Юбилейный концерт Бориса Стаценко

Юбилейный концерт Бориса Стаценко

На сцене театра «Новая Опера» Борис Стаценко отметил 55-летие сольным концертом

Прошлогоднее появление имени Бориса Стаценко в афише Новой Оперы не осталось единичным событием. Знаменитый баритон, сделавший успешную карьеру в Европе, продолжил сотрудничество с театром в вердиевском репертуаре, впечатляюще исполнив Набукко. Именно сцену Новой Оперы певец выбрал для сольного концерта к своему юбилею.

Программа, опубликованная задолго до концерта, была необычна. Первое отделение составлено из арий, ставших знаковыми для карьеры певца, а второе полностью состояло из II акта «Тоски» — оперы, занимающей важное место в репертуаре Бориса Стаценко, ведь партию Скарпиа он исполняет уже 20 лет.

Конечно, странновато было услышать прозвучавшую первым номером арию Альмавивы из «Свадьбы Фигаро» в напористой подаче драматического баритона. Традиционно эта ария (да и вся опера) — учебный материал для молодых певцов. Но именно поэтому она открывала концерт. Ведь партия Графа стала первой, еще студенческой, работой Бориса Стаценко. Так она и прозвучала — как ностальгический реверанс опытного певца, обратившегося к началу своего профессионального пути.

«Ария с шампанским» Дон Жуана — фрагмент партии, ставшей для Бориса Стаценко дебютом в настоящем оперном театре (это был Камерный музыкальный театр Бориса Покровского). Даже через десятилетия исполнение можно оценивать вне контекста юбилейной подборки номеров-вех. Четкое пропевание коротких нот при очень бодром темпе и развитие вокальной линии от уверенности до торжества с эффектной концовкой — первое в концерте полновесное проявление таланта Бориса Стаценко, не только как певца, не испытывающего технических затруднений, но и как умного интерпретатора музыкального материала.

Следующая ария — романс Вольфрама — первый объемный номер концерта. Зная, что основная часть певческой карьеры Бориса Стаценко проходит в Германии, трудно было удивиться доскональной впетости и детальной нюансировке исполнения. Именно на этом номере публика, сразу тепло принимавшая выступление, устроила певцу первую за этот вечер овацию.

И какой же концерт драматического баритона без, наверное, самого знаменитого оперного баритонового номера — Куплетов Эскамильо. Популярность Куплетов связана не только с выгодной для концертного исполнения бравадной мощью, но и со сложностями, позволяющими певцу продемонстрировать свободу владения голосом. В первую очередь, это, конечно, «лесенки» фраз, опускающиеся до крайних нижних нот. Здесь юбиляр блеснул непринужденной свободой нижнего регистра — фразы прозвучали без намека на неполнозвучность или задавливание, в брутальной манере, больше свойственной для исполнения Куплетов басами. Борис Стаценко артистично выстроил сюжет повествования и спел эффектно, с уходом в рефренах от оглушительных форте к четким пиано — подобно тому, как поддерживает интригу опытный рассказчик.

Пожалуй, на сегодняшний день, наиболее полно богатство голоса и актерский талант Бориса Стаценко раскрывается в «тяжелом» репертуаре Верди с сильными характерами и вызывающе затратными партиями. Еще одна веха творческого пути певца — ария Ренато «Eri tu che macchiavi», с которой Борис получил вторую премию на IX конкурсе им. Чайковского в 1990 году. Развернутое произведение с типичными для опер Верди вкраплениями лирических фрагментов в арию, требующую, в целом, крепкий голос. Обращение к портрету было исполнено театрально, с характерной для певца аффектацией в особенно эмоциональные моменты и необычной для драматических голосов тонкостью нюансов и плавностью кантилены.

В русскоязычной части первого отделения Борис Стаценко расставил номера так, чтобы наиболее выигрышно подать каждый из них. Эпиталама Виндекса — популярный концертный номер из практически не исполняемой в полном объеме оперы Антона Рубинштейна «Нерон» — прямолинейно распевный, с выигрышно мощными форте, одновременно, стал прощанием с XIX веком в программе концерта. Скачок в XXI век стал неожиданным для одной части слушателей и долгожданным — для другой.

Сегодня для широкой публики «посмотреть оперу» обычно означает прикосновение к признанному шедевру с возрастом не моложе века. Современные оперы — редкость, и на то есть известные причины. Менеджеры предпочитают включать в планы театров постановки с проверенными временем (попросту говоря — «раскрученными») названиями, а режиссеры не в восторге от потенциального присутствия в работе над спектаклем диковинного участника — живого композитора, к тому же имеющего законное право голоса, как автор произведения. Да и исполнители с именем нечасто выражают желание браться за озвучивание современных опусов, в которых композиторы, кажется, стараются всеми средствами предотвратить рождение удобной для пения и запоминающейся мелодии.

«Серенада Влада» из оперы Андрея Тихомирова «Дракула» достойно вписалась в ряд классических оперных номеров. За несколько минут Серенада музыкальными средствами развивает действие, показывая изменение душевного состояния героя, одновременно позволяя исполнителю продемонстрировать возможности голоса в череде запоминающихся мелодий. Музыкальная ткань арии включает элементы легкой музыки XX века и отличается изысканной изобразительностью.

Борис Стаценко с композитором Андреем Тихомировым

Конечно, для первого публичного исполнения фрагмента оперы в полноценной оркестровке требуется выдающийся певец, способный в сотрудничестве композитором заложить фундамент — исполнительские традиции, на которые будут ориентироваться другие артисты. То, что опера «Дракула» заинтересовала такого именитого певца, как Борис Стаценко, говорит о привлекательности материала для опытных исполнителей, что само по себе уже немало. В представленном Борисом исполнении рельефно проступили черты пока еще неведомого любителям оперы героя — Влада Цепеша. Правда, для не знакомых с либретто слушателей контекст действия остался интригой, которую должен прояснить очередной многообещающий проект Новой Оперы — концертное исполнение оперы «Дракула» в июне следующего года, в программе II фестиваля «Сад оперы». Об этом событии рассказал ведущий концерта — заведующий литературной частью и начальник международного отдела театра Новая Опера Михаил Сегельман.

В отличие от остальных номеров программы, ария Мистера Икс в конферансе не была вплетена в биографию певца. А ведь, как и Серенада Влада, ария связана с ближайшим будущим — на этот раз будущим домашнего театра Бориса Стаценко, Немецкой оперы на Рейне в Дуйсбурге. И это отдельная история. Оперетта даже в Германии, всегда особенно благоволившей этому жанру, переживает не лучшие времена. Некогда популярная опера Имре Кальмана «Принцесса цирка» сегодня если не забыта, то, во всяком случае, не на слуху и, как оказалось, находится вне кругозора театральных менеджеров. Звучит курьезно, но оперная дирекция театра узнала о существовании оперетты «Принцесса цирка» лишь после исполнения Борисом Стаценко арии Мистера Икс на концерте в Дюссельдорфе. Результат не заставил себя ждать — в новом сезоне «Принцесса цирка» будет поставлена в Дуйсбурге, на родине Рудольфа Шока, сыгравшего и спевшего Мистера Икс в немецкой кинематографической версии оперетты.

Борис, не без доброй иронии, называет эту арию «главной арией для баритона в России». Помимо широкой популярности, интересно, что именно в России прочно укрепилась традиция баритонового исполнения арии, в оригинале поющейся на тон выше и предназначенной для тенора. Перевод О. Фадеева и И. Зарубина приобрел статус канонического, а социальная подоплека, привнесенная в советский вариант либретто «Принцессы цирка», и вовсе сделала Мистера Икс в популярнейшем исполнении Георга Отса самостоятельным явлением в советской культуре. Именно в контексте баритоновых традиций Борис Стаценко исполнил арию на русском языке, передав тягостные переживания своего лирического героя множеством оттенков голоса.

Очень хорошее впечатление в первом отделении оставил оркестр Новой Оперы, которым дирижировал Василий Валитов. Материал в разных стилях, по большей части незнакомый оркестру, был исполнен очень аккуратно, с богатейшим разнообразием динамических нюансов. Помимо номеров юбиляра, были исполнены две увертюры. Первая — к «Свадьбе Фигаро» Моцарта, предвосхищающая октябрьскую премьеру этой оперы в театре. Настоящий раритет, ставший одним из музыкальных событий концерта, — увертюра к первой опере Верди «Оберто, граф ди Сан Бонифачо», в которой без труда угадывалось аллегро, открывающее действие «Травиаты» — несравненно более успешного детища композитора.

Второе действие «Тоски», ставшее вторым отделением концерта, было исполнено «полусценически» — в костюмах и с реквизитом, прямо перед находящимся на сцене оркестром. Декорации Палаццо Фарнезе проецировались на задник. Артистический талант юбиляра, помноженный на двадцатилетний опыт исполнения партии Скарпиа, превратил действие в полноценный спектакль, когда становится зыбкой граница между артистом и его персонажем. Совершенная впетость, знание каждого звука оркестра, каждой реплики партнеров по сцене создавали впечатление естественного перевоплощения Бориса Стаценко в многогранный образ героя, при всей своей иезуитской жестокости и аморальности, по-человечески ставшего вдруг очень понятным, если не сказать — симпатичным.

В том, что касается вокала, исполнение можно смело назвать блистательным. Многослойная плотность оркестра Пуччини позволила в полной мере проявиться мощи и полетности голоса Бориса, без труда перерывавшего напористые медные духовые в самых, казалось бы, непробиваемых тутти. Здесь следует отметить избыточную громкость оркестра, видимо, балансировавшего с незаурядными возможностями Скарпиа, но неоднократно поглощавшего реплики других героев.

Как это бывает в театре, энергетика опытного певца создала ауру, в которой молодые артисты вдохновенно, с впечатляющей самоотдачей исполняли роли, не входящие в их театральный репертуар. Прежде всего, это относится к Тоске Ольги Терентьевой, прозвучавшей предельно эмоционально и с необходимой выразительностью спевшей «Vissi d’arte». Небольшую в этом действии партию Каварадосси добротно озвучил Александр Скварко.

Проходившие в этот день в Москве юбилейный концерт Владимира Спивакова и концертное исполнение «Танкреда», похоже, переманили богему, и в зале между любителями оперы были особенно заметны пришедшие именно на этот концерт самые строгие судьи — певцы и вокальные педагоги. Тем ценнее горячий прием, оказанный Борису Стаценко залом, со стоячей овацией, заполнившей проход живой очередью для вручения юбиляру цветов и автограф-сессией. Концерт останется ярким событием, а в ближайшем будущем у певца — еще одна работа в театре Новая Опера, которая станет и личным дебютом Бориса Стаценко — партия Григория Грязного в «Царской невесте» Римского-Корсакова.

Фото: Даниил Кочетков / Новая Опера

Тип
Раздел
Театры и фестивали
Персоналии
Автор

реклама

вам может быть интересно

Ссылки по теме