«В пылу праведного гнева»

На концерте Камерного оркестра «Musica Viva» в «Зарядье»

Посткарантинное возвращение Московского камерного оркестра «Musica Viva» в Московский концертный зал «Зарядье» состоялось 3 октября с компактной, но насыщенной барочной программой в одном отделении. На сцене Большого зала прозвучала прелестная, с легкостью проникающая в душу и услаждающая слух музыка итальянцев Арканджело Корелли (1653–1713), Франческо Джеминиани (1687–1762) и Антонио Вивальди (1678–1741), а также музыка великого немца Георга Фридриха Генделя (1685–1759). Концерт прошел под управлением художественного руководителя и главного дирижера коллектива Александра Рудина, а в качестве солисток в этот вечер с оркестром выступили Диляра Идрисова (сопрано) и Мария Успенская (орган). Последняя в составе камерного ансамбля также взяла на себя партии клавесина и органа-позитива.

Корелли и Джеминиани были представлены инструментальной музыкой: первый – Concerto grosso ре мажор (op. 6, № 4), второй – Concerto grosso № 12 ре минор («Фóлия», H. 143). Любопытно, что исполненный опус Джеминиани оказался концертным парафразом на Сонату для скрипки и basso continuo Корелли (op. 5, № 12). Она как раз и представляет собой развернутый набор скрипичных вариаций на фолию, то есть на одну из старейших нотированных тем европейской музыки, строящихся по остинатному принципу и известных со второй половины XVI века. Этот первичный материал стал основой для создания композиторами вариаций на него, и расцвет популярности данного музыкального направления приходится на эпоху барокко (XVII век и первая половина XVIII века).

Оба Concerti grossi, оказавшиеся «генетически» связанными, прозвучали полновесно ярко, потрясающе безукоризненно и с точки зрения нюансов мелодической фразировки, и с точки зрения ритмической фактуры, и с точки зрения осязаемо благодатной чувственности гармонических оборотов. В «Фолии» Джеминиани соло на скрипке великолепно провела Татьяна Федякова. Одним словом, встреча с этими барочными раритетами подарила массу восторженных слушательских впечатлений. Неменьшее упоение чисто инструментальной музыкальной субстанцией вызвал и Концерт для органа с оркестром соль минор Генделя (op. 4, № 1, HWV 289). Изюминкой этого исполнения стало то, что сольная партия была блестяще проведена Марией Успенской на большом стационарном органе.

Его торжественная инаугурация – после многоэтапного процесса монтировки, а также длительного периода отладки – состоялась в конце февраля нынешнего года, когда все театрально-концертные площадки Москвы еще работали в привычном режиме и их закрытия в связи с пандемией COVID-19 пока ничто не предвещало. Однако услышать живое звучание этого инструмента рецензенту довелось только сейчас. Гигантский орган Большого зала «Зарядья» изготовлен по уникальному проекту старейшей французской органостроительной фирмы Mühleisen, на счету которой свыше ста новых органов по всему миру. Фасад органа (его часть, видимая из зрительного зала) не передает и десятой доли его подлинного размера. Этот орган – самый большой в Москве по числу регистров (85) и один из крупнейших в Европе. Ему отведено специальное место высотой в три этажа и площадью в 121 квадратный метр: вся эта махина весом порядка 40 тонн, включая стационарную консоль из четырех мануалов (с 61 клавишей на каждом), расположена над сценой – за зрительскими местами центрального бельэтажа (сценического балкона).

В данном случае для исполнения названного выше Органного концерта Генделя была использована мобильная (выносная) консоль также с четырьмя мануалами (с 32 клавишами на каждом), которую расположили на сцене «в ансамбле» с оркестром. Мягкое и глубокое, трепетно нежное и пленительно обволакивающее звучание большого органа, достигаемое благодаря высочайшему мастерству солистки, на редкость органично и сбалансированно сочеталось с фактурой звучания оркестра. Если сольная органная музыка – гость наших концертных залов довольно частый и регулярный, то концерты для большого органа с оркестром звучат всё же заметно реже. Так что рецензенту, насладившемуся прекрасным исполнением Концерта Генделя, удалось «убить сразу двух зайцев» – впервые вживую услышать новый орган и удовлетворить свой органно-концертный репертуарный интерес.

Гендель в этот вечер был также представлен двумя вокальными фрагментами – ариями Красоты из оратории «Триумф Времени и Разочарования» (HWV 46a). «Un pensiero nemico di pace» – характéрная для стиля барокко трехчастная стремительная ария di bravura в форме da capo. В этой конкретной арии небольшой и медленный центральный раздел обрамлялся весьма бурной вокальной экспрессией начального и конечного разделов. Еще один вокальный фрагмент составили финальные речитатив accompagnato «Pure del Cielo intelligenze eterne» и ария sostenuta «Tu del ciel ministro eletto». В названных фрагментах Диляра Идрисова, демонстрируя феноменальное техническое оснащение, сначала поразила меломанский слух огненной виртуозностью в быстрых пассажах, а затем властно заставила раствориться в проникновенно певучем, глубоко трогательном legato финала оратории. Мы сполна смогли насладиться не только изумительной широтой и ровностью барочной кантилены, но и привнесенной певицей в музыку палитрой высоких душевных эмоций.

А мощным финалом-апофеозом вечера стал известнейший духовный мотет Вивальди «In furore iustissimae irae» («В пылу праведного гнева») для сопрано с оркестром (RV 626). Он создан на латыни, и в нём – четыре части: энергичная патетическая ария da capo с первой строчкой, давшей название всему опусу, речитатив «Miserationum Pater piissime» («Благочестивейший Отец сострадания»), скорбная ария в духе lamento «Tunc meus fletus evadet laetus» («Тогда мои слезы станут счастливыми») и традиционная «Alleluia». С точки зрения техники вокала, в музыке Вивальди было всё, как в Генделе, но сердца слушателей певица с легкостью воспламенила невероятно чувственной искрой религиозного экстаза…

Фото предоставлены пресс-службой МКЗ «Зарядье»

Тип
Раздел
Театры и фестивали
Персоналии
Коллективы
Автор

реклама