Бетховен в нагрузку к Вагнеру

Маттиас Гёрне, Манфред Хонек и НФОР в Московской филармонии

Маттиас Гёрне

О том, что в программе Национального филармонического оркестра России (НФОР), которая должна была прозвучать в Концертном зале имени Чайковского 1 октября, как следствие форс-мажора произошла дирижерская замена, стало известно заблаговременно. Изначально же предполагалось, что с оркестром в этот день выступит его художественный руководитель и главный дирижер Владимир Спиваков, но вместо него к оркестру вышел австрийский дирижер Манфред Хонек: дело житейское, и ничего необычного в этом нет.

В этом сезоне (2019/2020) Манфред Хонек – по-прежнему музыкальный руководитель Питсбургского симфонического оркестра, в который пришел в сезоне 2008/2009. Имя этого маэстро в первый круг «номенклатуры» зарубежных дирижеров вряд ли входит, однако меломанам оно, безусловно, известно. Поскольку в первом отделении вечера был заявлен Бетховен (Пятая симфония до минор, op. 67), а во втором – фрагменты из опер Вагнера, то эта замена предстала в какой-то мере знаковой. «Интрига, которой не было», оказалась на поверхности: австрийского дирижера словно «прицельно» ангажировали на исполнение музыки великих немцев, один из которых, к тому же, снискал и лавры венского классика…

Вообще-то, абонемент Московской филармонии № 10, в рамках которого как раз и был анонсирован нынешний концерт, называется «Мастера оперной сцены», и его фирменная сквозная линия – участие в нём оперных певцов. И поэтому главным лицом концерта 1 октября оказался, естественно, не дирижер из Австрии, а весьма известный, не раз уже выступавший в Москве и полюбившийся здешней публике немецкий бас-баритон Маттиас Гёрне. Лицом концерта 26 ноября в рамках этого абонемента на этой же сцене должна будет стать канадская певица-контральто Мари-Николь Лемьё, а концерта 15 декабря – знаменитейший валлийский бас-баритон Брин Терфель. Какая, однако, интересная линейка низких голосов обоих полов подобралась в этом филармоническом цикле!

Но если в программах будущих концертов оперный вокал полноценно анонсирован в двух отделениях, то на концерте 1 октября вокал априори предполагался лишь в одном. То есть теме абонемента соответствовала лишь половина концерта – второе отделение. Так что в надежде услышать «мáстера оперной сцены», слушателю ничего не оставалось, как в нагрузку «отдохнуть» еще и на Пятой симфонии Бетховена. И многие скажут: «А что тут плохого? Сиди да слушай!» Плохого, конечно, ничего, однако, собираясь услышать того или иного знаменитого или просто известного певца, обычно как-то даже особо и не думаешь ни об оркестре, ни о дирижере, с которыми он выступит. По большому счету, тебе это, как правило, не важно, если единственной целью твоего посещения концерта является желание услышать именно этого певца. Однако при встрече в концертном зале с чистым симфонизмом крупной формы ситуация всегда кардинально меняется!

Когда речь заходит об оркестровом исполнительстве, в особенности, о симфоническом исполнительстве в чистом виде, мы как аксиому всегда повторяем: «От дирижера зависит всё!» Это, конечно, так и есть, но бывают ситуации, когда на все сто процентов эта аксиома не работает, и приходится согласиться с тем, что от дирижера зависит, конечно же, многое, но не всё. Именно такая ситуация и сложилась в первом – бетховенском – отделении обсуждаемого концерта. Да – звучал Бетховен… Да – игрались в несколько непривычных темпах его правильные ноты, которые композитор-гений сложил в свою бессмертную Пятую симфонию… Однако на сей раз, постучав в дверь в начале первой части, судьба так и не достучалась до восприятия этой музыки именно твоей слушательской душой…

Эта музыка оказалась просто музыкой, не став чем-то важным и всепоглощающим именно для тебя. Эта музыка не погрузила в свою ауру как во что-то созвучное и неотъемлемое для твоего слушательского сознания. Всё в ней было очень спокойным и будничным, если не сказать скучным… И вряд ли в этом повинен дирижер… Скорее всего, дело в оркестре, который просто привык играть именно так – формально и равнодушно. А вести речь об узнаваемости его собственного почерка, о фирменном оркестровом звуке, слушая в исполнении этого коллектива Пятую симфонию Бетховена, и вообще было не с руки… И вправду, оставалось лишь только сидеть и слушать, совершенно не получая от звучавшей «хрестоматийной» музыки ни малейшего эмоционального удовольствия…

По счастью, разбудить оркестр на Вагнере дирижеру всё-таки удалось, и эта музыка стала настоящей «спасительницей», примирившей с действительностью первого отделения. Вагнеровская «сюита» предстала в следующем порядке: вступление к опере «Тристан и Изольда», монолог из нее Короля Марка, а также «Смерть Изольды» (инструментальная версия финала оперы), монолог Голландца из оперы «Летучий голландец», знаменитый ансамбль «Полет валькирий» (инструментальная версия), а также сцена прощания Вотана (с Брунгильдой) и финал «Заклинание огня» из оперы «Валькирия». Что ж, подборка Вагнера удалась на редкость мощная и впечатляющая, и судьбе, наконец, всё-таки стало угодно достучаться до публики в зале, так что раскрыть свои души и сердца вниманию божественным вагнеровским длиннотам не составило уже ни малейшего труда!

Австрийский дирижер, немецкий певец и отечественный оркестр продемонстрировали редкое музыкальное единение, и к финалу «сюиты» Вагнера психологический «прострел» слушательского сознания приобрел поистине сокрушительную силу. И это был подлинный праздник «вагнеровской симфонии»! В ней (в этом скрупулезно выверенном до мелочей «экспромте») бравый певец-солист, представляя разных, но неизменно страдающих героев (Короля Марка, Голландца и Вотана), словно проводил одну сольную вокальную партию. Маттиас Гёрне завораживал слух тончайшей колористической нюансировкой, благодаря которой дух персонажей Вагнера едва ли не витал в атмосфере зрительного зала, а нерв их эмоционально мятежного душевного непокоя вдруг мощно заклокотал и в наших сердцах!

На фото: Маттиас Гёрне

реклама

вам может быть интересно

Хиппи играет на рояле Классическая музыка