|

Никто и не ожидал!

«Ожидание» Таривердиева как открытка из Петрозаводска

Никто и не ожидал, что постпрограмма Пятого фестиваля музыкальных театров России «Видеть музыку» завершится монооперой Микаэла Таривердиева «Ожидание». Никто и не ожидал, что 19 ноября на Малой сцене Московского детского музыкального театра имени Н.И. Сац эта опера прозвучит в камерном формате в исполнении солистки Музыкального театра Республики Карелия Эльвины Муллиной (обладательницы прекрасного лирического сопрано) и концертмейстера этого театра Александра Онькина (фортепиано). Никто и не ожидал, что три постановки Музыкального театра Республики Карелия, запланированные к показу на фестивале в Москве, – «Сельская честь» Масканьи, «Сестра Анжелика» и «Джанни Скикки» Пуччини – из-за пандемии COVID-19 до Москвы так и не доедут. Но таковы реалии современной жизни, и всем нам приходится в них существовать.

…Немного статистики. Всего в программе Пятого фестиваля «Видеть музыку» (вместе с офф-программой) были запланированы 40 спектаклей (31 театр), а состоялись 34 (29 театров). В московской программе из 12 спектаклей (10 театров) состоялись 11 (9 театров). В региональной программе вместо плановых 24 спектаклей (18 театров) прошли 19 (16 театров). При этом региональная программа недосчиталась 12 спектаклей (8 театров), но дополнительно приобрела 7 (6 театров). Эти приобретения лишь подтвердили очевидное. Новые ростки живого театрального процесса, несмотря ни на что, всё равно продолжают всходить, а участники этого процесса, идя сегодня заведомо тернистой дорогой испытания на творческую на прочность, полны решимости и не сдаются!

Итак, в основе монооперы «Ожидание» Микаэла Таривердиева – одноименная поэма Роберта Рождественского (1982), позиционированная ее автором как монолог женщины, естественно, – женщины современной. XXI век скоро пройдет пятую часть отпущенного ему на шкале хронологи срока, а премьера этого опуса, созданного в расчете на солистку Московского камерного музыкального театра Марию Лемешеву и поставленного Борисом Покровским, основателем и художественным руководителем этого театра, состоялась в октябре 1985 года. Понятно, что середина 80-х годов XX века, когда все мы жили в Стране Советов, и весьма драматичный пандемийный перелом XXI века, который мы переживаем в качестве граждан новой России, – эпохи контрастные и совершенно не сопоставимые.

Однако понятно и то, что женщина всегда остается женщиной. Противоречивость ее природы и внутреннего мира, ее страхи и сомнения, ее надежды и радости, ее неизбывные амурные переживания, а порой и самые настоящие, отчаянные муки любви, не теряют актуальности в любые эпохи: все эти нематериальные категории стары, как мир, а потому вечны. Очевидно, что в переломные моменты они способны высвечиваться по-особому и своей простой, бесхитростной аурой подкупающе искренней эмоциональности проливать живительный бальзам на наши израненные души. Мы так устали от нескончаемых карантинных ограничений и объективно сложившегося дефицита простого человеческого общения, что именно сейчас – в такие вот моменты – дорожим общением особенно сильно. Именно об этом опера – о жажде человеческого единения и потребности в любви.

В традиции, ведущей отсчет от первой постановки Покровского, не слишком молодая, но всё еще привлекательная женщина, приходящая на свидание с возлюбленным раньше на полчаса – точнее, на 32 минуты – и в течение всего этого времени ведущая на публику свой внутренний сокровенный монолог, полный рельефных контрастов ее настроений, уходит в финале одна, так и не дождавшись желанного донжуана. Хеппи-энда нет и на этот раз, но, кажется, после крушения надежд на счастье любить и быть любимой наша героиня уходит не сломленной, а более мудрой и сильной. И «музыкальная терапия» по отношению к нам, слушателям, благодатна даже в избранном формате без аккомпанемента оркестра. Простая взволнованно чувственная мелодика, вложенная в уста героини, умиротворяет и лечит, заставляя задуматься над ее жизненной драмой и по-настоящему ей сопереживать.

По крайне лапидарным данным программки, премьера петрозаводского «Ожидания», неожиданно привезенного в Москву, состоялась 12 октября 2013 года, однако об авторах постановочно-сценографической концепции в программе нет ни единого слова. На сцене слева – «рояль в кустах» воображаемого парка, справа – парковая скамейка, одинокая, как и сама героиня. «Упавшие» на рояль и планшет сцены разноцветные листья говорят об осени. Кажется, еще тепло, ведь героиня – не в пальто, а в скромном сереньком платье, но встречаем мы ее не по одежке, а по красоте души – по уровню музыкально-артистического перевоплощения, что и заставляет пролететь полчаса спектакля, словно один миг…

Несомненно, мы имеем дело с авторским проектом двух единомышленников: сопрано Эльвина Муллина и пианист Александр Онькин в их взаимодополняющем музыкальном взаимодействии предстают командой абсолютно самодостаточной. А если вспомнить, что представление было сыграно на гостевой площадке, возможно, даже с привлечением местного театрального «реквизита» (неужели скамейку привезли из Петрозаводска?!), то в условиях определенной импровизации героине пришлось взять на себя и роль режиссера, и роль художника, с чем она справилась профессионально и убедительно!

И всё же опера есть опера, и ее вокальный пласт – фактор главенствующий, а в таком спрессованном опусе, как этот, роль вокальной вербальности возрастает стократ больше! Четыре года назад на Первом фестивале «Видеть музыку» Эльвина Муллина взяла в плен в партии моцартовской Царицы ночи, а на этот раз, представ в эстетике компактной музыкально-драматической сцены, покорила еще одну вершину вокально-артистического мастерства – живого и подкупающе доверительного…

Пятый Фестиваль музыкальных театров России «Видеть музыку» проводится при поддержке Министерства культуры РФ и Фонда президентских грантов

Фото Елены Лапиной

реклама

вам может быть интересно