Голосистость vs музыкальность

На вручении российской оперной премии CASTA DIVA — 2019

Церемония награждения российской оперной премией CASTA DIVA и в этом году – по итогам 2019 года – прошла, что стало уже привычным, на сцене Московского театра «Новая Опера». «Великосветское» мероприятие состоялось 15 октября. Награждение по-прежнему перемежалось концертными выступлениями – как лауреатов премии, так и приглашенных участников церемонии. Как всегда, была большая оперная программа, но в созвездии вновь появившихся на оперном небосклоне лауреатских имен того мощнейшего катарсиса, что на вручении премии в прошлом году смогла подарить нам роскошная драмсопрано Елена Панкратова, испытать на этот раз, увы, не довелось.

Тем не менее, хотя бы формально можно было бы считать, что всё происходило, в целом, как обычно, если бы не одно «но»… За долгие годы существования премии (с 1996 года) в сознание меломанов прочно вросло то, что бессменный председатель ее жюри – Михаил Мугинштейн, который в свое время и выступил с инициативой учреждения этой профессиональной награды. И если еще в прошлом году во главе «Совета Шести» – как раз столько человек насчитывало жюри – стоял именно он, то в нынешнем году имя Михаила Мугинштейна в нём не значится. Консервативная (то есть абсолютно закрытая) структура «Совета Шести» трансформировалась теперь в «Совет Пяти», а председателем жюри стала Елена Третьякова. Кроме нее – напомним в связи с этим – членство в жюри по-прежнему сохраняют Екатерина Бирюкова, Марина Гайкович, Нора Потапова и Сергей Ходнев.

Что ж, как гласит античная философская мудрость, «всё течет, всё меняется», однако всевозможных музыкальных премий в России по нынешним временам так много, что не устаешь задаваться извечным вопросом: «Ведь, если премии вручают – значит – это кому-нибудь нужно?» Безусловно, да! И общее утверждение в ответе на этот вопрос распадается, как минимум, на три частные составляющие. Во-первых, это нужно самим организаторам и членам жюри, ведь «вращаться в сферах» и быть на виду музыкальной общественности – всегда приятно и лестно. Во-вторых, это, просто как воздух, как творческий стимул, нужно самим лауреатам, ведь быть замеченным всегда приятно и лестно не менее.

Если же компетентное, как принято говорить в таких случаях, жюри, выражающее, однако, всего лишь свое частное мнение, еще и попадает в десятку, то именно тогда и возникает «в-третьих», то есть явная польза для широкой публики, часть которой впервые мобилизованной под знамена оперы, возможно, и будет именно сейчас. Но всё это нужно и меломанам, которых – скажем прямо – интересуют не столько даже сами результаты (тем более в отношении оперных постановок, многие из которых в поле их зрения зачастую и не попадают), и не сама, как правило, скучная и затянутая церемония награждения, а шанс услышать в концертной программе этих вечеров множество известных – отечественных и (или) зарубежных – исполнителей (лауреатов и приглашенных гостей), которые, колеся по миру, в Москве появляются далеко не часто. А услышать меломанам необходимо, чтобы составить собственное мнение, ибо как невозможно путешествовать, сидя на домашнем диване, так и невозможно принять на веру то, свидетелем чего ты не стал сам.

Екатерина Петрова

И всё же, сколько людей – столько и мнений. Безусловно, и мнение автора этих строк, посещающего церемонии вручения премии CASTA DIVA ради выработки собственного мнения на основе живых вокальных впечатлений, – также личное частное мнение. Однако разделять частные восторги жюри оно вовсе не обязано, хотя, конечно же, всегда хочется, чтобы это было именно так. Вот и задача настоящих заметок – вовсе не препарирование под микроскопом результатов премии CASTA DIVA за прошлый год, а фиксация живых впечатлений. Как и в прошлом году, ибо информационный аспект обойти никак нельзя, сделаем это после оглашения официальных результатов, к чему тотчас и приступаем:

• Событие года – 2019: «Три сестры» П. Этвёша, Екатеринбургский театр оперы и балета «Урал. Опера. Балет» (дирижер – Оливер фон Дохнаньи; режиссер – Кристофер Олден, сценографы – Эндрю Либерман, Ираклий Авалиани);

• Европейское событие – 2019: «Сказка о царе Салтане» Н.А. Римского-Корсакова, Брюссельский театр «Ла Монне» / «Де Мюнт» (дирижер – Ален Альтиноглу; режиссер и сценограф – Дмитрий Черняков);

• Спектакль года (оригинальная постановка) – 2019: «Поругание Лукреции» Б. Бриттена, Московский театр «Новая Опера» имени Е.В. Колобова (дирижер – Ян Латам-Кёниг; режиссер – Екатерина Одегова, сценограф – Этель Иошпа);

• Спектакль года (совместная постановка) – 2019: «Похождения повесы» И.Ф. Стравинского, Московский музыкальный театр имени К.С. Станиславского и В.И. Немировича-Данченко (совместная постановка с Фестивалем в Экс-ан-Провансе, дирижер – Тимур Зангиев; режиссер – Саймон Макбёрни, сценограф – Майкл Левин);

• Мировая премьера – 2019: «Влюбленный дьявол» А. Вустина, Московский музыкальный театр имени К.С. Станиславского и В.И. Немировича-Данченко (дирижер – Владимир Юровский; режиссер – Александр Титель, сценограф – Владимир Арефьев);

• Певица года – 2019: Екатерина Губанова (Венера, «Тангейзер» Р. Вагнера, Амстердам и Дрезден; Брангена, «Тристан и Изольда» Р. Вагнера, Мариинский театр [Санкт-Петербург]; Фрикка, «Кольцо нибелунга» Р. Вагнера, Берлинская государственная опера; Эболи, «Дон Карлос» Дж. Верди, Большой театр России [Москва]; Амнерис, «Аида» Дж. Верди, Венская государственная опера);

• Певец года – 2019: Евгений Никитин (Вотан, «Кольцо нибелунга» Р. Вагнера, Мариинский театр [Санкт-Петербург] и Бордо; Гюнтер, «Кольцо нибелунга» Р. Вагнера, «Метрополитен-опера» [Нью-Йорк]; Клингзор, «Парсифаль» Р. Вагнера, «Метрополитен-опера» [Нью-Йорк]; Скарпиа, «Тоска» Дж. Пуччини, «Метрополитен-опера» [Нью-Йорк]);

• Взлет – 2019: Елена Стихина (Медея, «Медея» Л. Керубини, Зальцбургский фестиваль; Ярославна, «Князь Игорь» А.П. Бородина, Парижская национальная опера [Опера Бастилии]; Мими, «Богема» Дж. Пуччини, Мариинский театр [Санкт-Петербург] и Парижская национальная опера [Опера Бастилии]; Мадам Баттерфляй, «Мадам Баттерфляй» Дж. Пуччини, Амстердам; Аида, «Аида» Дж. Верди, Женева);

• Лучшая зарубежная певица – 2019: Марлис Петерсен / Германия (Саломея, «Саломея» Р. Штрауса, Баварская государственная опера [Мюнхен]; Мариетта [Мари], «Мертвый город» Э. В. Корнгольда, Баварская государственная опера [Мюнхен]);

• Лучший зарубежный певец – 2019: Кристофер Мальтман / Великобритания (Эдип, «Эдип» Дж. Энеску, Зальцбургский фестиваль; Риголетто, «Риголетто» Дж. Верди, Франкфурт-на-Майне; Дон Карлос, «Сила судьбы» Дж. Верди, Королевский оперный театр «Ковент-Гарден» [Лондон]);

• Кавалер оперы – 2019: Ахим Фрайер / Германия.

Итак, всех лауреатов за 2019 год, услышанных в рамках концертной программы, объединяло одно довольно навязчивое качество голосов. Все они в ущерб музыкальности были очень зычные, сильно резонирующие, просто стенобитные в аспекте производимой ими вокальной эмиссии, поэтому и создалось впечатление, что именно этот критерий номинирования, а не владение культурой и стилем исполнения, был поставлен во главу угла! Но ведь оперные голоса и должны быть большими – звучными и сильными. Всё верно: должны. Но также они должны еще не давить звуком, не форсировать, а тембрально полновесно и точно вести музыкально-мелодическую линию, используя целый арсенал выразительных и технических средств. Впечатлить же таковым арсеналом новые лауреаты не смогли, то и дело «поддавая звучка» и пронзая слух стальной напористостью.

Елена Стихина

Молодую солистку Мариинского театра Елену Стихину премия CASTA DIVA нашла в номинации «Взлет». Обладательница мощного сопрано lirico spinto свежей и сочной, но начисто выбеленной, безобертональной фактуры, примерив на себя однозначно не свою партию, открыла программу знаменитой молитвой Нормы «Casta diva» из одноименной оперы Беллини. Но сей шедевр бельканто предстал, увы, лишь шаблонным, без каких-либо чувственных оттенков и музыкальных нюансов, хотя сегодня нас хотят убедить в том, что эта певица – универсальна, а значит, способна осилить и драматический репертуар. И если в эмпиреях Вагнера – в прозвучавшем дуэте Сенты и Голландца «Wie aus der Ferne längst vergang’ner Zeiten» из «Летучего голландца» – поверить в это было еще можно, то зажечь вердиевские страсти в дуэте Аиды и Амнерис «Fu la sorte dell’armi a’tuoi funesta, povera Aida!» из «Аиды» холодная спинтовость артистки не дала ни единого шанса.

Евгений Никитин

Названный вагнеровский дуэт прозвучал совместно с солистом Мариинского театра, бас-баритоном Евгением Никитиным, а вердиевский дуэт – с меццо-сопрано Екатериной Губановой, исполнительская карьера которой в последние годы связана преимущественно с зарубежными оперными сценами. Оба исполнителя – лауреаты премии CASTA DIVA в номинации «Певец / Певица года», и сольно Евгений Никитин провел выходной монолог Голландца «Die Frist ist um, und abermals verstrichen sind sieben Jahr’», но психологически тонкой музыкальной выделкой и теплом романтической ауры, присущей страдающей душе своего персонажа, захватить так и не смог. Басовая зычная напористость создавала полотно суровой плотной фактуры, и тонких чувственных нитей в нём, увы, попросту не оказалось. Собственно, это повторилось затем и в дуэте певца с Еленой Стихиной.

Екатерина Губанова

Ситуация с Екатериной Губановой, спевшей «убойную» арию Эболи «O don fatale, o don crudel», но так «наповал и не убившей», пожалуй, поинтереснее будет. Секрет весьма успешной интеграции этой исполнительницы в пространство мировой оперы, признаться, удивлял рецензента всегда, ибо, сколько бы ни доводилось ее слышать, впечатления от певицы на занятой ею позиции меццо-сопрано всегда были весьма скромные. И дело здесь не только в объективно узкой и малообъемной эмиссии звучания, но и в его заведомой искусственности, к которой певица – отдадим ей должное – весьма искусно прибегает ради того, чтобы вписаться тембрально-регистровую природу меццо-сопрано. Это сполна было достигнуто и в исполненной ею арии Эболи, которая взяла, прежде всего, эффектным блеском высоких нот. Но изначальная искусственность и сопутствующая ей напряженность на пределе вокальных возможностей окунуться в омут вердиевских страстей не позволила ни в этой арии, ни в прозвучавшем совместно с Еленой Стихиной дуэте из «Аиды».

Игорь Головатенко

Лауреат премии CASTA DIVA за 2018 год, солист Большого театра России, баритон Игорь Головатенко, «потерявшийся» на вручении прошлого года, получил свою награду лишь сейчас, исполнив при этом арию (сцену сна) Франческо «Tradimento! ... Pareami, che sorto da lauto convito» из «Разбойников» Верди и застольную Гамлета «Ô vin, dissipe la tristesse» из одноименной оперы Томá. К этому певцу, в последние годы сделавшему поистине головокружительную карьеру на зарубежных оперных сценах, рецензент всегда испытывал уважение за благородство стиля, чувственность кантилены и музыкальность – особенно в вердиевском репертуаре. И в связи с этим сразу вспоминаешь такие его партии на сцене Большого театра, как Жермон в «Травиате» и Родриго в «Дон Карлосе». Однако в какой-то момент роскошную кантилену певца одолела силовая манера звукоизвлечения: артист стал петь решительно иначе – с характéрным драматическим нажимом, что, увы, проявилось и сейчас, особенно в музыкально прихотливой пьесе раннего Верди.

Наталья Мурадымова

В компанию голосистых исполнителей, выступивших в этот вечер, влилась также пара лауреатов премии CASTA DIVA за 2015 год. Это солисты Московского музыкального театра им. Станиславского и Немировича-Данченко Наталья Мурадымова (драмсопрано в классическом понимании) и Дмитрий Ульянов (зычный, звонкий бас, мощно прорезающий слух). Певица-сопрано – пусть и напористо, но всё же довольно чувственно и органично – исполнила сцену, каватину и кабалетту Леди Макбет «Nel dì della vittoria io le incontrai … Vieni! T’affretta! … Or tutti sorgete, ministri infernali» из «Макбета» Верди. И в вердиевском репертуаре могучему и страстному звучанию драматического сопрано, супротив холодной и зычной искусственности меццо-сопрано Екатерины Губановой, веришь стократ больше!

Дмитрий Ульянов

Впрочем, в вагнеровском репертуаре, в чём убедила также прозвучавшая в этот вечер «Смерть Изольды» (финал «Mild und leise wie er lächelt» из оперы «Тристан и Изольда»), поверить Екатерине Губановой оказалось возможным, ибо на ее голос явно переходного типа специфический язык музыкальной драмы Вагнера лег самым благодатным образом, что как раз и хочется не без удовольствия отметить. Но мы едва не забыли о названном ранее басе. Между тем, потрясающее вердиевское кантабиле, коим является ария Короля Филиппа «Ella giammai m’amò» из «Дон Карлоса», певец скучнейшим образом «доложил» публике, как на партсобрании, а «приблизительностью» интонирования и подавно «добил». Выпадение певца из музыкального стиля Верди было очевидным, так что данного гостя-лауреата мы просто, что называется, приняли к сведению и внесли в протокол.

Виктория Яровая

Лишь также внесем в протокол и трио Маршальши, Октавиана и Софи «Hab’ mir’s gelobt, ihn lieb zu haben in der richtigen Weis’» из «Кавалера розы» Р. Штрауса, которое под занавес программы исполнили Елена Стихина, меццо-сопрано Гаянэ Бабаджанян («Новая Опера») и сопрано Ольга Селиверстова (Большой театр России). Всё прозвучало довольно мило, но не более того. Зато тройку приглашенных певцов-гостей этого вечера – солистов «Новой Оперы» – отметим, наконец, в аспекте музыкальности и стилистической культуры. Так, совершенно роскошная меццо-сопрано Виктория Яровая пленила слух артистически тонкой, романтически чувственной, тембрально насыщенной трактовкой сцены Шарлотты «Слезы» (романса «Va! Laisse couler mes larmes!») из «Вертера» Массне, и это исполнение открыло в амплуа певицы еще одну восхитительную музыкальную грань!

Хачатур Бадалян

В пандан к романсу Шарлотты изумительно волнующе и лирично в исполнении тенора Хачатура Бадаляна прозвучал упоительнейший романс Вертера «Pourquoi me réveiller, ô souffle du printemps?» из той же оперы. А сопрано Екатерине Петровой удалось завладеть меломанским вниманием даже с не слишком концертной оперной пьесой – с арией Эллен Орфорд «Embroidery in childhood was a luxury of idleness» из «Питера Граймса» Бриттена. За дирижерским пультом оркестра «Новой Оперы» творил прекрасный музыкант Андрей Лебедев, дирижер этого театра. С певцами и музыкой он легко находил общий язык в каждом номере, даже если кто-то из певцов общего языка с музыкой, увы, не находил…

Фото Даниила Кочеткова

реклама

вам может быть интересно

Сентябрьские тезисы Классическая музыка