«Дон Карлос» в постановке Петера Конвичного

Для постановки Петер Конвичный выбрал наиболее полный вариант «Дона Карлоса» — речь об изначальной французской версии партитуры, какой она была ещё до того, как Верди внёс в неё сокращения перед первой премьерой в Париже в 1867 году. Там, например, принцесса Эболи — ещё и любовница короля Филиппа, в чём признаётся Елизавете. Этим и объясняется суровость наказания — ссылка или монастырь. Историю со шкатулкой королева прощает, но последнее признание её потрясает. Но и этой версии партитуры постановщики не следовали безоговорочно и, по их словам, использовали варианты из других редакций, если они казались им более музыкально выразительными или более подходящими для той или иной мизансцены.

Первый французский акт в Фонтенбло контрастирует с мрачными испанскими сценами: вначале открытое небо, яркие звёзды и цветные замысловатые платья, потом белая коробка, внутри которой все носят чёрное. Единственные проблески жизни в этой коробке — небольшое деревце, посаженное на авансцене монахом — бывшим королём Карлом V (Алин Анка) и красная роза, которую осмеливается носить в волосах принцесса Эболи. В конце белые стены немного раздвинулись, образовав чёрный просвет, в него монах и увёл Елизавету и дона Карлоса.

В четвёртой картине третьего акта — аутодафе — Конвичный совершает резкий прыжок в современность.

Картина с обеих сторон отделяется перерывами, зрителям раздают небольшое пояснение, что будет происходить в дальнейшем и как себя вести: в театре появится король Испании, можно ждать его в фойе, можно в зале, занимать на это время разрешено любые места. О прибытии короля в контексте выборов в Европейский парламент восторженно рассказывает с экранов журналистка (выборы проходили в день представления). К слову, «Дон Карлос» — неплохой выбор в качестве символа и демонстрации европейского единства: опера итальянского композитора на французское либретто по пьесе немецкого поэта с действием в Испании.

По сторонам зрительного зала прогоняют пленников в окровавленных рубашках. Король и королева проходят в современных костюмах в сопровождении репортёров. Хористы (испанские дворяне) одеты, как зрители в зале; на сцене поставили приблизительно такие же столики, как фойе. Дон Карлос раздаёт листовки, одну протягивает и суфлёру. Листовки посыпались и с балконов, но мне ни одной не досталось.

Голос спускается с неба в образе Мэрилин Монро, подчёркивающей контраст между радостями власть имущих и замордованностью угнетённых.

Наама Шульман блеском голоса не перекрыла блеск своего платья. Потом все возвращаются обратно в Испанию XVI века.

С ролью бестолкового и несчастного принца красиво и легко справился чешский тенор Павел Цернох. Настоящий дон Карлос был психически неуравновешенным и жестоким, в связи с чем король Филипп принял решение отстранить его от престолонаследия. Поэтому и стройный Цернох, в соответствии с режиссёрской концепцией, отлично дополнил образ ненавязчивыми намёками на ненормальность наследника: закатывал глаза, делал бессмысленное выражение лица. В сцене разоружения дона Карлоса ясно видно, что ставить на него Родриго пришлось, скорее, от безнадёжности.

Ана де Мендоса принцесса Эболи, как известно, была без правого глаза. Предположительно, глаз она потеряла на дуэли с одним из пажей своего отца в четырнадцать лет. В постановке Конвичного Эболи выкалывает себе глаз во время своей арии, проклиная свою красоту и поднося к лицу окровавленную руку. В темнице у дона Карлоса она появляется уже с чёрной повязкой. Елена Жидкова провела эту партию хотя и несколько суховато, но безупречно и с присущим ей мастерством, давая ровное и уверенное звучание во всех регистрах.

Мечту Эболи, поставленную Конвичным на балетную музыку, принято иронически представлять как мещанскую.

Белые стены исчезают, на сцене возникает современная квартира. Дон Карлос приходит с работы уставшим, в сером пальто и с портфелем. Эболи ждёт его в переднике, помогает снять обувь. Вот он уже немного отдохнул и готов танцевать с женой. В духовке тем временем сгорела птица, а вот-вот должны прийти в гости родители. Дон Карлос быстро заказывает по телефону пиццу. Все ужинают и забавляются с детской кроваткой. Но о чём же мечтать Эболи? Об освобождении Фландрии? Так это мечта Родриго. О власти? Этот мир, пусть и мещанский, резко контрастирует с чёрно-белым холодным миром основного действия. Там обои в цветочек, Эболи ждёт ребёнка, все любят друг друга. Дон Карлос несколько придурковат, но с этим жить можно.

Родриго ходит в длинном сюртуке и в очках. Видимо, так режиссёр хотел подчеркнуть, что он — интеллектуал. Лучший способ обезоружить Родриго — сбить у него очки с носа. Алексей Богданчиков, конечно, хороший артист, но про него в роли Родриго писать не хочется, несмотря на отсутствие формальных недостатков. От арии «Я умираю счастливым» всегда ждёшь чего-то особенного.

Король Филипп жесток и с Елизаветой, и с Эболи, ригидный жестковатый бас Габора Бреца оказался здесь как нельзя кстати.

В конце король и Великий инквизитор (Луиджи ди Донато) вместе направляют белую трость слепого инквизитора на врагов в лице Елизаветы и дона Карлоса, символически воплощая неразрывную связку духовной и светской власти.

Лиана Арутюнян (Елизавета) вначале раскрылась слабо, и я невольно радовалась, что мой любимый дуэт дон Карлос будет петь с Эболи, а не с королевой. Но к финалу она уже по-настоящему распелась, и голос её засверкал множеством оттенков. К сожалению, для того чтобы слушать Арутюнян в конце пятичасового представления, оставалось не так много сил: в оркестре под управлением Пьера Джорджо Моранди не хватало богатства, колорита и драматического напряжения, и поэтому спектакль к концу начал утомлять. Получилась тень того, как может звучать «Дон Карлос» в принципе.

Премьера состоялась 4 ноября 2001 года в Гамбургской опере, рецензируемый спектакль — 26 мая 2019 года.

Foto: © 2008 Brinkhoff/Mögenburg

Тип
Раздел
Театры и фестивали
Персоналии
Произведения
Автор

реклама

вам может быть интересно