Музыкальный сюрприз зелёного острова

Национальный концертный зал в Дублине

Путешествуя по миру, в силу служебной необходимости или вследствие неодолимой тяги к странствованиям, можно встретиться с образцами высокого классического искусства в местах, от которых ты этого ожидал менее всего. Не ожидал — не потому что считаешь уровень культуры того или иного народа, страны, города недостаточно высокой, а скорее всего вследствие своей недостаточной информированности. А может быть еще от того, что мир слишком богат и разнообразен, и сколько в нем еще сокрыто интересного и неожиданно прекрасного — даже порой совершенно невозможно предположить. Интересы меломана, как правило, крутятся в основном вокруг тех центров мировой музыкальной культуры, о которых известно более всего, о чем пишут чаще всего, о чем нам рассказывает радио и телевидение. Для России такие центры — это бесспорно Москва и Петербург, в мировом масштабе — Вена, Лондон, Нью-Йорк, Париж…

Что известно среднестатистическому российскому меломану о бытовании классической музыки, например, в Ирландии? Думаю, что не много. Признаюсь честно, мне вот до случайно выпавшей поездки в эту страну не было известно об этом вообще ничего. Да, имена некоторых музыкантов ирландского происхождения с мировой репутацией мне, конечно, были знакомы, но, например, что такое музыкальная жизнь Дублина… Это было абсолютной terra incognita.

Между тем, в столице Ирландии имеется огромное, массивное и величественное здание серого камня под названием Национальный концертный зал. Внутри зал раскрашен в различные весёленькие оттенки зелёного — любимого цвета ирландцев, над его сценой нависает изящный тёмного дерева орган, а акустика в зале — просто изумительная.

Национальный концертный зал — дом для ведущего ирландского симфонического коллектива — Национального филармонического оркестра радио и телевидения Ирландии, который выступает здесь круглый сезон: каждую пятницу оркестр обязательно даёт концерт, разумеется, бывает, что выступает он и чаще одного раза в неделю. Филармоники — коллектив старый, заслуженный и уважаемый, без них не обходится ни одно сколько-нибудь значимое событие в стране — будь то инаугурация президента или первый за сто лет визит в Ирландию английской королевы. Но главная их миссия — знакомить ирландцев с безбрежным океаном классической музыки, и для этого они делают немало: помимо регулярных концертов в столичном концертном зале коллектив много ездит по стране, записывает диски, выступает на радио и телевидении, словом, всеми силами приобщает ирландцев к высокому, светлому и вечному. Вот уже несколько лет главным дирижёром коллектива является выходец из СССР Алан Бурибаев, который стремится пропагандировать в Ирландии русскую музыку. В частности, афиша ближайшего после моего посещения концерта состояла сплошь из отечественной классики — Римский-Корсаков, Прокофьев, Чайковский, а солировать должна знаменитая Наталия Гутман.

На мою же долю в первую пятницу марта выпала абсолютно венская программа — Моцарт и Рихард Штраус. Солнечный гений музыки «номер один» был представлен концертом для скрипки № 4 ре-мажор (Кёхель 218) и «Симфонией кончертанто» для солирующего дуэта скрипки и альта (Кёхель 364). «Серьёзный» Штраус — бессмертным «Дон-Жуаном» и двумя фрагментами (Reisefieber и Walzerszene) из оперы «Интермеццо». За дирижёрским пультом стоял молодой канадский маэстро Джулиан Куэрти, а солировали выходцы из пост-СССР — латвийская скрипачка с ростокским дипломом Байба Скриде и обосновавшийся в Лондоне украинский альтист Максим Рысанов.

Сердцевину концерта составлял Моцарт, в котором блистали оба солиста, а обрамляли её симфонические опусы Штрауса. Начали с «Дон-Жуана» — произведения молодого композитора, в котором задор и эйфория юности хлещет через край с самой первой ноты. В юношеском, но уже зрелом шедевре — полно искреннего энтузиазма, преклонение перед классиками (прежде всего перед великим тёзкой Вагнером) нарочито, автор как бы хочет показать сразу все что умеет, обрушивая на слушателя с первого такта мощный, красивый, колористически не просто богатый, а даже избыточный звуковой поток. Видимо поэтому русский мастер оркестра Римский-Корсаков в своей «Летописи» нелицеприятно назвал Штрауса спекулянтом и бесстыдником — слишком уж откровенно, слишком уж наотмашь бьёт юный Рихард оркестровыми красками, богатством фактуры. Но не таков ли Дон-Жуан, герой его поэмы? Ведь он любит жизнь и наслаждения во всех их проявлениях и беззастенчиво, не таясь, все время стремится к ним.

Оркестр бушевал и резвился, закручивая слушателей в какую-то вихревую воронку восторга и наслаждения — впору было утонуть в этом океане чувственности. Несмотря на сочные краски, тем не менее, сразу можно было услышать высокий класс коллектива — по слаженной игре струнных, по филигранности духовиков (которыми Штраус явно злоупотребляет — нам бы, в российские оркестры таких духовиков!), по звуковому балансу, который, несмотря на некоторое лихачество, был просто идеальным. Ведро воды, которым тебя окатили вдруг, внезапно, но воды вкусной, сладкой, родниковой — и ты стоишь абсолютно обалдевший и абсолютно счастливый: вот, что такое «Дон-Жуан» Штрауса в исполнении дублинских филармоников.

Совсем иными предстали фрагменты «Интермеццо» — здесь уже нет куража молодости, здесь ирония, юмор, местами шутка с издёвкой, чуть-чуть брюзжания — но все очень изящно, по-венски. Если в «Дон-Жуане» оркестр рассыпал искры шампанского, то в «Интермеццо» он показывал, как он умеет петь — мягко, тягуче, но, не теряя темпа, вальсируя ловко и умело. Словно аромат дорогих духов было это исполнение — пряных, но не резких.

Такой разный Рихард Штраус отлично оттенял светлого Моцарта, чей гений бесконечно разнообразен и одинаково недосягаем ни для кого — даже для великого мастера Штрауса. Это объединение в одном концерте двух имён оправданно не только венской темой: Штраус искренне любил и восхищался Моцартом, даже не удержался от соавторства с ним — теперь и мы доподлинно знаем о штраусовской редакции «Идоменея» (недавняя работа Московского камерного театра Бориса Покровского). Кстати, оперная тема в этом чисто симфоническом концерте безусловно присутствовала — это и «Дон-Жуан», который одновременно принадлежит и оперному Моцарту, и симфоническому Штраусу, это и интерлюдии из оперы «Интермеццо», это, наконец, части моцартовских концертов, в особенности Andante cantabile скрипичного, где цитируется тема из ранней оперы «Король-пастух».

Байба Скриде

Скрипачка Скриде вышла на сцену в интересном положении — совсем скоро она станет мамой. Возможно, оттого ее скрипка пела особенно нежно и мягко, виртуозность, которой она, бесспорно, владеет, уступила место человечности и созерцательности — и дело не испортили даже пара не слишком четко сыгранных пассажей. Альтист Рысанов, безусловный виртуоз, держался несколько в тени, умеряя свой литой звук, позволяя себе сверкнуть игрой тембров лишь исключительно в сольных фрагментах — бережное отношение к партнерше чувствовалось на протяжении всего симфонического дуэта: благородство альта подчеркивало хрупкость и изысканность скрипки.

«Симфония кончертанте» — интересная музыкальная форма, сочетающая жанр симфонии и инструментального концерта, как правило, предназначенного для нескольких солистов. Иоганн Кристиан Бах, Гайдн и Карл Стамиц успешно работали с этой формой музыкального высказывания — именно в Мангейме, где творил Стамиц, Моцарт и познакомился с ней, и она ему приглянулась. Это великолепная возможность совместного музицирования — и Скриде и Рысанов воспользовались ею в полной мере, представив исключительный по сыгранности и тембральному слиянию дуэт.

Александр Матусевич, Дублин

реклама

рекомендуем

Театральное бюро путешествий «Бинокль»


смотрите также

Реклама