Время зелёной травы

В Астане прошел кинофестиваль «Евразия»

С 7 по 13 сентября в Астане проходил V Международный кинофестиваль «Евразия». Прежде он имел алма-атинскую прописку, но по случаю десятилетия новой казахстанской столицы и юбилея самого фестиваля решено было отметить это событие временным переездом в Астану. Сменился и привычный формат фестиваля. Прежде он имел конкурс, каких сотни по всему миру и куда собираются фильмы, произведенные в Азии, Европе и Америке. Главные картины, конечно, достаются Канну, Венеции и Берлину, Локарно и Роттердаму, а все остальное или уже засвеченное в вышеназванных местах попадает на множество других фестивалей. И в этом нет ничего зазорного. Но кинозалы Алма-Аты не заполнялись. Порой приходилось сидеть на конкурсном просмотре «Евразии» еще с пятью или десятью зрителями. Зато небольшой зал Дома кино бывал забит до отказа фестивальной публикой. Именно там показывали кино, произведенное в Центральной Азии — в самом Казахстане, Киргизии, Таджикистане и Узбекистане, иногда в Туркмении, где кинопроизводство уже совсем затухало.

Постепенно в кинематографе этих стран начали происходить любопытные процессы, фильмов стали снимать больше, и организаторы «Евразии» приняли стратегически грамотное решение — сделать акцент на кино именно этого региона. Отныне только здесь его можно будет увидеть в полном объеме. А вот каков он, этот объем, уже можно судить. Впервые на «Евразии» представили и короткий метр, выделив его в отдельный конкурс, жюри которого возглавлял российский киновед и культуролог Кирилл Разлогов. У него, кстати, учились многие представители центральноазиатского кинематографа, работы которых мы видели на фестивале. Некоторые казахстанские студии, прежде производившие клипы и рекламу, начали финансировать и поддерживать короткометражное кино.

В программе «Евразии» не оказалось картины ведущего казахстанского режиссера Рустема Абдрашева «Подарок Сталину», хотя сам он на фестиваль приехал. Выяснилось, что премьера фильма состоится на крупнейшем азиатском кинофестивале в корейском городе Пусан. Более того, именно этот фильм откроет фестиваль. А, скажем, премьера фильма «Свет» Актана Арыма Кубая (Абдыкалыкова) состоится в Роттердаме, поскольку оттуда пришла финансовая и идейная поддержка. География и акценты смещаются в связи с происходящими переменами.

Жюри конкурса полнометражных фильмов возглавлял американский продюсер Майкл Фитцжеральд. Один из последних его продюсерских проектов — «Три могилы Мелькиадеса Эстрады» Томми Ли Джонса, получивший в свое время в Канне сразу две награды. У Фитцжеральда есть намерение снимать в Казахстане кино. Еще один примечательный член жюри — кинорежиссер Рашид Нугманов, от картины которого «Игла» начался отсчет фильмов казахской «новой волны». Он-то и высказал надежду на то, что «волны казахского кинематографа способны пополниться новыми водами». Возможно, Рашид Нугманов более информирован о состоянии дел, но пока что надежды и ожидания связаны в большей степени со средним поколением. Молодежь, заявившая о себе альманахом «В городе А», куда вошли киноновеллы пяти начинающих казахстанских режиссеров, многих повергла в состояние ужаса. Никаких свежих идей, ничего, что свидетельствовало бы о появлении хоть сколько-нибудь состоятельной смены.

Самым плодовитым оказался узбекский кинематограф. У себя на родине он имеет небывалый успех. В кинотеатрах Узбекистана идут, главным образом, национальные фильмы, и зритель ими интересуется. Классик узбекского кино Шухрат Аббасов, снявший знаменитый фильм «Ташкент — город хлебный», говорил в Астане о том, что в его родном кинематографе преобладает сегодня лирико-драматическая тематика, что люди истосковались по фактуре своей национальной жизни. Отсюда и интерес к узбекскому кино. Конечно, это фильмы не самые глубокие, до уровня классических лент, созданных в прежние годы, они существенно не дотягивают. Государство поддерживает в год 12 — 15 картин. И идут они в кинотеатрах подолгу. Удивительна стойкость в отношении заимствований и влияний западной культуры. Такое ощущение, что ничто извне не проникает. Один из узбекских продюсеров сказал: «Пусть Голливуд потратит 200 — 300 миллионов долларов, а мы его своими фильмами за 130 тысяч долларов забьем». Узбекистан — не Голливуд и не плацдарм для проката его фильмов, тут любят Болливуд, а индийское кино — предмет для подражания.

В лучших своих проявлениях кино, созданное в Центральной Азии, намного честнее российского, сытость и самодовольство которого зашкаливают. Такое ощущение, что многие наши режиссеры думают только о деньгах и технологиях, никакие иные материи их не волнуют.

В Узбекистане снимают малобюджетные проекты (как и в Таджикистане, и в Киргизии), которые окупают себя сполна. Бюджет фильма «Иной» Аюба Шахобиддинова составил 30 тысяч долларов (трудно даже представить себе, как это возможно). А в прокате фильм собрал 300 тысяч долларов. Картина простенькая, непритязательная, полусамодеятельная, а успех небывалый. Девушка из богатой семьи полюбила бедняка, который продает на улице узбекскую национальную выпечку. Заканчивается все трагично, уходом из жизни узбекских Ромео и Джульетты, при этом поэтично, без ощущения беды. Вообще, тема бедности и богатства, социального неравенства едва ли не основополагающая в узбекском кино. А вот куда более серьезная картина «Маленькие люди», снятая семидесятилетним дебютантом в режиссуре, зато прославленным узбекским оператором Хатамом Файзиевым, особого успеха у себя на родине не имела. Люди хотят видеть аналоги индийского кино на своем родном материале.

На «Евразии» многое конкретизировалось и прояснилось благодаря тому, что собрались очень разные люди, представляющие кинематографии самых разных континентов. Разговоры с ними, как и представленные фильмы, позволяли многое понять в самих себе и своих ближайших соседях. Член жюри короткометражного конкурса — кинокритик из Японии Крис Фудживара — рассказывал нам о том, что в Японии производится 500 — 600 картин, идут они в маленьких кинотеатрах Токио в течение одной-двух недель, то есть совсем короткий период, и большинство японцев этих фильмов не видят. А большинство этих картин никогда не покидает Японию, то есть японский кинематограф — преимущественно местный, предназначенный для внутреннего пользования. Проблема с распространением этих картин по миру остается. Ситуация очень напоминает состояние дел в центральноазиатском кинематографе.

В программе «Взгляд извне» показали франко-германо-киргизскую картину «Тенгри. Синева небес» Мари-Жюль де Поншевиль по мотивам «Джамили» Чингиза Айтматова. Мари — журналист и путешественница, полюбившая Среднюю Азию. Ею издана книга «Женщины Тибета», снят фильм о Монголии. Видно, что она покорена Киргизией и ее просторами, но, несмотря на все свои познания, сняла картину, отвечающую представлениям западного человека о том, что это за край.

Героиня фильма Амира — современная молодая женщина, живущая в эпоху Интернета, но она тянет лямку в горах, в юрточном поселке, где царят вполне средневековые нравы, где могут до смерти забить человека. А права на чувство женщина не имеет. И вот она с любимым, нарушая запреты, мчится в неизвестность на лошадях. Но впереди любовников ждет только вечность. Снята картина красиво и на порядок выше в чисто техническом смысле, чем все другие киргизские картины, но столько в ней случайного и неряшливого, а поступки героев немотивированны и непрояснены. А уж этнические одежды, достойные парижского бутика, — отдельная песня. Тем не менее картина отобрана для участия в весьма престижном Монреальском кинофестивале. А вот исконная киргизская картина «Неизвестный маршрут» Темира Бирназарова снята практически внутри автобуса, в котором односельчане возвращаются домой, да все никак не могут доехать. Водителя из автобуса выгоняют по причине самоуверенного поведения. Дальше случаются самые разнообразные события. Напоминает все это театральный спектакль далеко не высшей пробы, но иногда во всем этом театрализованном повествовании больше жизненной правды, чем в вышеописанной картине совместного производства.

«Прощай, Гульсары!» Ардака Амиркулова, выпускника знаменитой казахской мастерской Сергея Соловьева, — экранизация одноименной повести Чингиза Айтматова (картина получила Гран-при «Евразии» как лучший фильм). События происходят в 50-е годы прошлого века в Казахстане, и здесь тоже вполне хватает экзотики для европейского глаза, всего того набора привлекательного азиатского колорита и примет советской поры, но при этом картина снята достаточно скупо, без излишних красивостей, с вполне адекватным погружением в прозу Айтматова и почти в духе классического советского кино, что ничуть не умаляет достоинств картины. Будет ли у фильма прокатная и международная судьба — неизвестно. Но кинозал Астаны, где показывали фильм, брали штурмом.

Российская делегация на «Евразии» выглядела весьма малочисленной и своеобразной. Приехала Рената Литвинова, от которой тут все в восторге, а уж после пресс-конференции поклонников прибавилось. Только и говорили о том, какая же она хорошая, красивая, интересная. И вопросы задавали в основном о секретах красоты, как детей правильно воспитывать, каких мужчин предпочитает Рената. Сплошные «Женские секреты» и «Женские советы». Рената рассказала, как красила ногти для встречи с фестивальной прессой, чтобы скрыть черноту, оставшуюся после работ по окраске шкафа. Рассказывала эффектно, фирменно, по-литвиновски, как она это умеет, чем вызвала восторг собравшихся журналистов. Приехал в Астану Александр Стриженов, чтобы быть одним из соведущих церемонии открытия, проходившей в Пирамиде, сооруженной прославленным господином Фостером и названной Дворцом мира и согласия. От режиссерского цеха представительствовали актеры Михаил Пореченков, Валерий Николаев (он дебютировал в режиссуре «Медвежьей охотой») и единственный патриарх — Геннадий Полока. От артистов был Андрей Чернышов, гораздо больше снимающийся в сериалах, нежели в большом кино.

На один день приезжал Тимур Бекмамбетов — уроженец Казахстана, его краса и гордость, работающий в Москве и Лос-Анджелесе. Приезжал как крупный кинодеятель и производственник, с которым советовались относительно дальнейшего обустройства казахстанского кинематографа и его продвижения. Тимур провел ряд встреч и переговоров с руководством «Казахфильма», министерств и ведомств. Он тут — царь и бог, объект обожания и идеал для молодых. Сам он приехал не только по делу, но и для того, чтобы «увидеть столицу страны, в которой родился». В ближайшее время совместно со студией «Universal» Тимур Бекмамбетов снимет в Казахстане картину для русскоязычного рынка. Она о том, что есть в нашем сознании Советский Союз. Для кого-то понятие это забытое, а для поколения Тимура, по его словам, это то, откуда мы родом и что невозможно забыть. Девиз режиссера связан с девизом его рода — «Идти туда, где трава зеленая», то есть в сторону будущего, нового, живого. Кстати, и другой проект Бекмамбетова — полнометражный анимационный фильм «Девять», который будет осуществлен совместно с Тимом Бартоном, расскажет о том, как после гибели цивилизации из-за машин, созданных людьми, останутся только девять кукол, в которых человек вложил душу. И только они отныне будут носителями человеческой души и культуры.

Интерес моих коллег из Центральной Азии, как и устроителей фестиваля, направлен все же не в сторону России, а на Европу и Америку. Оттуда ждут чего-то невероятного, с ними связывают надежды на совместные проекты. И это объяснимо, потому как Россия особого интереса не проявляет к копродукции со странами Центральной Азии. В то время как мир смотрит на Восток, мы сами заглядываемся на Запад.

Параллельно с «Евразией» в Казахстане проходил фестиваль кулинарного искусства. Цели у него схожи с кинофорумом — привлечь молодых в профессию, повысить престиж кондитеров (кинематографистов). Кондитеры разных стран создали альтернативные призы победителям и вручили их на заключительном банкете. Сергею Дворцевому, чей фильм «Тюльпан» открывал «Евразию», приготовили, соответственно, тюльпановую композицию из карамели, создававшуюся в течение трех дней. Удалось даже попробовать зеленый листик. Мнения у отведавших приз были разные. Вот и кино воспринимают в большом вкусовом диапазоне. Один из кондитерских призов именовался «Тоска по мировой культуре», в этом названии сконцентрировалось многое, о чем неоднократно говорили на фестивале, исходя из его очевидных достижений и поражений.

Светлана Хохрякова

Тип
Раздел

реклама

вам может быть интересно