклама

Тип

рецензии

Раздел

опера

Театры и фестивали

Глайндборнский фестиваль

Произведения

Гензель и Гретель, Кармен

просмотры: 653