Тупик, который они выбирают

«Бумер. Фильм второй» Петра Буслова

Впервые показанный почти три года назад на сочинском кинорынке первый «Бумер» вызвал большой резонанс со знаком плюс даже в кинокритической среде. От безвестного тогда дебютанта никто не ожидал кассового хита, как никто и не думал, что «Бумер» станет одним из первых отечественных фильмов, который окупится. Плюс лидерство в продажах на всех возможных носителях, саундтрек, разошедшийся рекордным тиражом, рингтон «Мобильник» от Сергея Шнурова, звучащий с каждого третьего сотового телефона. Да и продажи автомобилей BMW благодаря картине возросли.

Во втором фильме черный железный конь обернулся из «семеры» Х-5-м внедорожником, но по-прежнему бороздит разбитые маршруты российской глубинки. Где основным оружием братков остается бейсбольная бита, в нужный по сюжету момент отправляющая героя в краткосрочную амнезию, а самыми популярными персонажами — менты, которых режиссер показывает с особым, болезненно-привлекательным тщанием. Устойчиво-гнусные персонажи отчего-то вызывают в зале неизменную радость узнавания, едва ли не переходящую в аплодисменты. А кодовым диалогом нового фильма становится вопрос-ответ: «А здесь-то кто останется» (в смысле, на родине)? — «Как кто? Менты».

Волею авторов фильма (СТВ совместно с компанией «Пигмалион») после финальной перестрелки, из которой живым ушел лишь кинувший друзей Димон Ошпаренный (Андрей Мерзликин), во втором «Бумере» воскресили Костю Кота (Владимир Вдовиченков), дабы подарить ему призрачную возможность начать все с чистого листа. Кот отсидел четыре года из пятнадцати присужденных и вышел по чужим документам, выкупленный Димоном. У последнего уже свой автосалон на Рублевке, семья, криминальное прошлое будто позади. Однако на пятнадцатой минуте фильма Димон искупает вину самой жестокой ценой.

Герой В.Вдовиченкова выглядит утомленно-апатичным, и флер былой криминальной романтики ему, безусловно, не к лицу. Комплекс вины терзает Кота, стремящегося отдать последний долг — разыскать сестру того парнишки, по чьему паспорту он теперь живет. Непутевая 17-летняя Дашка (дебютантка Светлана Устинова) — российский вариант «детства Никиты» (с ударением на последнем слоге). Как развести богатого папика на бабки, как договориться с братками, — это все по ее части. Юная блондинка, девочка-цветочек с экстремальными замашками — не лучший вариант спасения для бывшего зэка. Платонический роман изначально обречен. Возможно, авторы фильма поначалу и впрямь думали убедить зрителя, что эти двое могут друг другу помочь. На самом деле Дашка для Кота — ловушка, которую тот неосмотрительно прозевает. Девчонке, для которой мечтой стал рай земной на Гоа, поздно помогать.

По замыслу авторов, первый фильм был больше историей о дружбе, а второй — история о мечте. Несбыточной, потому что эти герои все равно упрямо будут выбирать не те дороги. Если же вдруг рядом островок какого-то нормального (не криминального) счастья, то он быстро ускользает как что-то чужеродное, не свое. Как встреча Дашки с туристами, братом и сестрой: как лучатся глаза девчонки, тоскующей по родному брату, единственному близкому человеку, отбывающему срок по ее вине. Вот эти братско-сестринские мотивы, неслучайные вообще для продукции СТВ, оживляют туманные драматургические повороты. В фильме, который раскручивали не как сиквел (хотя и фрагменты первого в нем присутствуют, и элементы сиквела налицо), а как «второй» фильм, ближе «иной», вообще хватает тумана в прямом и переносном смысле. Почему юная беспредельщица, небогато живущая с дядей в провинциальной дыре, гоняет на серебристой «хонде» и приятельствует с дочкой местного олигарха? Откуда у нее арсенал спецсредств, будто позаимствованный из школы Джеймса Бонда? Тут и продвинутый ноутбук, и диктофоны, и жучки где надо берутся. Вот и новый пример для подражания всем малолетним провинциальным Дашкам.

В финальном сценарном варианте принимали участие четыре человека, включая известного в театральных кругах драматурга и режиссера Ивана Вырыпаева. Отсюда притчевая многозначительность, недомолвки, обрывочные сюжетные повороты. На черном «бумере», пусть и внедорожнике, далеко не уедешь... Находки первого фильма, все эти флешбэки и флешфорвардсы (ускоренная перемотка), здесь оказались лишними, потому что история развивается тяжело, мучительно двигаясь к предсказуемому концу, который во втором «Бумере» вообще распадается на несколько не самых удачных эмоционально, невнятно прописанных драматургически финалов. Выходит, что прежний шнуровский камертон «никого не жалко, никого» не претерпел радикальных поправок, а рай на земле что для бандитов, что для тинейджеров представляется открыточной картинкой с пальмами и океанским берегом индийского курорта.

Оксана Гаврюшенко

Тип
Раздел

реклама