«Волшебная флейта» в Гамбургской опере

Ольга Борщёва, 15.01.2019 в 21:21

«Волшебная флейта» в постановке немецкого режиссёра Йетте Штекель получила, скорее, отрицательные отзывы критиков, некоторые из них упоминают, что на премьере 23 сентября 2016 года кричали «Бу!». Ожидая худшего, в театре я была приятно удивлена: обаятельные солисты и дирижёр Кент Нагано, всё-таки, вытянули этот спектакль.

Во время увертюры старенький Тамино и Папагена сидят в зале в первом ряду. Тамино начинает помирать, Папагена вызывает Скорую помощь, Тамино выносят на носилках на сцену, он хоть и поёт «Помогите!», но уже находится в чёрном смертном туннеле со светящейся лампой в конце.

Ближе к финалу Тамино снова оказывается среди зрителей: он посмотрел свою жизнь как театральное представление.

В кратком содержании можно почерпнуть такие сведения: «Тамино и Папагено дружат с детства. В то время как Тамино рос хотя и сиротой, но без забот и в достатке, Папагено был вынужден перебиваться случайными заработками». Оказывается, сиротинку Тамино воспитали монахини (Хеллен Квон, Доротя Ланг, Надежда Карязина), а его друг панковал.

Разрабатывая спектакль, постановщики, в основном, играли со светом – от стробоскопических эффектов быстро появляется усталость. На гирляндах, развешенных в несколько рядов, всё искрилось двигающимися картинками и сменяющимися узорами. Свет символизирует стремления эпохи Просвещения (времени написания оперы Моцарта):

«Здесь свет предстаёт как кванты, как волны, как пиксели»

(драматург Йоханнес Блум).

В этой связи в буклете пересказывают и небезынтересные мысли Яна Ассмана, египтолога, занимающегося изучением «Волшебной флейты»: «Осмелимся утверждать, что Моцарт отважился на музыкальный комментарий к просветительским идеям: мир света и добродетели в той же мере ввергает людей в иллюзии, как и соблазны Королевы ночи, представляющей предрассудки, суеверия и передающуюся по наследству устаревшую дворянскую власть».

В спектакле понравился режиссёрский трюк с хором «Лалала ла лалала!», звучащим после того, как Папагено и Памина зазвонили в волшебные колокольчики. Папагено обращается к зрителям с просьбой помочь им и спеть всем вместе. Не особо надеясь на зрительские силы, их ряды укрепили хористами, размещёнными по краям зала. Так действительно переносишься прямо внутрь произведения, становишься его пусть и крохотным, но участником.

Кент Нагано показал в «Волшебной флейте» все хорошо знакомые мне особенности своего дирижерского стиля, но сама опера прозвучала для меня по-новому.

Как оказалось, мне привычнее прозрачно-рациональное звучание музыки Моцарта, а неспешная недовлеющая камерность, теплота звука, тёмная нежность оказались неожиданными.

К подобному звуку тембрально голос Довлета Нургельдиева (Тамино) подходит идеально, чувствуется, впрочем, что для этого прекрасного исполнителя выступление в «Волшебной флейте» было проходным. Очаровательно и с бóльшей любовью к своей партии пела Эльбенита Кайтаци (Памина).

На протяжении спектакля, блуждая в лабиринтах Зороастро, персонажи постепенно взрослеют и стареют. Тамино и Памина даже умирают. Папагено же, встретив Папагену, освободился от парика и очков и омолодился. Катарина Конради (Папагена) действительно внесла в спектакль свежую радостную струю. Джонатан МакГоверн в образе Папагено — типичного представителя гамбургской альтернативной культуры — несколько переигрывал, в остальном же отлично попал в роль.

Петера Гайярда (Моностатос), конечно, не гриммировали под мавра, а, наоборот, выбелили ему лицо.

Зороастро (Александр Рославец) в страшном евнуховидном костюме и Королеву ночи выделили из всех тем, что они пели из оркестровой ямы, тогда как их световые увеличенные изображения проецировались на световые гирлянды. От Джессики Пратт в партии Королевы ночи после прочтения её послужного списка невольно ожидала большего, но её тембр голоса, будто исцарапанный, придал ариям оригинальный оттенок.

Драматургически действие основательно провисает. Например, было непонятно, за что Папагено заклеили скотчем рот.

Осталось также неясным, почему опера называется «Волшебная флейта»,

хотя Папагено немножко и поиграл на флейте, желая привлечь внимание Тамино. Вместо духового музыкального инструмента парням — вечным странникам вручили красные стрелки, и тема флейты иногда звучала без сценической привязки, просто так в пустоту.

Рецензируемый спектакль состоялся 27 декабря 2018 года.

Foto: © Arno Declair

Партнер Belcanto.ru — Театральное бюро путешествий «Бинокль» — предлагает поклонникам театра организацию поездки и услуги по заказу билетов в Гамбургскую государственную оперу, Филармонию на Эльбе, а также ряд немецких и европейских театров, концертных залов и музыкальных фестивалей.

Тип

рецензии

Раздел

опера

Театры и фестивали

Гамбургская государственная опера

Персоналии

Кент Нагано

Произведения

Волшебная флейта

просмотры: 1435

реклама

рекомендуем

Театральное бюро путешествий «Бинокль»

смотрите также

Реклама

Тип

рецензии

Раздел

опера

Театры и фестивали

Гамбургская государственная опера

Персоналии

Кент Нагано

Произведения

Волшебная флейта

просмотры: 1435