Дирижерская элита — это не миф!

27.11.2008 в 17:04

Национальный филармонический оркестр России сделался за последние годы абсолютным рекордсменом Москвы по количеству и качеству выступающих с ним приглашенных дирижеров, равно как и по части открытия новых имен. В прошлом сезоне НФОР проводил в Доме музыки абонементный цикл «Дирижерская элита XXI века», а в нынешнем продолжил его с немного модифицированным названием «Дирижерская элита. New generation», только уже под эгидой Московской филармонии, в ее базовом зале имени Чайковского. И надо сразу отметить, что в плане подбора участников абонемент нынешний оказался более удачным. А поскольку все четыре его концерта компактно разместились в течение месяца, показалось логичным объединить их в одной статье.

На фоне несмолкающих разговоров о кризисе и чуть ли не девальвации дирижерской профессии уже само по себе название абонемента звучит полемично, даже с неким вызовом. Добро бы речь шла о действительно раскрученных фигурах — таких как Теодор Курентзис, Владимир Юровский, Даниэль Хардинг, Густаво Дудамель... А то ведь и имена-то, пожалуй, за единственным исключением, мало кому в Москве известные. Однако по завершении цикла вряд ли кто-то откажет в праве быть причисленными к элите, по крайней мере, троим из четырех представленных дирижеров.

Сомнения на этот счет оставляет лишь один Андрей Данилов, которому доверили открывать цикл. Это, несомненно, хороший профессионал, прекрасно обученный, хорошо технически оснащенный и обладающий еще рядом достоинств, кроме одного: харизмы у него пока что не просматривается. Он может достигать весьма достойных и в целом убедительных результатов, но по-настоящему захватить музыкантов и публику ему все же не удается.

Впрочем, если отвлечься от названия абонемента, следует признать, что «испанская» программа Данилова была не только со вкусом подобрана, но и прозвучала в целом очень даже неплохо. Наряду с такими популярными сочинениями, как «Арагонская хота» Глинки и «Испанское каприччио» Римского-Корсакова, исполнялись и гораздо менее у нас известные «Испанская рапсодия» Мориса Равеля и Сюита из балета «Треуголка» Мануэля де Фальи, а «Антильский концерт» для гитары с оркестром (солист Юрий Нугманов) пуэрториканца Эрнесто Кордеро многие и вовсе открыли для себя впервые.

Второй участник цикла — финн Ханну Линту, имеющий уже довольно внушительный послужной список, но в России появлявшийся лишь однажды, в 90-е годы, в самом начале карьеры, на петербургском фестивале «Музыкальный Олимп». Уже в первом номере программы — весьма непростом для восприятия сочинении Эйноюхани Раутаваары «Пред иконами» — он явил уверенное и вполне зрелое мастерство. Вместе с тем поначалу складывалось ощущение, что Линту по-скандинавски интровертен и малоэмоционален. Концерт для скрипки с оркестром Яна Сибелиуса, прозвучавший с непривычной для нас сдержанностью (в том числе и у солировавшего Никиты Борисоглебского), этого ощущения отнюдь не развеял. Однако второе отделение, где исполнялась Четвертая симфония Карла Нильсена, поставило все на свои места. Харизма маэстро оказалась столь сильной, что заставила публику прослушать несколько рыхлую по форме симфонию, длящуюся тридцать пять минут без пауз, буквально на одном дыхании. Линту явил себя здесь музыкантом действительно крупного масштаба, и было жаль, что мы смогли услышать его лишь в скандинавском репертуаре. Думается, он мог бы быть весьма интересен в симфониях Брукнера и даже Малера.

В отличие от Линту, немец Михаэль Гюттлер — фигура для Москвы не совсем новая. На его счету — удачные выступления с «Новой Россией» и «Солистами Москвы», а также куда менее удачное с оркестром Московской филармонии в прошлом сезоне, когда откровенно не получилась Пятая симфония Малера. После того концерта даже подумалось, что Гюттлер, возможно, еще недостаточно созрел как музыкант для столь масштабных полотен. Однако нынешняя «Героическая» Бетховена убедила, что это отнюдь не так. Может быть, Малер — не совсем его композитор, или просто репетиций не хватило. Зато на сей раз все было иначе. Произведения Рихарда Штрауса и Бетховена Гюттлер досконально проработал с оркестром, будучи настолько в материале, что все, кроме Третьего фортепианного концерта, дирижировал без партитуры. В открывшем программу штраусовском «Дон Жуане» маэстро продемонстрировал волевой напор и уверенное владение оркестром. В Бетховене же явил себя серьезным интерпретатором, а в Третьем концерте для фортепиано с оркестром (тонко сыгранном Александром Кобриным) еще и отличным ансамблистом.

Надо сказать, что если Рихард Штраус принадлежит к числу несомненных ноу-хау НФОРа, играющего его едва не с первых дней своего существования, то Бетховена коллектив исполнял сравнительно мало. Однако прозвучавшие в этот вечер Третью симфонию и Третий концерт следует признать большой и принципиальной удачей. Если НФОР под управлением Гюттлера и не достиг того перфекционистского совершенства, какого добивался в Бетховене Михаил Плетнев с РНО, то по эмоциональной отдаче и биению живого пульса, пожалуй, даже оказался впереди...

Туган Сохиев, подобно Гюттлеру, является дирижером гергиевского круга. Но если немецкий маэстро, пройдя в Мариинке университеты в качестве ассистента, ныне появляется там не слишком уж часто, то Сохиев — не просто штатный, но ныне и фактически второй дирижер театра после самого Гергиева. Да и на международной арене его карьера складывается весьма успешно. В Москве, однако, Сохиева почти не знают: в период недолгой работы с оркестром Вероники Дударовой он был еще слишком молод, чтобы обратить на себя внимание, да и репутация самого оркестра этому не способствовала. В последующие годы он больше здесь не появлялся, и нынешний концерт вполне можно считать моментом открытия этого дирижера для российской столицы.

На концерте в КЗЧ Сохиев сумел захватить зал буквально с первых же тактов малоизвестной симфонической поэмы Франка «Проклятый охотник», обрушив на зал такую харизму, что сразу вспомнился Гергиев. А финал Девятой симфонии Дворжака заставил вспомнить также и многих других выдающихся маэстро. Возможно, молодому дирижеру, переживающему период «бури и натиска», пока еще кое-где недостает тонкости (например, в медленных частях той же дворжаковской симфонии), но при столь значительном даровании это — всего лишь вопрос времени.

Ханну Линту, Михаэль Гюттлер, Туган Сохиев — несомненно, эти три дирижера из числа тех, кто будет играть определяющую роль в музыкальной жизни ближайшего будущего. А в затылок им уже дышит двадцатилетний Азиз Шохакимов — один из наиболее очевидных кандидатов на участие в аналогичном абонементе следующего сезона. Таким образом, если еще в 90-е годы будущее дирижерской профессии внушало серьезные опасения, давая основания для пессимистических прогнозов (вспомним, к примеру, книгу Нормана Лебрехта «Маэстро миф»), то ныне ситуация изменилась: на арену выходит сильная новая дирижерская генерация, с некоторыми представителями которой москвичи благодаря НФОРу смогли ныне познакомиться.

Дмитрий Морозов

реклама

вам может быть интересно

рекомендуем

Театральное бюро путешествий «Бинокль»

смотрите также

Реклама