InClassica в Дубае как грандиозный фестивальный ребрендинг

Дневник путешественника: цикл вечеров для звезд музыки с оркестрами

28 февраля 2018 года в Москве состоялась большая презентация VI Мальтийского международного музыкального фестиваля (MIMF). Он прошел с 15 апреля по 1 мая того же года, а на февральской пресс-конференции в отеле «Метрополь» информацию об этом музыкальном форуме с такой основательностью и представительностью СМИ получили тогда впервые. Традиционное время проведения ежегодного фестиваля – весна, и в последний раз в полном объеме при стечении публики он прошел в 2019 году с 29 апреля по 10 мая.

В 2020 году из-за локдауна, вызванного пандемией COVID-19, фестиваль был отменен, а в нынешнем 2021 году с 24 по 30 мая на Мальте была представлена программа с расчетом лишь на интернет-аудиторию, так как запрет на концертные мероприятия с публикой всё еще не был снят. Программу составили два камерных вечера и пять вечеров с Мальтийским филармоническим оркестром, и в их афишах и на сей раз значились имена исполнителей с мировыми именами. Этот мини-фестиваль на Мальте словно стал заделом грандиозного 30-дневного фестивального марафона под названием InClassica, который прошел в Дубае с 28 августа по 26 сентября этого года и вобрал в себя, кажется, всё, что планировалось ранее, но из-за пандемии COVID-19 откладывалось, как говорится, «до лучших времен».

В плане эпидемиологической ситуации «лучшие времена», конечно, еще не настали, но когда стало понятно, что в 2021 году провести полномасштабный фестиваль с публикой на Мальте не удастся, руководство Европейского фонда поддержки культуры (EUFSC – European Foundation for Support of Culture) стало искать новую страну и новые площадки (фонд зарегистрирован на Мальте, его президент – Константин Ишханов, художественный руководитель – Алан Киркоп). Страной, в экстренном порядке одобрившей возможность принять у себя фестиваль, который за многие годы глубоко пустил корни на благодатной мальтийской почве, как раз и стали богатейшие Объединенные Арабские Эмираты.

При этом на контрасте с древними камнями мальтийской истории ультрасовременный, но всё еще активно строящийся Дубай – урбанистическое чудо с рукотворными островами исполинских башен-небоскребов – для мощного ребрендинга мальтийского форума под новым названием InClassica стал, кажется, как раз тем, чем надо. При новом антураже архитектуры и климатически знойной «встряске места», традиции и опыт мальтийских лет InClassica впитала в себя настолько сильно, что душа фестиваля, лишь примерив на себя новую дизайнерскую оболочку, осталась всё той же вечной неспокойной душой вечной неспокойной музыки. В итоге новый фестивальный базис, сменив прежнюю европейскую прописку, дал мощный старт гигантскому фестивальному кластеру классической музыки не только в масштабах Дубая, не только в масштабах ОАЭ, но и всего Ближнего Востока!

Крупнейшая музыкальная обсерватория мира

Именно такой подзаголовок был предпослан первому Международному музыкальному фестивалю InClassica в Дубае, и просто словами это, конечно же, не стало. InClassica 2021 года – это 30 концертов нон-стоп, и каждый день в течение месяца – новая программа. Бóльшая часть вечеров (27) – концерты симфонических оркестров со всемирно известными солистами и дирижерами. InClassica 2021 года – это 37 звездных исполнительских имен, 11 имен харизматичных дирижеров и 7 симфонических оркестров. Фестивальный вояж Российского национального оркестра распался на два блока – на пять концертов в начале фестиваля (31 августа – 4 сентября) и четыре на его финишной прямой (23–26 сентября). С РНО его основатель, художественный руководитель и главный дирижер Михаил Плетнев выступил и как дирижер, и как солист-пианист. Место за дирижерским пультом РНО на фестивале занимали разные маэстро, а в вечер закрытия, на котором солистом-пианистом стал Денис Мацуев, оркестр звучал под управлением Александра Сладковского.

Государственный симфонический оркестр Армении выступил единожды (5 сентября). Словацкий филармонический оркестр (6–9 сентября) и Иерусалимский симфонический оркестр (10–13 сентября) сыграли по четыре концерта. Мальтийский филармонический оркестр, ярко напомнивший об истоках первого фестиваля в Дубае и подчеркнувший его генеральную преемственность, дал три концерта (14–16 сентября). С четырьмя концертами выступил Немецкий государственный филармонический оркестр Рейнланд-Пфальца (17–20 сентября), и с двумя – Калининградский симфонический оркестр (21–22 сентября).

Фестиваль прошел на двух площадках – в Дубайской опере (28 августа – 9 сентября) и в модифицированном для исполнения симфонической музыки акустическом пространстве мультифункционального спортивно-концертно-зрелищного комплекса Coca-Cola Arena, который такой масштабный международный фестиваль классической музыки принимал впервые (10–26 сентября). Организаторы фестиваля изначально планировали арендовать Дубайскую оперу на весь фестиваль, но из-за экстренного планирования нынешнего года сделать это не удалось (театр давно уже был отдан под другой проект – популярнейший мюзикл «Mamma mia!» на основе песен-хитов легендарной шведской поп-группы ABBA). И всё же в плане акустики, в чём убедили концерты, которые довелось посетить автору этих строк, альтернативная площадка оказалась поразительно удачной, и это главное!

Coca-Cola Arena – первая и самая большая крытая арена на Ближнем Востоке: она функционирует с 2019 года. Оперный театр в Дубае распахнул свои двери для публики в 2016 году, и первые три камерных концерта фестиваля (а на открытии был представлен клавирабенд знаменитого канадского пианиста Марка-Андре Амлена) прошли под сводами театра. Организация фестиваля InClassica в Дубае и осуществление в новых условиях довольно непростой фестивальной логистики стали возможными благодаря объединению усилий Европейского фонда поддержки культуры и SAMIT (Show Art Music International Tours) Event Group – одной из ведущих компаний на Ближнем Востоке по организации музыкально-зрелищных событий. На особом прицеле у SAMIT Event Group – создание и поддержка уникальных международных проектов в регионе, и InClassica – один из них.

Нет нужды называть имена всех исполнителей и дирижеров – их легко можно найти на сайте фестиваля, но прежде чем поделиться впечатлениями от шести вечеров (15–20 сентября), очевидцем которых стал рецензент, остановимся на двух важных «опциях» фестиваля. Первая – Международный конкурс Classic Piano, вторая – первичный запуск нового обучающего проекта Ближневосточная академия классической музыки (MECMA – Middle East Classical Music Academy). Если в первые годы фестиваль на Мальте формировался вокруг мастер-классов и обучающих проектов, то начиная с 2018 года все музыкальные «опции» формируются вокруг мощной фестивальной программы.

Classic Piano

Международный конкурс Classic Piano также проводится под эгидой Европейского фонда поддержки культуры (EUFSC), а в Дубае – также в альянсе с SAMIT Event Group. Первый конкурс (2017–2018) изначально включал 11 предварительных туров в разных странах, которые прошли до финального этапа на Мальте, состоявшегося 16–29 апреля 2018 года и четко вписавшегося в рамки VI Мальтийского международного музыкального фестиваля. Второй конкурс, из-за пандемии COVID-19 растянувшийся на 2019–2021 годы, на своем финальном этапе вместе с фестивалем перекочевал в Дубай и с 15 августа по 4 сентября, «соприкоснувшись» с рамками фестиваля InClassica, состоялся в помпезных интерьерах Музыкального зала роскошного отеля Jumeirah Zabeel Saray (на площадке с великолепной акустикой!). Лауреатом I премии в 2018 году стала Анна Улаева (Украина–Австрия), а в нынешнем году – наш соотечественник Мирослав Култышев.

Этот конкурс увеличил призовой фонд и количество лауреатских премий с шести до восьми, а также количество мест проведений национальных этапов с 11 до 14, так что в 2021 году «11 путей на Мальту» превратились в «14 путей в Дубай». Речь идет о предварительных турах конкурса в Гамбурге (Германия), Вене (Австрия), Вашингтоне (США), Шанхае (Китай), Тель-Авиве (Израиль), Ереване (Армения), Токио (Япония), Москве (Россия), Риме (Италии), Берлине (Германия), Антверпене (Бельгия), Лондоне (Великобритания), Сеуле (Южная Корея) и Цюрихе (Швейцария).

Международное жюри этого года возглавил Александр Чайковский, а конкурс в Дубае прошел в четыре тура. На III туре конкурсанты исполняли «Дневник путешественника» (концерт для фортепиано с оркестром композитора-резидента конкурса и фестиваля Алексея Шора). III и IV туры сопровождались Государственным симфоническим оркестром Армении под управлением его основателя, художественного руководителя и главного дирижера Сергея Смбатяна.

Ближневосточная академия классической музыки

Ближневосточная академия классической музыки, работа которой в Дубае впервые прошла с 4 по 23 сентября нынешнего года, – институция уникальная. Обучающий проект, адресованный молодым музыкантам, был реализован в два потока (4–13 сентября и 14–23 сентября) по десяти исполнительским специальностям (фортепиано, скрипка, виолончель, гобой, кларнет, флейта, фагот, валторна, труба, тромбон). Европейский фонд поддержки культуры (EUFSC) стал организатором проекта также в альянсе с SAMIT Event Group, и в качестве рабочей площадки Академии выбор по-прежнему пал на Музыкальный зал отеля Jumeirah Zabeel Saray. Во главу угла была поставлена идея музицирования на одной сцене в сопровождении оркестра как признанных мастеров, так и молодых музыкантов, что в работе Академии создало атмосферу полной демократичности и свободного творчества. Внимание также было уделено и камерно-ансамблевому музицированию, и выступлению солистов с камерным составом оркестра.

Лекции, семинары и мастер-классы прошли под руководством именитых профессоров и музыкантов со всего мира. Специальный курс для студентов по духовым инструментам провели концертмейстеры духовых секций Иерусалимского симфонического, Российского национального и Калининградского симфонического оркестров. В обучающих ежедневных дневных концертах для студентов Академии, всегда начинавшихся в 16:00, знаменитые солисты-инструменталисты со всего мира выступили с Калининградским симфоническим оркестром под руководством известных дирижеров из разных стран. Этот коллектив де-факто можно назвать резидентом Академии (только два первых концерта состоялись с Государственным симфоническим оркестром Армении, который ранее изрядно потрудился на оркестровых финалах конкурса Classic Piano). Право выступить с этими оркестрами наравне с мировыми звездами получили и наиболее успешные студенты. Изюминкой цикла дневных концертов в сопровождении оркестра стали концерты интернациональной серии «Молодые звезды классической музыки», в которой свои нерастраченные таланты смогли проявить солисты-вундеркинды, специально отобранные для участия в Академии.

«С Мальты с любовью» (15 сентября)

Мальтийского соловья Джозефа Каллейю, всемирно известного лирического тенора, довольно хорошо знают и в России: с концертами в Москве он побывал не раз, и самое светлое – причем первое – впечатление рецензента связано с 2007 годом, когда на сцене Большого зала консерватории певец предстал в партии Эдгара в концертном исполнении «Лючии ди Ламмермур» Доницетти (это, кстати, был проект Российского национального оркестра с американским дирижером Патриком Саммерсом). Несмотря на ряд вокальных «проседаний», не попасть под обаяние изумительного голоса 29-летнего певца тогда было просто невозможно! Другой его вояж в Москву в 2014 году, показавший, что слишком быстрый бросок певца от бельканто и лирических героев к драматическим партиям негативно сказался на качестве его голоса, интерес к исполнителю сразу охладил, так что все последующие выступления певца в Москве автор этих строк легко пропускал.

Но прошло еще семь лет, и новая встреча с певцом на фестивале InClassica в Дубае показала, что хотя его голос и утратил ровность и тембральную яркость, сегодня, очень аккуратно выбирая концертный репертуар, исполнитель всё еще способен завоевывать зал зрелым мастерством и природной музыкальностью. Арии Ромео («Ромео и Джульетта» Гуно), Хозе («Кармен» Бизе), Рудольфа («Луиза Миллер» Верди) и даже более «крепкое» ариозо Лориса из «Федоры» Джордано, спетые Джозефом Каллейей, прозвучали вполне зачетно, но без лоска. И всё же во втором отделении широкую публику певец явно покорил «легким», практически эстрадным – с креном в сторону мюзикла – репертуаром.

На бисах певец снова поймал академическую волну, окончательно положив зал на обе лопатки как неаполитанским хитом Эдуардо Ди Капуа «’O sole mio», так и вокальной «бомбой» мексиканца Агустина Лары под названием «Гранада». «Музыкальная открытка» с Мальты, с любовью врученная Дубаю и Ближнему Востоку, прозвучала в сопровождении Мальтийского филармонического оркестра под управлением его главного дирижера Сергея Смбатяна, занявшего этот пост в сентябре 2019 года. Как аккомпаниатор маэстро предстал чутким и преданным союзником певца, с мощным музыкантским драйвом «разбавлявшим» вокальные номера оперными «симфониями» (увертюрами и интермеццо), а также – во втором отделении – весьма демократичными артефактами популярной «легкой» музыки…

«Чайковский — изобретатель мелодий» (16 сентября)

В «музыкальной открытке» с Мальты, полученной накануне, была одна мальтийская изюминка, о которой до поры до времени сказано не было, так как в общей подарочной упаковке она слегка затерялась, и ее захотелось соединить с другой – той, что прозвучала в начале программы, воззвавшей к мелодическим эмпиреям Чайковского. Речь идет о музыке мальтийских композиторов – об «Увертюре» и «Празднике» из балетной сюиты «Рыцари Мальты» Чарльза Камиллери (1931–2009) и о фрагменте из пяти прелюдий, которым их автор Александр Велла Грегори (р. 1984) предпослал общее название «Ветер» и которые предваряют каждую из пяти частей его симфонии «Валетта» (2016).

Музыка первого автора – современная мальтийская классика с жизнеутверждающим романтическим пафосом, музыка второго – новая мальтийская музыка, в которой в романтическую палитру легко и органично вторгаются импрессионистские звучности. Два совсем небольших фрагмента, два разных музыкальных мира, но как удивительно красиво они дополнили друг друга! При этом мальтийские «филармоники» потрясающе органично прониклись и музыкальным романтическим миром Чайковского: под предельно точными, акцентированными, едва ли не «говорящими» пассами дирижера этот мир вдруг открылся слушателям во всём его мелодически-чувственном упоении…

С момента появления в оркестре Сергея Смбатяна в качестве главного дирижера коллектив уже прошел большой качественный путь в плане поиска собственного звучания, которое приобрело и эмоциональную теплоту, и европейскую рафинированность, и пиетет к тонкой нюансировке, и внутреннюю раскрепощенность. Всё это и высвободило мощный сгусток музыкальной энергии, которая наэлектризовала зрительный зал на исполнении хрестоматийных «Вариаций на тему рококо» (op. 33) для виолончели с оркестром. Соло в них виртуозно мощно, однако всё же педантично жестко и сдержанно сухо провел Миша Майский, наш знаменитый бывший соотечественник, обосновавшийся сегодня в Бельгии.

«Стиль рококо» в преломлении романтизма Чайковского, в целом, был постигнут, но русская душа в сольной партии так и не запела. Впрочем, у солиста ее «пение» на надломе и «разрыве» удалось обнаружить в «вибрациях» переложения для виолончели с оркестром «Ноктюрна» Чайковского (op. 19, № 4). Вместе с тем ощутить в полной мере филигранный симфонизм и темпераментное дирижерское «я» стало возможно на поистине роскошном исполнении сюиты из знаменитейшего балета Чайковского «Лебединое озеро» (op. 20). Так что дружеская музыкально-романтическая перекличка фрагмента сюиты из мальтийского балета, который был исполнен накануне, и большой сюиты из русского балета, сказочный антураж которого также отсылает к эпохе рыцарей и дам их сердца, удалась на славу!

«Мир глазами великих немецких мастеров» (17 сентября)

В свои программы Немецкий государственный филармонический оркестр Рейнланд-Пфальца (Deutsche Staatsphilharmonie Rheinland-Pfalz) ожидаемо включил ряд знаковых произведений немецких классиков и романтиков. Программы первых двух вечеров были составлены по принципу трех композиторов. Центральным значился опус с солирующей скрипкой, который как раз и обрамлялся немецкой музыкой. Фаворитом первого вечера стали «Фантазмы» (концерт для скрипки с оркестром Алексея Шора), и его эмоционально захватывающую, динамичную, оптимистически светлую интерпретацию подарила публике американская скрипачка Стелла Чен.

За дирижерским пультом – и так все четыре вечера подряд – находился британский дирижер Майкл Фрэнсис, который пост главного дирижера этого коллектива занял с сезона 2019/2020.

Дирижерская карьера бывшего контрабасиста Лондонского симфонического оркестра началась, когда в январе 2007 года в этом оркестре он заменил таких знаковых маэстро, как Валерий Гергиев и Джон Адамс. Первым оркестром в Европе, где Майкл Фрэнсис стал главным дирижером, был Симфонический оркестр Норрчёпинга (Швеция, 2012–2016). В США, где дирижер живет сегодня, он является художественным руководителем Оркестра Флориды (с сезона 2015/2016) и Mainly Mozart Festival в Сан-Диего (с лета 2015 года). Так что фигура эта весьма интересная, хотя к «высшей номенклатуре» мировых дирижеров ее вряд ли можно причислить. Но музыкант-перфекционист и романтик Майкл Фрэнсис, как показали четыре вечера с ним, «волшебным» даром передачи, несомненно, обладает.

Ощущение обволакивающей слух красоты, ощущение душевного полета музыки было присуще как «оромантизированным» брамсовским «Вариациям на тему Гайдна» (op. 56a), так и прочтению сплошь пропитанных романтикой «Фантазмов», частям которых автор дал названия, сложившиеся едва ли не в мини-поэму! Романтический ореол оказался присущ и Пятой симфонии до минор Бетховена (op. 67), так как на этот раз подлинная жемчужина венского классика со скрупулезно выверенной динамикой и филигранной выстроенностью величественно-хрестоматийного здания музыки прозвучала в оркестровой версии Малера.

«Поэтические вдохновения» (18 сентября)

Сердцевиной вечера стала элегантнейшая «Поэма» для скрипки с оркестром Шоссона (op. 25). Соло в ней лирически взволнованно и чувственно тепло исполнила итальянская скрипачка Анна Тифу.

Этот пленительный позднеромантический опус – едва ли не самый популярный из наследия композитора! – не менее чувственную, меланхолически тонкую поддержку получил и со стороны оркестра. Ярким романическим мазком, предварившим шедевр Шоссона, явилась увертюра «Манфред» Шумана – зачин «драматической поэмы с музыкой» (op. 115). А прозвучавшая под занавес вечера Первая симфония Брамса до минор (op. 68) – масштабная позднеромантическая фреска удивительной глубины и мощи – стала той «визитной карточкой», которая была предъявлена публике невероятно стильно – с немецкой педантичностью, так важной для погружения в сакральную романтику музыки. И то был типично немецкий стальной романтизм, хотя за дирижерским пультом стоял дирижер-британец. Войти в музыкальный резонанс с оркестром ему однозначно удалось!

«Дух и вера» (19 сентября)

Третий вечер с немецкими государственными «филармониками» Рейнланд-Пфальца состоял из двух частей. Первая – большая сюита из балета «Хрустальный дворец» Алексея Шора, вторая – Пятая симфония ре минор Мендельсона (op. 107, «Реформационная»). Соединение этих двух работ в одном концерте под вывеской «Дух и вера» объяснимо лишь формально. Героям балета жестокой судьбой уготовано проявить несгибаемость русского духа (за сюжетом отсылаем к обзору по случаю российской премьеры в Москве трехлетней давности). А вера ассоциируется с симфонией (1829–1830), ставшей запоздалым откликом композитора на 300-летие начала Реформации в Германии (1517).

В балете Алексей Шор апеллирует к стилю русской академической классики, во главе угла которого всегда стояло ярко выраженное мелодическое начало. Опус же Мендельсона в музыкальном плане можно назвать реформаторским (не снискавшим большого успеха при жизни композитора, опубликованным лишь после его смерти и в списке его симфоний получившим последний порядковый номер). Вновь погрузиться в прелестнейшую музыку «Хрустального дворца» оказалось невероятно приятно! При этом было отчетливо слышно, что музыканты и дирижер играли ее с явным удовольствием и неподдельным энтузиазмом!

В партитуру балетной сюиты вошли и сольные вокальные номера, и их всего лишь номинальное прочтение итальянской сопрано Кармен Джаннаттазио, стало единственным, что ответного слушательского энтузиазма не вызвало: ни теплоту истинного чувства, ни музыкальность предъявить певица не смогла. Однако эстетически философское прочтение «Реформационной», которую Мендельсон писал по образу и подобию знаменитой Девятой симфонии своего кумира Бетховена, отличалось и рельефной яркостью, и безупречностью стиля, и восхитительной «прозрачностью» насыщенного звукового полотна. В основу его финала, к которому вели все нити опуса, лег хорал «Ein feste Burg ist unser Gott» самогó Мартина Лютера, и торжественно-ликующая кульминация мощно захватила и на этот раз!

«Воспоминания детства» (20 сентября)

«Двойник» четвертого вечера был еще сильнее: его составили «Воспоминания детства» (концерт-сюита для фортепиано с оркестром Алексея Шора) и музыка балета Стравинского «Жар-птица». В девятичастном фортепианном цикле блестяще солировал Андрей Гугнин. Он явил, с позволения сказать, настоящий мужской пианизм: программная романтика, заложенная автором цикла в каждой его части, предстала филигранно тонкой и настойчиво акцентированной, дерзкой и трогательной, мощной и упоительно нежной. Импульсивная высокая романтика опуса (иногда с оттенком легкой грусти и светлой печали) предстала сотканной из богатого мелодического многообразия, чутко поддержанного и в оркестре…

Музыка балета «Жар-птица» стала настолько ошеломившим финалом-апофеозом всех четырех вечеров, что грандиозное послевкусие от ее исполнения сохранится надолго! Как немецким оркестрантам и британскому дирижеру удалось так всеобъемлюще глубоко и психологически тонко проникнуть в суть «новой русской музыки» начала XX века, сказать сложно, но они это, определенно, сделали! Музыка балета, основанная на исконно русских народных темах, в модифицированной обработке и фирменной оркестровке Стравинского приобрела много символических смыслов. В предложенной на этот раз интерпретации все смысловые аллюзии нисколько не растерялись: они вновь проступили и вновь восхитили!

Три бонуса от Ближневосточной академии классической музыки

Выбор пал на три опуса Алексея Шора, сыгранных Калининградским симфоническим оркестром последовательно с дирижерами Ильей Норштейном, Михаилом Кирхгоффом и Оливером Ведером (Германия). В «Воспоминаниях детства» приятно и мило солировала итальянская пианистка Костанца Принчипе, явив на контрасте с великолепным Андреем Гугниным манеру безмятежно сладкого типично женского пианизма (16 сентября).

Соло в «Музыкальном паломничестве» для виолончели с оркестром (в переложении для альта) феерически провел американский альтист-виртуоз Дэвид Аарон Карпентер (18 сентября), а Виолончельный концерт – и на этом дневник путешественника в Дубай кончается – сыграл изумительно выразительный отечественный виолончелист Александр Рамм (19 сентября).

Фото c концертов Алексея Молчановского / Пресс-служба фестиваля InClassica

Dubai Opera (фото с сайта bautrip.com)

Сoca-Cola Arena (фото с сайта wikipedia.com)

реклама

вам может быть интересно