Балетная феерия Минской сцены

Об итогах VI Международного фестиваля «Балетное лето в Большом»

События

Традиционный июньский Минский балетный форум в этот раз был перенесён с первой декады на последнюю. Организаторы фестиваля захотели во время проведения II Европейских игр представить Минск не только как спортивный центр Европы, но и показать культурно-академическую жизнь белорусской столицы. Тем более, что сам Большой театр Беларуси является гордостью и достоянием национальной театральной культуры. Прошедший Минский балетный фестиваль настолько был насыщен яркими событиями – подлинными, не сиюминутными, что вспомнить и оценить его дело весьма благодарное.

Фестиваль открылся программой «Dance. Dance. Dance». Это был не просто вечер одноактных балетов, это был разговор трех именитых танцовщиков — «Рыцарей танца» — о балете, жизни и любви. Каждый разговор вышел недолгим, но весьма душевным. Ведь душа балетного артиста, как гласит программа, «не может молчать». Язык её безмолвен, но пластически выразителен.

Первый спектакль – «Прерванный полет» в исполнении Данилы Корсунцева – это дань памяти известному танцовщику Юрию Соловьёву. Сама композиция и хореография А. Бусько построена на раскрытии темы Художника в тоталитарной политической системе. Предательство любимой женщины в исполнении Нины Змиевец, преследование силовика – Андрея Ермакова, «прыжок в свободу» Друга – Алексея Турко должны, по замыслу хореографа, раскрывать мини-ад последних дней известного танцовщика. И в финале, на фоне коллажа фотографий и видео-инсталляций, метущая и страдающая душа героя устремляется вверх.

В сольной композиции «No name» в исполнении Игоря Колба – глаза, пытливо смотрящие как в своё отражение (в световую «коробку», имитирующую зеркало), так и в зрительный зал; «подвешенные», словно на ниточке, ноги и руки и тщетная попытка танцовщика встать на ноги – создают образ раздираемого внутренними сомнениями героя. Героя, пытающегося расправить свои крылья и начать всё «с чистого листа».

Третья композиция Э. Фаски «Лифт» с участием Евгения Иванченко и его обаятельной партнёрши по Мариинской сцене Ренаты Шакировой оказался очаровательным кунштюком: юмористической хореографической зарисовкой о юноше и девушке, которые нашли свою судьбу в застрявшем лифте.

Оригинально был обыгран финальный поклон трёх основных участников вечера. Звуки голоса и мелодия танго великого аргентинского маэстро К. Гарделя словно возвращали во времена, когда этот танец был исключительно мужской прерогативой. И кто сказал, что танго втроём ограничено лишь в рамках классического любовного треугольника? Это может быть танец-единоборство, танец-спор, где каждый из участников пытается перетянуть внимание зрителей на себя.

Привлекательная особенность всех международных фестивалей — показ ярких постановок, осуществлённых другими балетными труппами. На сей раз в статусе приглашённого на фестиваль гостя — украинский театр современной хореографии «Киев Модерн-балет», который в течение двух вечеров показал постановки своего основателя и главного балетмейстера Раду Поклитару. На прошедшем минском фестивале украинский театр современной хореографии «Киев Модерн-балет» под руководством Поклитару представил своё видение балета «Спящая красавица» П. И. Чайковского, в котором знакомая сказочная сюжетная канва (как и структура спектакля, и хореотекст) претерпевает кардинальные преображения. А также два одноактных балета, связанные одной идеей, раскрывающей быстротечность бытия: «Вверх по реке» (своеобразный сюжетный микс гётевского «Фауста» и фильма Д. Финчера «Загадочная история Бенджамина Баттона») и «Долгий рождественский обед» (по пьесе Т. Уалдера).

Особое хореовидение балетмейстером сюжетных перипетий отражается в поддёрнутой грустью тонкой эковской иронии, клюговской умозрительной недосказанности, ноймайерской обречённости, форсайтовском динамизме, грэхемских кордебалетных цепочках, единой волновой пластике Д. Папаиоанну, переплавленных в оригинальный цельный композиционный слиток. Всё также поражают продолжительные оригинальные силовые акробатические поддержки на протяжении всего спектакля, которые стали своеобразной хореографической визитной карточкой балетмейстера.

Постановки Р. Поклитару оставляют довольно терпкий привкус – это странный (а порой и гротесковый) мир невысказанных слов и поступков. Он играет по своим правилам и делает то, что по-настоящему хочет. А зрителю остаётся лишь наблюдать и принимать или нет его фантазии, исходя из своего мироощущения и мировосприятия.

В неизменном для каждого классического балетного форума спектакле «Лебединое озеро» вместо травмированной и столь ожидаемой публикой музы Начо Дуато — Екатерины Борченко выступили солисты «Стасика» — обаятельная Эрика Микиртичева в двойной партии Одетты и Одиллии, а в партии Зигфрида – Денис Дмитриев, по внешним параметрам весьма соответствующий партии принца-романтика. Но, как показал вечер, замена оказалась неравноценной.

Творческий поиск

Художественный руководитель балетной труппы Большого театра Беларуси Юрий Троян после постановки исторической драмы – балетного спектакля «Витовт» вновь обратился к героическому прошлому, но поставил во главе образной концепции балетного спектакля уже женский, не менее знаковый для Беларуси, исторический персонаж — Анастасию Слуцкую. В качестве соавторов спектакля были приглашены композитор Вячеслав Кузнецов и известный драматург, сценарист Анатолий Делендик (создатель киносценария о княгине Слуцкой).

В основе балетного спектакля два конфликта: внешний (борьба с крымско-татарскими захватчиками) и внутренний (любовный многоугольник). Однако наиболее ярко в балете показан третий — внутриличностный конфликт героини, по ходу развития сценического действия красной нитью проходящий через весь балет. Трансформация не только в хореолексике (от мягкой пластики до резких, графически чётких, словно рубящих движений), но и в сценическом облачении героини: нежный белый подснежник в прологе превращается в стальной (цвета холодного клинка), когда в одиночестве Анастасия Слуцкая впервые восседает на троне.

Следует отметить, что вся постановка балета основывается на двух типах драматургии: «сквозной» (непрерывным чередованием одной сцены, эпизода с другим) и «монтажной» с заострением отдельных ярких моментов, словно изъятых из потока сценического действия. Среди отдельных пластических решений весьма эффектно смотрится музыкально-хореографическая композиция похоронного шествия князя Слуцкого: под монотонные звуки колокольного набата руки женского кордебалета двигаются из стороны в сторону, словно имитируют движения-удары колокольного «языка».

В целом постановка нового белорусского балета производит довольно яркое впечатление. Эффектно решена финальная сцена-апофеоз балета. На фоне «колосящихся рук» («над пропастью во ржи») возвышается на вытянутых руках титульная героиня этого балетного эпоса, обращаясь к своим детям и всему белорусскому зрителю. Словно «перекличка эпох» — Анастасия Слуцкая передаёт завет своим потомкам.

Юбилейный вечер

Последний постановочный вечер фестиваля прошёл под знаком юбилейного торжества. На сцене – спектакль «Ромео и Джульетта» мэтра белорусского балета Валентина Елизарьева. А в зрительном зале – выдающаяся белорусская балерина и первая исполнительница титульной партии Инесса Душкевич, для который этот год юбилейный.

Елизарьев, опираясь на изначальное либретто Леонида Лавровского, создал свою оригинальную хореографическую версию шекспировского спектакля, в которой постарался передать «самую печальную повесть на свете» как историю, имеющую вневременный характер. Дабы сосредоточить внимание зрителей только на трагедии веронских влюблённых, балетмейстер удаляет ряд второстепенных персонажей – кормилицу Джульетты, герцога, пажей, трубадура, но при этом вводит новый обобщённый персонаж, который можно охарактеризовать как фантомные демонические силы (или бесы), цементирующий конструкцию постановки. Бесы не только появляются в драматургических узлах спектакля, они становятся серыми кукловодами, дирижирующими всеми поступками героев.

Балетный спектакль В. Елизарьева поставлен 30 лет тому назад, но по своему композиционному и концепционному претворению до сих пор современен, чему свидетельство использование партерной техники flying low (движение на полу сцены). Не только каждый герой балета получает свою запоминающуюся пластическую характеристику, но свои хореопластические решения получают и дуэты — Джульетты с Ромео, Джульетты с Парисом.

При этом не устаешь удивляться оригинальным поддержкам, в том числе горизонтальным и перекидным. Символико-смысловое значение (как предвестник трагического финала) несёт горизонтальная поддержка Джульетты в руках своих родных с возвышающимся кинжалом (тонкая аллегория — семья становится её невольным палачом).

Аллегорическим смыслом отмечено решение ансамблевых сцен. Так, чопорный «парадный» Pas de cinq (танец пятерых исполнителей) в первом акте — сомкнутые руки четы Капулетти, Тибальда, Джульетты и Париса воспринимаются не только как неразрывные кровные узы, но и как цепь, опутывающая Джульетту. И та же сцена в последнем акте – вновь сцепление, но уже в Pas de quatre (вчетвером, без Тибальда), удушающие объятья матери, попытка вырваться и понимание героиней своей обречённости. В спектакле немало режиссёрско-пластических находок. Весьма оригинальное решение получили сцены с патером Лоренцо, когда в движениях во всевозможных инвариантах возникает абрис креста.

И сценография спектакля в целом (оригинальный «микс» средневекового антуража и сюрреализма), и отдельные её детали подчинены раскрытию замысла балетного спектакля, не отвлекая, а акцентируя на подтекст, «подстрочник» постановочной концепции (художник-постановщик Э. Гейдебрехт). Так, знаменитый балкон Джульетты преобразуется в примирительный «перешеек», соединяющим две половинки когда-то разъединённого моста — мирного сосуществования двух семейств. Мост, который смогли соединить только влюблённые, ценою своей жертвенной любви.

Завершающий аккорд фестиваля

В том, что язык танца универсален и интернационален каждый раз убеждаешься на гала-концертах балетных фестивалей, представляющих всю палитру современного балетного искусства. Вот и гала-концерт минского балетного форума (режиссёр-постановщик Ольга Костель) собрал на сцене Большого театра Беларуси ведущих балетных исполнителей многих стран.

Такие вечера не только рай для балетных исполнителей, но и возможность показать зрителю многообразие танца: классические номера, вошедшие в «золотой фонд» балетного искусства, и стилевые искания современных хореографов. Хрестоматийная балетная классика была представлена дуэтами хореографии М.Петипа — Па-де-де из балета «Спящая красавица» в исполнении Наталии Мацак и Сергея Кривоконя (Национальная опера Украины), «Раймонда» в интерпретации ведущих солистов Берлинской оперы Ксении Овсяник и Дениса Виейры, «Лебединое озеро» в исполнении ведущих солистов «Стасика» Анастасии Лименько и Сергея Мануйлова.

Белорусские танцовщики Александра Чижик, Константин Героник, Эвен Капитен в сцене из «Корсара» выглядели не только достойно, а в Гран-па из балета «Дон Кихот» в исполнении Людмилы Хитровой и Олега Еромкина гораздо предпочтительнее своих именитых зарубежных коллег (отметим, что накануне Хитрова и Еромкин исполнили главные партии в «Ромео и Джульетте»).

Советская балетная классика была представлена хореографической миниатюрой «Вешние воды» А. Мессерера (с эффектным финальным «стульчиком», с которым «молодой весны гонцы» уходят за кулисы) в исполнении А. Лименько и С. Мануйлова. Английская классика – хрестоматийным порывисто-романтическим макмиллановским Адажио из балета «Манон» с лёгкими «стаккатными» шагами, скульптурно-отточенными точками-позами и изящными пируэтами в исполнении примы Национальной оперы Эстонии Елены Шкатуло и канадского танцовщика, премьера Мариинки — Мэтью Голдинга.

Белорусский балет был представлен в роскошном Адажио из ставшей уже классической постановки В. Елизарьева балета «Спартак» в исполнении Ирины Еромкиной и Антона Кравченко, побуждающего исполнителей восторженно парить на большом дыхании протяжённых танцевальных фраз; любовным дуэтом из пролога балета «Анастасия» в постановке Ю. Трояна, когда влюблённой юной героине в исполнении Людмилы Уланцевой кажется «небо в алмазах» и можно в сильных поддержках премьера А. Кравченко «дотянуться до небес». И нельзя не отметить великолепную пластику белорусско-японского премьера Такатоши Мачиямы в такой гибкой трансформации образа офисного планктона в композиции «Клерк» (хореография молодых белорусских балетмейстеров Константина Кузнецова и Юлии Дятко).

Современное направление белорусского исполнительского искусства было представлено двумя номерами: сольной композицией Перваны Мырадовой, тело которой изящно извивалось в поисках выхода из «Лабиринта души» (хореография Ю. Марковской), и в дуэте Надежды Филипповой и Игоря Оношко в оригинальной композиции «Нас больше нет» молодого, но, безусловно перспективного украинского танцовщика и балетмейстера Артёма Шошина (хотя вполне можно назвать композицию «Одиночеством вдвоём», уход героини за кулисье лишь ставит финальную точку этого уже опостылого союза).

Молодые и довольно именитые танцовщики весьма удачно ищут своё призвание и на балетмейстерской стезе. В качестве примера приведём композицию «Закулисье» премьера эйфмановского театра Олега Габышева, наглядно раскрывающую весь спектр переживаний танцовщика перед выступлением (мандраж, тревогу, волнение), прежде чем он уверенно выйдет на сцену и блеснёт (судя по антуражу) в сольной вариации Щелкунчика.

Современная хореография, в исполнении Н. Мацак и С. Кривоконя, была также представлена композицией известного немецкого хореографа Раймондо Ребека, который, судя по своим постановкам последних лет, как и Р. Поклитару, явно озадачен размышлениями о времени в хореопластическом отражении (мило, но ничего экстраординарного). Гораздо интереснее была представлена композиция «Mesh» («Сеть») молодого английского хореографа Джорджа Вильямсона в исполнении К. Овсяник и Д. Виейры, когда оригинальное переплетение тел, рук, ног образуют такие интересные хореографические «узлы», что хочется неотрывно смотреть на этот узор пространственного сцепления пластических фигур.

Можно долго рассуждать о равнозначности представленных на минском гала-концерте современных композиций, но сама исходная «палитра» позволила познакомить белорусского зрителя и гостей фестиваля с широким кругом исканий молодых хореографов. А публика искренне дарила аплодисменты всем исполнителям за балетную феерию, которую ежегодно преподносит своим зрителям Большой театр Беларуси.

Фото: Павел Бас, Михаил Нестеров (предоставлены пресс-службой театра)

реклама

вам может быть интересно

рекомендуем

Театральное бюро путешествий «Бинокль»


смотрите также

Реклама