Вокруг идёт дождь, а у нас — концерт

Фото: s58.radikal.ru

Летним бесплатным симфоническим концертам в Нижегородской филармонии исполнилось 55 лет

55 лет назад, летом 1958 года, на одной из живописных террас Волжского откоса в городе Горьком (сейчас — Нижний Новгород) появилась открытая музыкальная эстрада. Новый «зал» под открытым небом с хорошей акустикой, которую обеспечивала сцена под крышей в виде раковины, быстро полюбился горьковчанам.

Инициатором уникальной для России (а может быть, и всего мира) традиции бесплатных летних симфонических сезонов был Израиль Борисович Гусман — талантливый музыкант и организатор, который незадолго до этого был назначен главным дирижером Горьковского симфонического оркестра.

Основной целью летних концертов стала популяризация (тогда был в ходу термин «широкая пропаганда») серьезной музыки.

Событие действительно оказалось знаковым. Вот уже более полувека филармония ежегодно проводит общедоступные летние сезоны, которые являются одной из достопримечательностей музыкальной жизни города. Даже когда зимой 1990-1991 года Волжская эстрада была уничтожена в результате поджога, филармония не захотела прерывать прекрасную традицию, предоставив для летних концертов помещение Кремлевского концертного зала.

Летние выступления оркестра и сегодня пользуются огромной любовью и популярностью у многих тысяч горожан и гостей города.

Из воспоминаний постоянной (с 1947 года) посетительницы филармонических концертов Софьи Павловны Зоревой: «Эстрада на Волжском откосе — особая гордость города и филармонии. На открытой площадке по выходным дням оркестр играл произведения классической и современной музыки. Теплый вечер, внизу мерцает Волга, светятся огни пароходов, порой доносятся гудки. Здесь выступал Мстислав Ростропович с «Вариациями на тему Рококо», здесь дирижировала неповторимая Вероника Дударова. Запомнился один концерт в 70-х годах. Весь день лил дождь, скамейки сырые, между ними лужи, слушателей не больше 10-12 человек. И для этих стоящих на ногах поклонников оркестр под управлением Гусмана отыграл всю программу — казалось, с особым воодушевлением».

Сотни произведений популярной классической и современной музыки прозвучали за эти годы в программах летних сезонов:

симфонии эпохи классицизма, романтизма, композиторов ХХ века, концерты с оркестром практически для всех солирующих инструментов от скрипки до тубы, увертюры, симфонические фрагменты и арии из опер, музыка к спектаклям и кинофильмам, симфонические миниатюры, танцы и пьесы.

На открытой эстраде Волжского откоса проходили крупные музыкальные события, такие, как фестиваль искусств, посвященный 100-летию со дня рождения А. М. Горького (1968), Третий, Четвертый и Восьмой фестивали «Современная музыка» (1967, 1969, 1980), позже, в ККЗ — «Дни Словенской культуры на Волге» (2003), другие культурные акции. Они представляли широкую панораму современной музыкальной жизни.

Так, состоявшийся в 1967 году 3-й фестиваль «Современная музыка» был посвящен музыке 15 союзных республик СССР. В 1969 году 4-й фестиваль познакомил слушателей с музыкой социалистических стран Европы. Летом 1980 года 8-й фестиваль объединил произведения композиторов стран — участниц московской Олимпиады-80 и олимпийских городов СССР.

В концертах летних сезонов за прошедшие десятилетия участвовало несколько поколений нижегородских музыкантов

— дирижеры, солисты филармонии, артисты оркестра, театра оперы и балета им. А. С. Пушкина, педагоги и студенты консерватории. На концерте летнего сезона 12 июля 1967 года состоялся дирижерский дебют нынешнего руководителя коллектива — Александра Скульского.

Для участия в летних бесплатных концертах филармония постоянно приглашала и ведущих российских исполнителей.

В разные годы в них играли Государственный симфонический оркестр Союза ССР, симфонические оркестры Саратовской и Свердловской филармоний, дирижеры В. Дударова, М. Шостакович, Ф. Мансуров, В. Барсов, М. Паверман, В. Понькин, А. Островский, Ф. Комлев, Н. Алексеев, А. Борейко, С. Вантеев, С. Фридман, В. Рылов, Т. Мынбаев, К. Жарко, М. Емельянычев, О. Худяков (Россия), Г. Проваторов, В. Катаев (Белоруссия), Э. Клаас (Эстония), Й. Алекса (Литва), М. Нерсесян, Р. Мангасарян (Армения), Л. Киладзе (Грузия), Р. Абдуллаев (Азербайджан), Н. Давлесов (Киргизия); солисты — пианисты, скрипачи, виолончелисты: М. Ростропович, Э. Гилельс, В. Виардо, В. Климов, Э. Грач, В. Пикайзен, В. Жук, А. Корсаков, И. Бочкова, Б. Гарлицкий, Л. Амбарцумян, Н. Гутман, А. Лукьяненко, П. Кондрашин, Г. Гельфгат, Д. Чайковская, Р. Замуруев, М. Коломийцева, С. Кудряков, Я. Кацнельсон, С. Петраков, О. Андрющенко, А. Каган, М. Каган, В. Попругин и многие другие.

С начала 90-х, когда Нижний Новгород перестал быть «закрытым» городом, в концертах летних сезонов начали выступать и зарубежные исполнители: дирижеры Миша Семанитский (США), Вук Шарчевич (Бельгия), Тамара Брукс (США), Евгений Клейнер (Россия-Испания), Евгений Цирлин (Израиль), композитор и дирижер Беньямин Юсупов (Израиль), композитор и виолончелист Грэхем Уотерхаус (Великобритания), пианисты Лим Дон-Хёк (Республика Корея), Светлана Смолина (Россия-США), Жерар Гаспарян (Франция), Ариана и Рекстон Парк (США), Алла Иванжина (Германия), Мария-Хесус Ромео (Испания), виолончелист Николай Зандер (Германия), хор «Словенский октет» (Любляна) и другие.

В нынешнем сезоне состоялось 24 концерта.

Вместе с Академическим симфоническим оркестром Нижегородской филармонии выступили 8 дирижеров и более 60 солистов из Москвы, Нижнего Новгорода, других городов России, а также из Германии, Австрии, Испании и Израиля.

Светлана Синицкая


Александр Скульский

Главный дирижер Нижегородского Академического симфонического оркестра, народный артист России Александр Скульский в своем интервью порталу Belcanto.ru рассказал об истории и особенностях летних бесплатных сезонов в Нижегородской филармонии.

— Концерты в форме open-air на Западе очень популярны. Интересно, когда Гусман 55 лет назад начинал здесь летние сезоны, он у кого-то позаимствовал эту идею?

— В Нижнем Новгороде (тогда — в Горьком) существовала система парковых концертов, это означало, что один или два раза в неделю, как правило – в выходные дни, оркестр отправлялся на выездной концерт в городские парки. Там были открытые эстрады, которые использовались многообразно – для танцев, концертов самодеятельности, для парковых мероприятий, а подчас под симфонический концерт. Но в этих выступлениях оркестра не было никакой особой репертуарной системы, не было и четкого календаря. Эти концерты объявлялись лишь как интересная новинка на неделю. Я и сам впервые услышал Горьковский симфонический оркестр на такой вот малюсенькой эстраде, которая располагалась на Верхневолжской набережной. На ней сидел малюсенький состав, а Семен Львович Лазерсон, основатель нашего оркестра, дирижировал. Публика бродила вокруг или сидела на лавочках. Так я, будучи еще дошкольником, гуляя за ручку с бабушкой, впервые услышал оркестр живьем. Это было задолго до того, как мы начали отсчитывать историю наших летних концертов.

В стране были примеры летних концертов, которые носили систематический характер. В Прибалтике — в Дзинтари и Паланге — проходили роскошные летние сезоны, и многие известнейшие советские коллективы даже боролись за право поехать туда: Госоркестр, ЗКР Мравинского, оркестр Московской филармонии, другие. Они составляли график, кто за кем будет выступать. Но эти концерты никогда не были общедоступными. Ведь они проходили в специально построенных для этой цели залах. Это были престижные концерты, и многие мечтали попасть на них даже за деньги.

В то же время в Ялте и Кисловодске оркестры играли по паркам бесплатно. В Сочи, пока не было летнего театра, — тоже. Но когда там построили летний театр, то билеты начали продавать, а публика туда почему-то не шла.

Гусман решил, что летние концерты в Горьком нужно трансформировать и привести в систему. Он сам выбрал место на площадке откоса чуть ниже памятника Чкалову и убедил городские власти в том, что там должна появиться летняя концертная эстрада. И ему это удалось. Ему все удавалось, что он задумывал. Для строительства эстрады выделили рабочих, которым платили деньги, а он просто приходил и сам руководил ими. У него был свой «проект», и он диктовал рабочим: вот, нужно строить отсюда и досюда, крыша над сценой должна иметь форму раковины, тогда звук будет направляться нужным образом, вот здесь будет авансцена, она не должна выступать из-под навеса. Сцена, по его «проекту», должна была иметь форму амфитеатра, ступени которого он велел сделать такого размера, чтобы там могли сесть музыканты и чтобы они могли поставить пульты с нотами. Ну и скамьи для публики. Конечно, авторские права на всю эту архитектурную конструкцию никто тогда не оформлял, но идея полностью принадлежала Гусману. И вот эстрада была построена, и на ней зазвучала музыка. Так 55 лет назад состоялся первый сезон.

— Дирижер тире прораб... И что, сразу стали давать по три концерта в неделю?

— Нет, об этом тогда даже не было и речи. Тогда давали только один концерт — в субботу. Весь город об этом знал, это было событием, его ждали. Продолжался наш сезон сначала один месяц, значительно позднее – два. По три концерта в неделю – это уже я сделал.

Важно, что этот первый сезон имел фантастический успех! Люди стремились приехать из всех районов города, тысячи любителей музыки сидели на склонах откоса, стояли на дорожках, кто-то приходил со складными походными стульчиками, ведь скамеек на всех, конечно, не хватало. Зрелище такого вечернего концерта было удивительным по красоте, летний концерт на эстраде быстро стал визитной карточкой города. Иногда это были концерты гастролеров, реже – музыкальные фестивали, в сезонах появилась продуманная система, они планировались заранее. Хотя — что говорить! — организационно-бытовая сторона концертов на эстраде оставляла желать лучшего: туалет был один на всю эту массу народа, включая заезжих знаменитостей. А это и Ростропович, и Гилельс, и многие другие. С этим простейшим вопросом были проблемы. Им негде было даже переодеться во фраки. И они прыгали где-то в уголке позади эстрады, чтобы выйти к публике нарядными. Ну и малейшая непогода ставила под угрозу срыва весь концерт. Ведь в Дзинтари и Паланге залы не зависели от погоды. Вокруг мог литься дождь, но для тех, кто купил билет, и тех, кто сидел на сцене, ничего плохого не происходило.

— Как говорится, вокруг идет дождь…

— …а у нас идет концерт, да. И это было нормально. Система летних концертов должна учитывать все эти важные нюансы. Я был в удивительном месте между Бостоном и Нью-Йорком, оно называется Тангелвуд, это концертный комплекс, который основал Кусевицкий, наш эмигрант. Комплекс представляет собой могучее сооружение. На роскошном плато в горах, откуда открываются великолепные виды, огорожена огромная территория с огромной парковкой вокруг. Вас встречают полицейские, которые предлагают занять место на стоянке. Затем вы проходите через контроль. Имея на руках билет, я прошел за 4 часа до начала концерта и прослушал всю репетицию Бостонского оркестра с Сейджи Озавой. Потом я прогулялся по аллее в несколько сотен метров. В конце этой аллеи стоит новый роскошный концертный зал его имени, который возвел друг и поклонник дирижера в его честь. Так, рядом с концертным залом Кусевицкого находится и зал имени Озавы. Дальше можно увидеть другие концертные залы, места для гулянья, хорошо организована система продажи еды, а кроме того, оборудованы огромные поляны для пикников, на которых приезжающие могут устроить себе маленький праздник. Можно было увидеть множество людей с циновками и корзинами еды. По вечерам на этих полянах принято зажигать свечи. Для людей на поляне выведен экран, на котором идут трансляции концертов. Кто-то сидит внутри зала, а кто-то, по дешевым билетам, здесь, на поляне. По моим подсчетам, на открытом воздухе было не менее 6 тысяч человек. Если умножить это количество на 10-12 долларов (это цена за билет) плюс те, кто в концертном зале на полторы тысячи мест (там цена выше), то можно представить уровень доходов от летних концертов. Так что в Америке это мощное коммерческое мероприятие. А по окончании его на этой траве не увидишь никакого мусора.

— Какие же задачи решаются на наших летних концертах? Вероятно, главной по-прежнему остается просветительская?

— А вот я вам расскажу, и вы сами посмотрите, какая из задач важнее. Наши концерты имеют несколько отличий от любых летних концертов в России и в мире. Во-первых, они общедоступные, бесплатные. Во-вторых, сегодня таких концертов мы играем три в неделю. Кстати, если вспомнить фестивали, которые проводились в рамках летних сезонов, то на них играли вообще каждый день.

Следующее отличие в том, что после пожара, который уничтожил открытую эстраду, было принято решение традицию не прерывать и перенести концерты в Кремлевский зал. Никто и нигде не впускает бесплатно в свой собственный филармонический зал на целых 25 (!) концертов. Нам часто доводилось слышать, что мы разбалуем публику, что к нам никто после бесплатных концертов не пойдет за деньги, что люди перестанут покупать билеты и абонементы. Это ложь, еще как покупают! Просто система летних бесплатных концертов и система филармонических «зимних» концертов тщательно продуманы нами с точки зрения репертуара, и за десятилетия нам удалось разумно совмещать одно с другим.

Следующее отличие (по-моему, ценнейшее) в том, что летние концерты — это сезон для самих музыкантов оркестра, когда они могут сыграть те произведения, с которыми мечтают выступить в качестве солистов.

— Эта традиция появилась в последнее время, когда труднее стало приглашать «звезд» классической музыки?

— Ну почему же. Ведь это для нас даже важнее, чем приезд «звезд». Музыканты, которые целый год сидят за пультами в своих группах, летом превращаются в солистов. И публика идет именно на их выступления, ждет появления музыкантов нашего оркестра и аплодирует только им. Так они становятся известными нижегородской публике с выгодной для себя стороны. Они реализуют все свои творческие замыслы, они заранее готовятся, продумывают, с кем будут играть в ансамбле, на все лето они превращаются в концертирующих солистов. Это мощнейший стимул для творческого роста оркестра. В этом сезоне у нас состоялись первые исполнения в России нескольких произведений. Назову их – даже для своего собственного удовольствия: Концерт для флейты с оркестром Либермана, Концерт для тромбона Аппермонта. Концерт для скрипки Барбера был впервые исполнен в нашем городе. К слову, таких произведений, которые были впервые сыграны в нашем городе именно на летних концертах благодаря музыкантам оркестра, много. Они сами где-то достают ноты, приносят сюда и ждут возможности сыграть произведение. Теперь смотрите: три концерта в неделю означают, что оркестр готовит три новых программы в сжатые сроки, то есть у коллектива вырабатывается способность и привычка быстро осваивать новый репертуар. Кроме того, я трансформирую состав оркестра, и тот, кто сидит обычно на 10 пульте, может оказаться на первом. Так, каждый из музыкантов виден, открыт для публики. Это для меня очень важно. Я тщательно слежу, чтобы это «сокодвижение» в оркестре было интенсивным.

— Да, часто приходится слышать, что в оркестре у музыкантов амбиции солистов, и они вынуждены их подавлять.

— А вот не надо подавлять. Милости просим! Выполним все пожелания.

— И вы никому из них не отказываете?

— Из музыкантов оркестра — никому. Кроме них, сыграть в летнем сезоне хотят те, кто у нас работал когда-то, но сегодня живет где-то в другом городе, иногда это эмигранты. Летом появляется возможность показать себя у вокалистов из филармонии. Зимой с оркестром они практически не выступают. То же касается молодых дирижеров, выпускников Нижегородской консерватории, которые летом могут продирижировать оркестром. Мой первый концерт с оркестром состоялся именно на летней эстраде. Я благодарен за это Гусману и стараюсь такую же возможность предоставить и другим. У меня также лежат заявки от других музыкантов консерватории: это и студенты, и концертмейстеры, и даже педагоги. Представьте, у нас 25 концертов, а заявок от солистов – 60. Я их рассматриваю в мае. Но преимущество всегда за музыкантами оркестра, все остальные – потом.

Чтобы выступить на наших летних концертах, некоторые музыканты приезжают из других городов и даже стран за свой счет, зная, что не получат никаких гонораров. В нынешнем сезоне это дирижеры Александр Гладков и Максим Емельянычев, флейтисты Александр Гагаринов и Илья Пирогов, скрипачи Екатерина Назарова и Владимир Солуянов, альтист Михаил Ковальков, пианист Денис Громов, семья виолончелиста Игоря Зимина – все перечисленные из Москвы, из-за границы приезжали дирижер Евгений Клейнер, виолончелистка София Фалькович, пианист Александр Куликов, скрипачи Александр Сивуха и Виктория Маргасюк.

— Какова публика на летних концертах сегодня?

— Сказать по правде, публика на бесплатных концертах ведет себя подчас даже более требовательно, чем зимой. Бывают и курьезные случаи: мест в зале на всех желающих не хватает, и те, кто не успел попасть в зал, иногда обращаются за помощью к милиции. Жалуются, что их не пускают. Милиция смотрит: зал битком забит, но вступается за обиженных, говорит: они имеют право. И ведь они действительно имеют право! Но это самая доброжелательная, самая понимающая, самая внимательная и благодарная публика. Так что мы решаем еще и задачу — формировать публику, которая потом придет к нам зимой.

А вот теперь попробуйте расположить, что на первом, а что на других местах в ряду решаемых задач. Тут не пронумеруешь.

— Хотели бы вы вернуть летние концерты на открытую эстраду?

— Да, но она должна иметь крышу, водопровод и канализацию, помещения для переодевания и хранения инструментов. Отвечающий таким требованиям летний открытый зал я бы очень хотел иметь. Об этом ежегодно поговаривают, но пока до осуществления этой мечты далеко.

— Не перестанут ли тогда концерты быть общедоступными?

— Я уверен, что они должны оставаться бесплатными всегда.

Ольга Юсова

реклама

рекомендуем

Театральное бюро путешествий «Бинокль»


смотрите также

Реклама