Гендель удивлённый

Татьяна Елагина, 22.02.2019 в 12:45

Фото: Ира Полярная / «Опера Априори»

Открытие VI Международого фестиваля вокальной музыки «Опера Априори»

Фестиваль вокальной музыки «Опера Априори», проходящий в этом году уже в шестой раз, это всегда Открытие. Будь то совсем новая или «хорошо забытая» старая музыка, приглашение в Москву мировых звёзд или открытие новых имён. Порой оригинальность заключена в концепции, или в сочетании, казалось бы, несовместимого в один вечер. Плюс ещё одна симпатичная особенность фестиваля: «Опера Априори» не завязана только на привычные меломанам Большой зал консерватории или Зал Чайковского. То вдохновитель и продюсер фестиваля Елена Харакидзян предложит переместиться на юго-запад столицы в новую Филармонию-2, то соберёт полный зал в Римско-католическом Кафедральном Соборе Непорочного Зачатия Девы Марии.

Выбор в качестве места проведения двух первых концертов VI «Оперы Априори» Англиканского собора Святого Андрея, думаю, особенно приятен многим слушателям со стажем. Место это «намоленное» не столько в религиозном, но именно в музыкальном смысле. В течение 30 лет, в 60-90 годы прошлого века, здесь работала Всесоюзная студия грамзаписи фирмы «Мелодия». Отменные акустические характеристики главного нефа «кирхи», как почему-то на немецкий манер называли краснокирпичное с готической башенкой здание меж собой музыканты, слышны на многих теперь уже «золотого фонда» записях выдающихся артистов советской эпохи.

К счастью, новые хозяева храма (англиканская община Москвы) всегда расположены к концертам классической музыки. Афиша в Вознесенском переулке наполнена известными именами и оригинальными программами.

Музыка Георга Фридриха Генделя, классика из классиков, стоявшего у истоков оперного жанра, особенно логично была выбрана для концерта открытия в стенах Англиканского собора. Как известно, великий немец большую часть жизни провёл в Англии, где обрёл славу и все мыслимые в то время почести, умно балансируя между произведениями светскими, для театра, и духовными, для церкви. Между традиционным для оперы итальянским языком и начинавшим проникать в академические жанры английским.

Сопрано Диляра Идрисова — дебютантка фестиваля. Однако в барочной музыке её уже справедливо величают «принцессой», а именно с Генделем у Диляры особенная связь: главные партии в операх «Агриппина» и «Александр» и «Золотая маска» 2017 года за партию Иолы в опере «Геракл».

Пианист Лукас Генюшас скорее «ветеран» «Оперы Априори». Открывает фестиваль уже в третий раз. На сей раз ему было предложено новое амплуа. Блестящий солист-пианист впервые выступил в качестве вокального концертмейстера, причём не в стандартном наборе камерной музыки, изучаемом в учебном курсе консерватории «Чайковский — Рахманинов, Шуберт — Шуман», а в сопровождении арий Генделя вопреки ревнителям аутентизма не на клавесине, а на рояле. К счастью, «нечаянно» в храме нашёлся старинный Blüthner 1880-годов, по звучанию близкий к хаммерклавиру.

Продуманная соразмерность и гармония отличали построение программы. Две арии в начале отделения, затем фортепианное соло, и ещё две арии. И первое, и второе отделение открывали английские арии, завершали итальянские.

Начали музыканты с «золотомасочной» для Диляры Идрисовой Иолы из оперы «Геракл» (или «Геркулес»). Впервые услышав певицу «в реале», могу подтвердить старую истину — настоящие, штучные голоса не стоит оценивать по YouTube, чем все мы часто грешим. Там, с монитора, это просто ещё одно хорошо выученное милое сопрано с крепкой техникой. Наяву, да ещё в благодатном стрельчатом зале — упоительное чудо! Высокие подвижные сопрано принято сравнивать с флейтой. Нет, здесь иное. Самая лучшая кремонская скрипка по проникновенности в душу, теплоте и богатству тембра. И что совсем уж неожиданно — полное, почти нарочитое отрицание имиджа примадонны (как раз и появившихся в эпоху Генделя). Вместо «принцессы барокко» — строгая протестантская служительница Музыки с гладкой причёской и минимумом макияжа, в лаконично чёрном с коралловым элементом наряде в первом отделении и белой блузкой с чёрной юбкой-плиссе во втором.

Две арии Иолы контрастны, словно две ипостаси героини. Бодро-бравурная из второго акта и лирическая, чарующе статичная из третьего.

Удивительно, как Лукас Генюшас во вступлении сумел передать оркестровую фактуру Генделя со всей её парадностью. И ловко «прибрал» звучание инструмента, лишь только вступил голос. Аккомпанемент на всём протяжении вечера был поистине рыцарственным и бережным. Если б все дирижёры так умели! Лишь в самых акробатических фиоритурах сопрано иногда казалось, что ансамбль на грани, но каждый раз музыкантам удавалось благополучно «выплыть».

Проводив даму за кулисы и открыв крышку рояля, пианист исполнил Сюиту № 8 фа минор (1720) HWV 433. Пять частей промелькнули, как шесть жанровых и танцевальных картин. Пергаментный тембр инструмента и элегантное туше Генюшаса заставили забыть, что в оригинале Сюита написана для клавесина.

А далее нам пела две арии Поппея из оперы «Агриппина». Здесь Идрисова показала шикарные верхние ноты в первой арии и россыпь головокружительных пассажей, чуть смазанных в самом финале.

Второе отделение открыли две арии и речитатив из величественной оратории «Мессия». Как разительно отличается от оперного «церковный» англоязычный Гендель! Уже во вступлении — основательность и плотность. И даже тембр у певицы показался темнее, компактней. Мягчайше звучал рояль в благостной арии «He shall feed his flock like a shepherd».

Затем снова отдых для певицы. Сюита № 2 фа мажор (1720), HWV 427 — это четыре части противоположностей. Хрустально застылое «зимнее» I Adagio, графически чёткое II Allegro, трагически-пафосное III Adagio, наконец, по-органному мощное IV Allegro (Fuga). Без таких фортепианных интерлюдий вечер бы точно потерял.

Продолжила его по-итальянски Клеопатра из оперы «Юлий Цезарь». Печальная, пронзительная по выразительности мелодия и яркие актёрские переживания захватили и певицу, и слушателей.

Опять крутая смена настроения — и вот уже самая виртуозная сложнейшая Ария Лизауры из оперы «Александр» венчает лихим Presto программу вечера.

Долгие дружные аплодисменты, естественно, подвигли исполнителей на бис. Пока пианист раскладывал ноты, невольно гадала — что за шлягер «из Генделя» нам приготовили? Переливчатые как водяные струи начальные такты фортепиано намекнули на импрессионизм. Зачем? Но взлетевший вольной птицей голос Диляры Идрисовой на башкирском языке всё объяснил. Народная песня о тоске по Родине звучала светло, прекрасно, возвышенно и уместно. И почудилось, раскрытый в буклете портрет Георга Фридриха Генделя на чужедальнюю прихотливую мелодию удивлённо округлил свои умные глаза и одобрительно улыбнулся.

Фото: Ира Полярная / «Опера Априори»

Кредитная карта Тинькофф Платинум — незаменимый финансовый инструмент любителя классической музыки. С её помощью вы всегда сможете купить билет на любой концерт или оперный спектакль в кассе или онлайн. На сайте: https://credits-on-line.ru/rating-kreditnyh-kart/568-tinkoff-platinum.html можно узнать о процентной ставке на сегодня.

Тип

рецензии

Раздел

опера

Персоналии

Лукас Генюшас, Диляра Идрисова

просмотры: 1773

реклама

вам может быть интересно

Единство четырёх Классическая музыка

рекомендуем

Театральное бюро путешествий «Бинокль»

смотрите также

Реклама

Тип

рецензии

Раздел

опера

Персоналии

Лукас Генюшас, Диляра Идрисова

просмотры: 1773