Звезда, рок и шоу

«Звезду и Смерть Хоакина Мурьеты» Алексея Рыбникова — наряду с «Иисусом Христом — суперзвездой» Уэббера и некоторыми другими произведениями — сегодня уже с полным основанием причисляют к классике жанра рок-оперы. А рок-опера — это и впрямь отдельный жанр. В отличие, скажем, от просто рока, где во главу угла ставится личность исполнителя, рок-опера в первую очередь есть творение композитора. В этом же состоит и основное ее отличие от большинства современных мюзиклов, в которых центр тяжести все больше сдвигается в сторону шоу. Конечно, история «Хоакина Мурьеты» тесно связана с именем Марка Захарова, инициировавшего ее создание. Однако блистательный ленкомовский спектакль давно исчез с подмостков, превратившись в прекрасную легенду. А само произведение осталось. И, при всех достоинствах либретто Павла Грушко, по справедливости воспринимается как творение Алексея Рыбникова. Его записывали на пластинки, экранизировали, ставили на других сценах, в том числе даже и в балетных версиях. И вот — премьера новой версии, осуществленной Театром Алексея Рыбникова и представленной на сцене концертного зала «Мир».

Взявшись за возрождение «Мурьеты», Рыбников привлек к проекту известного рок-гитариста Дмитрия Четвергова и, совместно с ним, в расчете на его рок-группу сделал новые аранжировки большинства номеров партитуры. В результате последняя предстала более стилистически монолитной, и даже те номера, что прежде, взятые по отдельности, не вполне идентифицировались с роком, сделались гораздо жестче и тяжелее по фактуре. Звучание действительно стало более современным, хотя лично я не уверен, что столь мощный и агрессивный напор децибелов так уж необходим на протяжении всего спектакля. Может быть, в дальнейшем его все же стоило бы где-то смягчить? Впрочем, возможно, это пожелание относится, скорее, к звукооператорам.

Рок-группа Дмитрия Четвергова стала в спектакле еще и одним из несущих элементов визуального решения. Нечто подобное доводилось наблюдать в некоторых оперных и даже балетных постановках, где на сцену усаживали весь оркестр. Здесь, правда, было всего пять человек, для которых в центре сценического пространства установили небольшую эстраду. Однако смысл примерно тот же: подчеркнуть главенство музыки. И в данном случае главенство это оказалось практически тотальным. Если вспомнить постановки иных современных мюзиклов, где музыка (и часто поделом) оказывается задвинутой на задворки шоу, этому можно только порадоваться. Впрочем, музыку такого класса и в принципе вряд ли возможно куда-либо задвинуть.

Задвинутым оказалось здесь собственно сценическое действие. Александр Рыхлов закончил в свое время факультет эстрадной режиссуры ГИТИСа и специализируется, главным образом, в сфере театрализованных концертов. По существу, «Мурьета» и превратился у него в такой вот концерт. Действенная линия как таковая отсутствует, как и настоящая работа с актерами. Последняя практически полностью передоверена хореографу (Жанна Шмакова), ограничиваясь лишь пластической составляющей. В результате в спектакле практически нет самого Хоакина Мурьеты. Способный певец Дмитрий Колдун не имеет актерского опыта, в чем откровенно и признался на пресс-конференции, а режиссер никак не помог ему раскрыться. У по-настоящему талантливой Светланы Светиковой (Звезда, Тереса) такой опыт есть, и она выглядела не в пример убедительнее, но лишь в предсмертной сцене смогла в полной мере явить свой драматический дар. А вот Игорь Сандлер (Смерть), с его несколько инфернальным имиджем, похоже, в состоянии сам сделать себе роль. Сферой же внимания режиссера оказалась сугубо внешняя зрелищность, поэтому основная инициатива сосредоточилась в руках сценографа (Теодор Тэжик), художников по свету и видео, специалистов по трюкам и спецэффектам. Все это само по себе неплохо смотрится, однако в отсутствие по-настоящему выстроенной сценической драматургии говорить о новом спектакле как явлении театра вряд ли приходится. Перед нами по сути — все то же шоу, только в отличие от большинства других вполне сознающее свою подчиненную роль по отношению к музыке и не мешающее ей.

Как говорили на пресс-конференции, эти показы носили своего рода предварительный характер. Возможно, к февралю, когда начнется настоящая прокатная жизнь спектакля, что-то в нем изменится. В любом случае, благодаря самой музыке Рыбникова и ее исполнителям успех обеспечен.

Дмитрий Морозов

Тип
Раздел

реклама