Балетное многоцветие на Казанской сцене

Прошедший 32-й Международный фестиваль классического балета им. Рудольфа Нуриева на сцене Татарского театра оперы и балета им. М. Джалиля был насыщен яркими событиями: премьерами, выступлениями известных исполнителей, постановками, представляющими весь спектр балетного искусства — от классики до современности.

Нуриевский фестиваль открылся обновлённым балетом «Корсар» в постановке М. Петипа в версии К. Сергеева (режиссёрская концепция В. Яковлева). В течение двух вечеров два великолепных состава исполнителей сражались не только за любовь красавицы Медоры и покровительство паши, но и за благосклонность зрителей. В партии Медоры тонкая, как звенящая струна, прима-балерина татарского театра Кристина Андреева демонстрировала графическую отточенность поз, движений, а миниатюрная и юркая солистка Кремлёвского балета Екатерина Первушина пленяла своей мягкой пластикой и тройными смерчевыми оборотами в фуэте. В партии озорной Гюльнары блистали ведущая солистка татарского театра смуглая красавица Аманда Гомес и опытная солистка Баварского театра Лауретта Саммерскейл.

В партии главного балетного корсара – Конрада – премьер татарского театра Михаил Тимаев был горяч, порывист и романтичен, а солист московского Театра им. Станиславского и Немировича-Данченко («Стасика») Денис Дмитриев с идеальной фактурой для амплуа балетного принца и героического любовника был по-благородному сдержан в проявлении своих чувств. Солист Баварской оперы Йона Акоста создал более привычный комический портрет Ланкедема, ведущий же солист татарского театра Вагнер Карвальо весьма реалистично подошёл к партии основного героя контрсквозного действия, создав отталкивающий и весьма злобный образ купца-рабовладельца.

Как тонко заметил ведущий фестивальных вечеров Сергей Коробков, партия Али – стала знаковой в карьере Р. Нуриева. И как-то символично, что этой партией открыл своё выступление на фестивале любимец казанской публики Олег Ивенко, исполнивший великого танцовщика в фильме «Белый ворон».

Л. Саммерскейл уже на следующий вечер создала нежный, трогательный образ Жизели под чуткий аккомпанемент её партнёра по баварской сцене — кубинского исполнителя Алехандро Виреллеса. Солистка «Стасика» Наталья Клейменова весьма достойно выступила в небольшой, но столь коварной партии мстительной и непреклонной повелительницы вилис – Мирты.

Следует отметить, что особенностью данного фестиваля стал интересный приём организаторов фестиваля: в течение вечеров показывать спектакли с участием одного театра (что весьма логично, так как не требуется дополнительного эмоционального «приноровления» к партнёрам по сцене, а доведённые до автоматизма нюансы в мизансценах лишь усиливают уверенность исполнителей).

Так, замечательное впечатление произвел вечер с участием исполнителей Большого театра Беларуси – Такатоши Мачиямы (Модест Алексеевич), Людмилы Хитровой (Анюта) и Артёма Баньковского (Студент) в спектакле «Анюта» в уже ставшей хрестоматийной постановке В. Васильева. Солистки Мариинки, две Екатерины — очаровательная Е. Кондаурова (Баядерка) и опытная Е. Осмолкина (Гамзатти) — на смерть бились за внимание восточного красавца-воина Тимура Аскерова — Солора.

Солисты Берлинского балета Ксения Овсяник и Денис Виейра в советской классике – балете «Ромео и Джульетта» на музыку С.Прокофева — наполнили столь знакомый сюжет о несчастных веронских влюблённых целомудренной чистотой: физической (первый поцелуй и лёгкий обморок героини, провисающей в поддержке любимого; проноски, когда героиня, поддерживаемая Ромео, невесомо «касается» земли) и духовной, позволяющей им противостоять кровавой родовой вражде.

Советская классика была представлена также балетом Л. Якобсона «Шурале» на музыку татарского композитора Ф. Яруллина. Олег Ивенко в партии титульного героя буквально священнодействовал, властно подчиняя руками своё «поганое царство». Солистка Михайловского театра Сабина Яппарова-пери легко парила в кружении птичьей стаи — женского кордебалета татарского театра — и восторженно замирала в таких крепких и надёжных руках своего коллеги по михайловской сцене с внешностью настоящего балетного батыра и первого парня на селе — Эрнеста Латыпова.

Прима-балерина дрезденской Земперопер Светлана Гилева боролась со своим «alter ego» в двойной партии Одетты-Одиллии за внимание картинного балетного принца — фактурного, элегантного, галантного и артистичного солиста лондонского Ковент-Гардена Вадима Мунтагирова. А Саша Мухамедова из Национального балета Нидерландов в партии Китри не без лукавства разыграла со своим опытным партнёром по сцене — солистом Михайловского театра и одним из самых известных и лучших танцовщиков современности Леонидом Сарафановым — плутоватую «игру» влюблённых, не забывая и про своеобразную «игру» со зрителями.

Современные постановки были представлены несколько спорной в плане сюжетного претворения и композиционного построения, но весьма зрелищной постановкой Г. Ковтуна балета «Спартак» на музыку А. Хачатуряна. В балете «Спартак» хореограф увидел не привычный «гимн к свободе», а драму с притчевым подтекстом — античным, библейским о вражде двух братьев — Красса (Антон Полодюк) и Спартака (Михаил Тимаев) и их борьбе за сердце Клавдии (Аманды Гомес).

Сохраняет Г. Ковтун и постулат Юрия Григоровича о «квартете исполнителей» в данном балете, введя в качестве антитезы главному женскому персонажу образ Ливии (Кристина Андреева), безответно влюблённой в Красса. Для расширения формата постановки и усиления ее смысловой концепции Ковтун вводит в балетный спектакль новшество в виде монументально-хоровых сцен. Весь состав хора театра не просто выпевал изречения античных авторов, но и сам активно участвовал в сценическом действии изображая патрициев и римских матрон. Это позволяет рассматривать всю структуру спектакля как оперу-балет – позабытый, но весьма функциональный (в плане постановочного потенциала) и вновь набирающий популярность музыкально-театральный жанр.

В балетный спектакль Г. Ковтун также вносит лейтобраз матери-волчицы, «цементирующей» конструкцию постановки; повозку, уносящую на колёсах истории (читай, в вечность) тела братьев; барельефные построения с щитами легионеров и «живой» трон на вытянутых руках кордебалета, возвышающих героев постановки. Весьма эффектно выглядит сольная фресковая картина – застывшая в беззвучном «крике» мать, потерявшая своих сыновей (приём, заимствованный из известного балетного спектакля «Фальшивая улыбка» Р. Ф. Рея, но в данной сцене весьма оправданный, в полной мере выражающий горе волчицы).

Нельзя не отметить и великолепное выступление всех исполнителей «второго плана», которые стали достойным обрамлением спектаклей. Это Алина Штейнерг, Мана Кувабара, Ольга Алексеева, Нурлан Канетов, Артём Белов, Антон Полодюк, Алессандро Каггеджи, Максим Поцелуйко, Ильнур Гайфуллин и Фаяз Валиахметов.

Современная хореография была представлена постановкой «Radio&Juliet» известного современного хореографа Эдварда Клюга в исполнении The Great Gatsby Ballet (арт-директор Денис Матвиенко), а также одноактным балетом «Quatro» словенского хореографа на музыку М. Лазар для четырёх солистов, мировая премьера которого состоялась в Казани в 2010 году.

Э. Клюг – это хореограф с особым видением балетного спектакля. И хотя шекспировский сюжет ограничен одноактной структурой, можно находить в спектакле всё новые смысловые подтексты. Тем более, что хореотекст непосредственно связан с текстом песен (точнее, их образным строем). Недаром название его балета состоит из двух составляющих-половинок: первая половинка – название рок-группы (Radio), а вторая половина – название шекспировской трагедии (Juliet).

Завершился 32-й Нуриевский фестиваль гала-концертом «Р. Нуриев. Из прошлого в будущее», ведущим которого выступил А. Лиепа.

Такие вечера не только рай для балетных исполнителей, но и возможность показать зрителю многообразие танца: классические номера, вошедшие в золотой фонд балетного искусства, и стилевые искания современных хореографов. Хрестоматийная балетная классика была представлена дуэтами в хореографии М. Петипа, открывшими и завершившими первое отделение концерта: па-де-де из сцены теней балета «Баядерки» в исполнении Алёны Ковалёвой (Большой театр) и Андрея Ермакова (Мариинского театра) и па-де-де Медоры и Али из балета «Корсар» в исполнении Кристины Кретовой (Большой театр) и Джулиана Маккей (Михайловский театр).

Самые яркие впечатления классической составляющей вечера – это великолепное выступление солистов татарского театра Кристины Андреевой и Олега Ивенко с целым каскадом высоких зависающих прыжков в Pas de Diane (в хореографии А. Вагановой), а также волшебный дуэт Эвелины Годуновой (Государственный балет Берлина) и Леонида Сарафанова (Михайловский театр) в па-де-де из датской классики — балета «Сильфида» (в хореографии А.Бурнонвиля). Сарафанов также блеснул с Евгенией Образцовой (Большой театр) в па-де-де из балета «Спящая красавица», а Годунова со своим партнёром Денисом Черевичко (Венская опера) завершила вечер па-де-де из балета «Дон Кихота», но не в привычной хореографии Петипа, а в версии Нуриева, чья оригинальная постановка весьма популярна на западно-европейской сцене.

Классика ХХ века была исполнена солистами Астана-оперы Анастасией Заклинской и Серика Накыспекова, которые «растворялись» в фокинской любовной неге из балета «Шехеразада». Кристина Кретова (Большой театр) и Джулиан Маккей (Михайловский театр) разыграли сцену ссоры из балета английского классика Ф. Аштона «Маргарита и Арман».

Великий балетмейстер ХХ века Р. Пети прозвучал в исполнении Дениса Черевичко в партии Фредери, для которого прыжок в распахнутое окно стало избавлением от навязчивой любви к Арлезианке, и в выступлении примы Штутгартского театра Марии Эйхвальд и Алессандро Стаяно (Сан-Карло, Неаполь) в малеровской Adagietto – «Гибель Розы».

Современная хореография была представлена премьерой композицией «Фрагменты» в работе татарских хореографов со столь созвучной фестивалю фамилией – Марии и Марселя Нуриевых, которые попытались раскрыть своё видение метафизической концепции «всё возвращается на круги своя», а также композициями «Конь» в постановке К. Мантулевского в исполнении солиста «Стасика» Юрия Выборнова, неофольклорной композиции в хореографии Н. Иванова «Славянский романс» в исполнении Ю. Выборнова и солистки Кремлёвкого балета Екатерины Первушиной, а также «Всё ветер» в хореографии А. Могилёва на музыку Ж. Массне в замечательном исполнении солистов татарского театра Аманды Гомес и Вагнера Карвальо.

Если кратко охарактеризовать творчество Р. Нуриева, то каждое его танцевальное движение – это движение души. И каждый Нуриевский фестиваль на казанской сцене – это не только праздник балетного искусства, который ежегодно дарит своим зрителям Татарский театр оперы и балета, но и дань памяти великому танцовщику, разбудившим в ХХ веке классический балет. А для публики — это шанс познать балетное искусство, направления развития творческой мысли как прошлого, так и настоящего.

Фотографии предоставлены пресс-службой театра

реклама

рекомендуем

Театральное бюро путешествий «Бинокль»


смотрите также

Реклама