Современный «Контекст» Вишнёвой

«Vertigo»

В Москве появился новый фестиваль современного танца, который можно было бы определить как «еще один», если бы инициатором не стала знаменитая балерина Диана Вишнёва, прима трех известных в мире классических трупп (Мариинки, Большого, ABT), но по склонностям неуемный пропагандист современного танца.

Уже несколько лет Диана Вишнёва делает сольные концертные программы, полностью состоящие из современных номеров.

Логическое развитие этой линии — международный фестиваль, посвященный современному танцу, в котором она стала арт-директором.

Балерина дала фестивалю свое имя — «Context. Диана Вишнёва», вместе с куратором фестиваля Самюэлем Вюрстеном, худруком Роттердамской академии танца, определила его программу и сама приняла в нем участие, поддержав фестиваль словом (публичная дискуссия и круглый стол) и делом (станцевала в заключительном гала-концерте). А еще Диана привезла на фестиваль своего любимого партнера, премьера АВТ Марсело Гомеса, подогрев интерес к заключительному гала-концерту фестиваля.

Дуэт Вишнёва — Гомес в июне этого года сделал премьеру «Онегина» в Большом знаковым событием,

что заставило зрителя с интересом ожидать дальнейших появлений этой пары на московской сцене. Обладатель известного артистического имени, Гомес одновременно — и начинающий балетмейстер, его новая работа была представлена в фестивальной программе молодых балетмейстеров.

«Nuages» («Облака»)

Прошедший в течение трех дней декабря первый Context по замыслу инициаторов должен стать ежегодным. Место его проведения выбрала сама Диана. Москва была выбрана не сразу, но по серьезным причинам:

Россия, безусловный лидер в классическом балете, но одновременно испытывает голод в области современного искусства,

у которого в стране есть своя паства. К тому же в Москве появилась несколько специальных площадок, предназначенных для художественных экспериментов в области контемпорари.

Насыщенная фестивальная программа: гастроли зарубежных танцевальных трупп, программа работ молодых хореографов, мастер-классы для профессионалов и любителей, круглый стол и публичная дискуссия по проблемам современного танца в России — прошли в любопытном уголке Москвы, на задворках Курского вокзала, когда-то абсолютной театральной периферии, а теперь — главных московских площадках актуального искусства.

Гоголь-центр

Для балетомана попасть из респектабельных интерьеров академических театров в эти довольно глухие, не смотря на расположение в центре Москвы, места, из классических и барочных залов в залы с концептуально ободранными до кирпичей стенами и обнаженными строительными конструкциями — уже своего рода приключение.

Непривычна для балетного зрителя и реакция аудитории актуального искусства

— свой восторг здесь принято выражать не только традиционными аплодисментами, но и криками. Но радикальная оправа фестиваля — интерьер залов и кричащая публика — большей частью контрастировали с происходящим на сцене: фестивальный танец представлял вполне буржуазное искусство, давно встроенное в общий мейнстрим западной культуры.

У фестиваля была тема — «Танец и театр», но сюжетных спектаклей почти не было

(«Девочку со спичками» молодого российского балетмейстера Владимира Варнавы и израильский «Петух» Барака Маршаля, пожалуй, можно было условно отнести к сюжетным).

«Vertigo»

И это закономерно — главный контекст западного балета — это короткий, бессюжетный спектакль или номер. Ставка была сделана на зарубежные труппы, не самые известные российскому зрителю. Исключением стали заключительный гала-концерт фестиваля — в гала были представлены хореографы с именем и известные исполнители — и программа работ молодых хореографов.

Молодежная программа феста, в отличие от «взрослой», была территорией российских балетмейстеров (трое были нашими, а четвертым — тот самый Гомес) и российских исполнителей — в номерах Гомеса и Варнавы танцевали даже артисты Большого.

Показы молодых хореографов были не только показами, но и конкурсом.

Победителей ждало два специальных приза: стажировка в труппе известного балетмейстера Каролин Карлсон (приз получил Владимир Варнава, уже обладающий некоторой известностью, благодаря работам для Игоря Колба и Светланы Захаровой) и право на постановку в Роттердамской академии танца (выиграл преподаватель современного танца Академии танца Бориса Эйфмана Константин Кейхель).

«История про нас»

Восьмиминутный номер «История про нас» Марсело Гомес ставил непосредственно на фестивале:

номер для трех пар (артисты Большого) на музыку Глазунова поставлен в романтическом ключе, три состояния любви — от влюбленности через страсть к расставанию.

«Экспонат» Константина Кейхеля (экспонатом служила девушка) — серия дуэтов и ансамблей в миксе разных танцевальных стилей.

Педагог-репетитор балета «Москва» Марина Акелькина сочинила «Воздушный поцелуй» — жгучую танцевальную мелодраму в эстрадном стиле

(или ледовом — в подобном формате работает в ледовых шоу Илья Авербух) о любовном треугольнике, с элементами фетишизма (активная роль в «Воздушном поцелуе» принадлежала трем парам обуви участников «треугольника») и легкого «садо-мазо».

«Воздушный поцелуй»

Номер показался ярким, благодаря исполнению и некоторым танцевальным находкам, но, что стало ясно после просмотра «In memoriam» Шеркауи на гала-концерта фестиваля, вторичным.

У Владимира Варнавы, главного триумфатора среди молодых хореографов «Контекста», получился настоящий мини-балет в жанре танцевального триллера,

с горящими спичками и с темой стаи, забивающей выбившуюся из неё одиночку («Девочка со спичками» или «Гадкий утенок»?). Тема была поддержана и выбором главной героини — Анна Балукова из Большого (главная героиня) основательно выбивалась из числа остальных участников программы своей выучкой и роскошной балеринской фактурой.

«Девочка со спичками»

На фестивале Вишнёвой Балукова не случайна: вместе с Дианой она танцевала «Квартиру» Матса Эка — премьеру Большого прошлого сезона. В Большом основная специализация Балуковой — характерный танец, оказывается, она отлично чувствует и контемпорари.

Самый большой интерес вполне предсказуемо вызвал гала-концерт,

участниками которого стали хозяйка фестиваля Диана Вишнева в дуэте с Марсело Гомесом и известная голландская труппа Introdance с балетами грандов современного танца Иржи Килиана и Ханса ван Манена и актуальных балетмейстеров Мауро Бигонцетти и Сиди Ларби Шеркауи.

Между балетами Introdance и дуэтами Вишнёвой с Гомесом в гала затесались мюзик-холльные номера Эрика Готье. Они были забавны, артист обладает незаурядной пластикой, чувством юмора и даром пародиста, но стилистически его выступления в программу не вписались.

Introdance, уже гастролировавший в России, привез «цветные» балеты.

В «Польских пьесах» Ханса ван Манена, открывавших гала, высокая сценографическая культура и разноцветные костюмы танцовщиков несколько компенсировали ординарную хореографию.

«Польские пьесы» Ханса ван Манена

Второй номер Introdance, завершавший программу гала — «In memoriam» Сиди Ларби Шеркауи, лауреата множества танцевальных премий, в т.ч. и Бенуа де ля Данс, был поставлен для балетной труппы Монте-Карло почти десятилетие назад, но произвел более свежее и оригинальное впечатление, чем «Польские пьесы».

За театрализацию номера отвечали видеоэффекты и костюмы исполнителей:

мужчины и женщины в начале балета появлялись на сцене в мужских рубашках и длинных плиссированных юбках с запахом. В самой известной сцене этого балета, где все участники предаются массовой медитации, известной как танец дервишей, широкие юбки бесконечно кружащихся артистов создали разноцветный колокольный ряд (дервиши танцуют в традиционном белом). Эта западная реплика восточного ритуала апеллирует к корням хореографа: бельгийский балетмейстер, родившийся в Антверпене, по отцу марокканец.

«In memoriam»

Центральный дуэт балета, в котором женщина служит объектом мужского насилия, натуралистической остротой и темой напомнило творчество Пины Бауш, но калькой не стало —

язык Шеркауи абстрактен и декоративен, менее драматичен, но более зависим от музыки.

В ходе дуэта женщина снимает юбку, а мужчина — рубашку, им следуют и другие исполнители, в финале рубашки мужского покроя и обнаженные ноги женщин контрастируют с обнаженными торсами и юбками мужчин, все исполнители, включая мужчин, завершают балет на пуантах.

Большинство публики на гала-концерт (в зале было много медиа-лиц и даже Роман Абрамович, который, похоже, становится записным балетоманом) привлекло имя Дианы Вишнёвой. И не напрасно — оба ее номера с Марсело Гомесом гвоздем программы.

На своем фестивале Диана впервые станцевала хореографию Килиана.

Номер «Nuages» («Облака») — ранний (1979 г.), создан для Штутгарта, колыбели хореографа Килиана, в нем еще не очень узнаваем творческий почерк этого гуру современной хореографии.

«Nuages» («Облака»)

Диана в трепещущем платье нежного бежа, переходящего в голубец и синь, под зыбкую музыку Дебюсси в супернадежных руках любимого партнера постоянно ныряла из одной поддержки в другую. Номер вышел полетным, но не бесплотным — что бы ни танцевали вместе Вишнёва и Гомес, это всегда получается о любви, в килиановских «Облаках» — о той, которая окрыляет и поднимает на небеса.

Другой номер гала «Vertigo» («Головокружение») Бигонцетти Вишнёва и Гомес уже танцевали в Москве на «Кремлин-гала» года три назад. А еще раньше этот номер назывался «Краски Казимира» и неоднократно исполнялся Дианой с другим ее постоянным партнером — Владимиром Малаховым.

Красочные костюмы артистов из «Красок Казимира» с супрематическим принтом и угловатая хореография прямо указывали на первоисточник танца — творчество Малевича.

Для нового партнерства балетмейстер обновил номер, вроде бы изменил совсем немного в тексте, да еще цветные костюмы заменил на черные (цвету «Черного квадрата»), геометрия осталась — шортики у партнера, прямоугольные полупрозрачные вставки в купальнике балерины, но балет поменялся радикально.

«Vertigo»

Из откровенно иллюстративного, отталкивающегося от эстетики супрематизма, номер превратился в захватывающий любовный дуэт с откровенно эротическим контекстом, декоративная палитра номера сменилась палитрой разнообразных любовных состояний, гипнотизирующих зал, а абстрактный номер обрел плоть и кровь.

Это и был момент истины фестиваля «Context. Диана Вишнёва»:

танец красноречивей всяких слов способен бесконечно много сказать о наших чувствах.

Неважно, современный (как у Килиана и Бигонцетти) или проверенный временем (как в «Онегине» Кранко).

Фото Александра Мурашкина и Николая Круссера

реклама

Ссылки по теме

рекомендуем

Театральное бюро путешествий «Бинокль»


смотрите также

Реклама