«Рождественнская оратория I-VI», балет Джона Ноймайера

Ольга Борщёва, 06.01.2019 в 21:30

В «Рождественскую ораторию» Иоганна Себастьяна Баха входят шесть кантат, каждая из которых должна была исполняться в определённый день празднования Рождества: 25, 26, 27 декабря, 1 января (Обрезание Господне), первое воскресенье нового года (волхвы у царя Ирода), 6 января (Богоявление, поклонение волхвов). Тексты неизвестного автора основываются на Евангелии от Луки (I-IV) и Евангелии от Матфея (V-VI).

Балет на музыку «Рождественской оратории» разрабатывался Джоном Ноймайером в два этапа. Премьера первой части (I-III) состоялась в 2007 году в Вене, полностью балет был представлен публике в 2013 году в Гамбурге.

Перед нами современная по духу, хореографии и оформлению, трогающая за живое и многоплановая вариация на темы,

связанные с событиями вокруг зачатия и рождения Иисуса Христа, включая поклонение пастухов и бегство в Египет.

Джон Ноймайер так рассказывает о своём замысле: «Я стремился создать не сакральный танец, а театральные движения, вдохновленные, рождённые волнующей нас и сегодня до глубины души музыкой. Музыка Баха, переносясь в это театральное пространство, объединяет людей разных религий и культур на несколько часов как зрителей».

Действие начинается на вокзале в зале ожидания, оттуда расходятся в разные стороны люди в тёмных пальто с чемоданами.

На месте Марии (Хелен Буше) может почувствовать себя и оказаться любая мать, её образ на несколько мгновений утраивается.

Значительное место уделено и душевным колебаниям Иосифа (Эдвин Ревазов). Младенеца Иисуса символизирует белая рубашка, её складывают, разворачивают и снова складывают. Сидя неподвижно с младенцем в углу, Мария и Иосиф образуют проникновенные, эмоционально захватывающие «скульптурные» группы.

Линия танца ангелов (Эмили Мазон, Александр Рябко) не такая страдальчески изломанная и искорёженная, как линии Марии и Иосифа. Легкие арабески Эмили Мазон стали элементами светлого, освещающего весь балет образа.

Празднование Нового года с шумом, алкоголем и дешёвым блеском противопоставляется смыслу этого дня для Марии:

предчувствие бóльшей боли и крови. Теперь к белой рубашке прилагаются и красные ленты.

Волхвы (Марк Юбете, Флориан Поль, Лизхонг Ванг) в широких цветных штанах отправляются в путь на фоне сверкающего звездами ночного неба.

Переживаемые во время балета чувства одиночества, незащищенности, страха и сострадания преодолеваются в радости, связанной с надеждой на спасение. Эту бурную радость передаёт энергия множества хаотичных взлетающих движений танцовщиков и танцовщиц в костюмах попеременно красного, зелёного, синего и белого цвета.

Ирод (Матиас Оберлин), танцуя что-то напоминающее танго без партнёрши, на время замедляет, стреноживает этот свободный танец — босым теперь не мешало бы надеть туфли и отстроиться. Люди снова собираются в дорогу, берут свои чемоданы.

Одним из главных персонажей балета стал скромный на вид, блёкло одетый в серое одинокий человек

(Алеш Мартинез), нарядивший свою маленькую елочку в уголке и надеющийся на лучшее. Он сопереживает евангельским событиям и по мере сил участвует в них – отдает, например, свою одежду Марии и Иосифу. Так Ноймайер показывает и то, что Иисус родился и жил среди простых людей, и то, что всё новые и новые поколения наполняют Рождество личными смыслами.

Лаконичные декорации метафорически вписывают хореографию Джона Ноймайера в историко-культурный контекст. На квадратах и прямоугольниках потрескавшаяся на солнце израильская земля; комета, соориентировавшая волхвов; сверкающий золотой квадрат как золотой фон вечности, в которой вплавлены изображения в средневековой и раннеренесансной живописи, божественный свет.

В какой-то момент танец Ангела, Марии и Иосифа удваивается:

за белой стеной вдали другие исполнители с небольшим замедлением повторяют их движения, так что кажется, что одновременно разыгрывается и танец теней. Здесь Джон Ноймайер отдал дань художественной традиции показывать библейские события одновременно в разных измерениях.

Под руководством итальянского дирижера Джанлуки Капуана партии в «Рождественской оратории» исполнили Мануэль Гюнтер (Евангелист, тенор), Мари-Софи Поллак (сопрано), Катя Пивек (альт) и Вильгельм Швингхаммер (бас).

Cвоим балетом Джон Ноймайер напоминает о том, что, хотя у нас и есть повод для радости, но мы рождением Христа не спасены, а должны спасать себя снова и снова сами, каждый день.

Рецензируемое представление состоялось 25 декабря 2018 года.

Foto: © Kiran West

Партнер Belcanto.ru — Театральное бюро путешествий «Бинокль» — предлагает поклонникам театра организацию поездки и услуги по заказу билетов в Гамбургскую государственную оперу, Филармонию на Эльбе, а также ряд немецких и европейских театров, концертных залов и музыкальных фестивалей.

реклама

вам может быть интересно

рекомендуем

Театральное бюро путешествий «Бинокль»

смотрите также

Реклама



Тип

рецензии

Раздел

балет

Театры и фестивали

Гамбургская государственная опера

Персоналии

Джон Ноймайер

Произведения

Рождественская оратория

просмотры: 621



Спецпроект:
В гостях у Belcanto.ru
Смотреть
Спецпроект:
Мир музыки Чайковского
Смотреть