Елена Панкратова — русская сенсация Байройта

В созвездии российской оперной премии CASTA DIVA — 2018

В этом году церемония награждения Российской оперной премией CASTA DIVA за 2018 год (председатель жюри — Михаил Мугинштейн) состоялась на сцене Московского театра «Новая Опера» 24 сентября. В прошлом году площадка этой церемонии была той же самой, и, похоже, премия нашла, наконец, свой постоянный дом. Как всегда, награждение перемежалось концертными выступлениями – как лауреатов премии, так и приглашенными участниками церемонии. Как всегда, была большая оперная программа, и, как всегда, было созвездие оперных имен, и одно из них – имя русской драмсопрано Елены Панкратовой: на этом незабываемом гала-вечере певица ожидаемо стала сенсацией, поистине грандиозным хедлайнером программы!

Однако сначала – официальные результаты, а затем в распутывании клубка нынешней церемонии награждения премией CASTA DIVA будем двигаться не в порядке сценария, а в порядке «восхождения» от персоналии к персоналии:

• Событие года – 2018: «Жанна д’Арк на костре» («Жанна на костре») А. Онеггера. Пермский театр оперы и балета (копродукция с Лионской национальной оперой [Франция], театром «Ла Монне» / «Де Мюнт» [Бельгия] и Театром Базеля [Швейцария], музыкальный руководитель и дирижер – Теодор Курентзис; режиссер, сценограф, художник по свету и костюмам – Ромео Кастеллуччи);

• Спектакль года – 2018: «Путешествие в Реймс» Дж. Россини, Большой театр России (копродукция с Нидерландской национальной оперой [Амстердам], Королевской Датской оперой [Копенгаген] и Оперой Австралии [Сидней], музыкальный руководитель и дирижер – Туган Сохиев, режиссер – Дамиано Микьелетто, сценограф – Паоло Фантин, художник по костюмам – Карла Тети, художник по свету – Алессандро Карлетти);

• Европейское событие – 2018: «Саломея» Р. Штрауса, Зальцбургский фестиваль (музыкальный руководитель и дирижер – Франц Вельзер-Мёст; режиссер, сценограф, художник по свету и костюмам – Ромео Кастеллуччи);

• Певица года – 2018: Елена Панкратова (Кундри, «Парсифаль» Р. Вагнера, Байройтский фестиваль; Жена Барака, «Женщина без тени» Р. Штрауса, Берлинская государственная опера);

• Певец года – 2018: Игорь Головатенко (Елецкий, «Пиковая дама» П.И. Чайковского, Большой театр России и Зальцбургский фестиваль; Граф ди Луна, «Трубадур» Дж. Верди, Баварская государственная опера [Мюнхен]);

• Лучшая зарубежная певица – 2018: Асмик Григорян (Саломея в одноименной опере Р. Штрауса, Зальцбургский фестиваль);

• Лучший зарубежный певец – 2018: Андреас Шагер (Тристан, «Тристан и Изольда» Р. Вагнера, Берлинская государственная опера и Парижская национальная опера [Опера Бастилии]; Парсифаль в одноименной опере Р. Вагнера, Байройтский фестиваль);

• Специальный приз «Взлет» – 2018: Богдан Волков (Ленский, «Евгений Онегин» П.И. Чайковского, Московский театр «Новая Опера»; Царь Берендей, «Снегурочка» Н.А. Римского-Корсакова, Большой театр России).

Итак, начнем с приглашенных участников церемонии. В их числе – меццо-сопрано Гаяне Бабаджанян, солистка «Новой Оперы». С выразительной лирической окрашенностью и ощущением стиля музыки она исполнила романс Никлауса «C’est l’amour vainqueur!» из «Сказок Гофмана» Оффенбаха. Сопрано Зарину Абаеву и баритона Константина Сучкова, солистов Пермского театра оперы и балета, мы прекрасно запомнили еще по прошлой церемонии. Тогда они предстали в итальянском репертуаре, и заведомо жестким, тяжело управляемым, резонирующим звучанием примадонна-сопрано оставила впечатление лишь «сдержанной добротности», в то время как баритон-лирик элегантным, изысканно утонченным мастерством и филигранностью стиля просто очаровал!

Однако на сей раз во французском репертуаре оба исполнителя впечатление произвели существенно меньшее, хотя у баритона арию Ирода «Vision fugitive» из «Иродиады» Массне поставить на грань «стилистической зачетности» было всё-таки еще можно. Но ни в арии Луизы «Depuis le jour» из одноименной оперы Гюстава Шарпантье у сопрано, ни в представленном этими исполнителями финальном дуэте Таис и Атанаэля «C’est toi, mon père!» из «Таис» Массне проникновения в утонченно-изысканный – «воздушно-легкий» и пластически податливый – стиль вокализации не случилось: одни лишь сухие децибелы напрочь «забивали» всё…

Баритона Владислава Сулимского, солиста Мариинского театра, на прошлогодней церемонии мы также уже слышали, но в ранге лауреата премии CASTA DIVA за 2017 год. Истинным мастером он показал себя и на этот раз, представ в двух ариях, требующих «тяжелого» музыкального драматизма – в арии Жерара «Nemico della patria?!» из «Андре Шенье» Джордано и в монологе Яго «Credo in uno Dio crudel» из «Отелло» Верди. А с сопрано Татьяной Сержан, солисткой Мариинского театра, лауреатом премии CASTA DIVA за 2016 год, которую она, приняв участие в концерте, смогла получить лишь сейчас, певец исполнил два вердиевских дуэта – Аиды и Амонасро из «Аиды» и Леоноры и Графа ди Луны из «Трубадура». Татьяна Сержан давно уже завоевала звание истинно вердиевской певицы, что и на сей раз с блеском подтвердила, но в ее эмоционально-страстной интерпретации весьма интересно было услышать и выходную арию Адриенны Лекуврер из одноименной оперы Чилеа.

Тенор Богдан Волков, солист «Новой Оперы», в этот вечер «взлетел» – однако совсем не высоко! – в дежурном романсе Неморино «Una furtiva lagrima» из «Любовного напитка» Доницетти и романсе Ассада «Magische Töne», мечтательно-элегическом номере из раритета для отечественных театров и концертных залов – оперы «Царица Савская» (1875) Карла Гольдмарка. Запетый образец итальянского бельканто ничем глубинным, идущим от души и сердца наполнен не был, а позднеромантическая медитация героя, попавшего в смертельный плен любви, стала всего лишь сухим озвучиванием нот. Оба выхода певца по формальным признакам вполне зачетны, но меломанской «вкусности», тембральной наполненности и чувственной красоты вокальной линии они, увы, так и не обнаружили. Это было такое же робкое ученичество, как и в партии Царя Берендея в ученически провальной постановке Большого…

Австрийский тенор Андреас Шагер – признанный в мире исполнитель музыки Вагнера, и в 2015 году на сцене Оперы Фландрии этот харизматично-яркий исполнитель героико-романтического амплуа всецело захватил воображение в титульной партии в «Тангейзере» Вагнера. А свое восхождение на «зеленый холм» Байройта он начал в 2016 году с партии Эрика в «Летучем голландце», спев в том же году по замене и партию Парсифаля в одном из спектаклей. Ангажированным байройтским Парсифалем певец был на протяжении трех сезонов (2017–2019), а в 2018 году по замене ему единожды довелось выступить и в партии Тристана в «Тристане и Изольде». На 2020 год он приглашен в Байройт на титульные партии в «Лоэнгрине» и «Зигфриде».

Сферой Вагнера творческие интересы певца не исчерпываются, и как доказательство этого на обсуждаемой церемонии награждения премией CASTA DIVA певец спел арию Тамино «Dies Bildnis ist bezaubernd schön» из «Волшебной флейты» Моцарта, и это было поистине волшебно: насыщенно-спинтовая, героическая манера вокализации этому образу оказалась вполне «к лицу». Но при этом исполнитель не отказывает себе в удовольствии обращаться и к классической оперетте! Так, в этот вечер совместно с Еленой Панкратовой наряду с основательно серьезным дуэтом Зигмунда и Зиглинды «Winterstürme» (финалом первого акта «Валькирии» Вагнера) прозвучал дуэт Саффи и Баринкая «Wer uns getraut?» из оперетты Иоганна Штрауса «Цыганский барон».

То, что в жанре оперетты певец ощущает себя, как рыба в воде, можно было убедиться еще год назад на гала-концерте в Большом театре России под названием «Кальман оперетта гала», в котором он принял действенное участие. А то, что певцу явно не следовало делать на обсуждаемой церемонии награждения премией CASTA DIVA, так это петь арию Калафа «Nessun dorma» из оперы «Турандот» Пуччини! Для этого «народного» итальянского хита нужно «вокальное мясо», нужна теплота и «глубина» тембра, нужен музыкальный драматизм, а не героическая романтика. В отсутствии всего этого ария Калафа превратилась в «сдавленный» эрзац, ибо петь итальянскую оперу в немецкой манере – с постановкой вокального аппарата на немецкий язык и специфику немецкой музыки – было заведомым легкомыслием. Да и в верхнем регистре сдавленность вокальной линии дала знать о себе еще более, и финальная фермата была взята каким-то противоестественным «микстом», что эстетического удовольствия и вовсе не принесло…

Впервые открыть уникально яркий, эмоционально щедрый вокально-драматический талант Елены Панкратовой рецензенту довелось в ее коронной партии, которая и привела певицу на сцены ведущих европейских оперных домов, и это Жена Барака в «Женщине без тени» Рихарда Штрауса, которую в 2010 году она триумфально исполнила под управлением Зубина Меты на фестивале «Флорентийский музыкальный май». В тот весьма драматичный для музыкальных театров Италии черный год забастовок, когда и увиденный во Флоренции спектакль состоялся просто чудом, ибо ранее был уже отменен, лично познакомиться с Еленой Панкратовой не довелось. Но осенью 2011 года у нее был «Бал-маскарад» (Амелия) в Михайловском театре, а весной 2012 года – снова «Женщина без тени», но уже в «Ла Скала», на главной музыкальной сцене Италии, и эти два «близко» оказавшихся друг к другу события привели к появлению большого интервью с певицей.

Еще одно интервью с ней – весьма важное свидетельство того, что партия Жены Барака в исполнении Елены Панкратовой вышла за пределы Италии, ведь речь идет о маститом бренде лондонского театра «Ковент-Гарден». Однако наиболее важной в череде постижения этого образа, пожалуй, стала для певицы постановка в Мюнхене на не менее брендовой сцене Баварской государственной оперы. Бавария – родина Рихарда Штрауса, и петь его музыку для немецкоязычной публики в его родной цитадели, как ни крути, – заведомо иной, несравнимо высокий уровень ответственности. Заметим, что покорение Мюнхена состоялось годом ранее покорения Лондона…

За время, прошедшее после «Женщины без тени» в «Ла Скала», Елена Панкратова не раз выходила и на сцену Мариинского театра, дебютировав в нём в 2014 году в партии Зиглинды в «Валькирии» Вагнера. Здесь она спела и главные партии в таких итальянских операх, как «Аттила» и «Сила судьбы» Верди, «Турандот» Пуччини и «Норма» Беллини, а в феврале следующего должна появиться и в партии Кундри в «Парсифале» Вагнера. В этой партии в 2016 году она с триумфом дебютировала в Байройте, став первой русской певицей за 140-летнюю историю этого фестиваля, которой доверили «святую святых» – партию Кундри. И нет никаких сомнений в том, что в Байройт ее закономерно привели творческие свершения на других европейских сценах, не заметить которые, в силу их первозданной уникальности и экстраординарности, было решительно невозможно!

Байройтской Кундри Елена Панкратова была на протяжении четырех сезонов (2016–2019). В 2019 году она спела здесь и Ортруду в «Лоэнгрине». Эта же партия числится в ее байройтском ангажементе на 2020 год. С Андреасом Шагером в «Валькирии» в связке «Зиглинда – Зигмунд» именно в Байройте певица не пересекалась, но на «зеленом холме» много пела с ним в «Парсифале», а в следующем году в Байройте встретится с ним и в «Лоэнгрине». Однако как бы то ни было, «Winterstürme», исполненный этим дуэтом на церемонии награждения премией CASTA DIVA, волшебную, ни с чем не сравнимую ауру Байройта, несомненно, принес и в стены «Новой Оперы»!

Это волшебство по-вагнеровски емкой «божественной нескончаемости», «обнаженная медитация» человеческих чувств явились восхитительно мощной предтечей кульминации вечера, когда певица, выйдя один на один со зрительным залом, что называется, заставила обратиться публику в слух, буквально «наэлектризовав» воздух своим глубоким и сильным голосом. Речь идет о монологе Электры «Allein! Weh, ganz allein!» из одноименной оперы Рихарда Штрауса. Весной следующего года эту роль она исполнит в новой постановке Гамбургской государственной оперы (режиссер – Дмитрий Черняков), но то, что мы услышали уже сейчас, заставляет говорить вовсе не о предварительном эскизе монолога из этой партии, а о подлинном мини-спектакле, о музыкально-драматическом театре одного актера. И если бы это было единственным, что довелось услышать на этой церемонии награждения, то уже ради одного только этого ее стоило бы посетить!

В пении Елены Панкратовой была нежность и боль, отчаяние трагедии и целый океан тонких психологических оттенков. В ее голосе была Вселенная, а в ее пении был драйв, который из нот рождал подлинную музыку. Певице и всем участникам гала-программы эту музыку помогал творить Оркестр театра «Новая Опера» во главе с дирижером Андреем Лебедевым. У церемонии награждения премией CASTA DIVA как будто бы наметились контуры обретения постоянного дома, однако за три года некая традиция успела сложиться и с дирижером сего важного события, который впервые выступил в этом качестве в 2017 году с другим оркестром и на другой театральной площадке. И если обе традиции продолжатся и впредь, этому можно будет лишь от всей души порадоваться!

Фото Даниила Кочеткова

реклама