Опера Штрауса «Каприччио»

Capriccio

Композитор
Дата премьеры
28.10.1942
Жанр
Страна
Германия
Рихард Штраус / Richard Strauss

Разговорная пьеса с музыкой К. Крауса и Рихарда Штрауса (фактически — опера Р. Штрауса на либретто К. Крауса) в одном действии.

Премьера: Мюнхен, 26 октября 1942 г., под управлением К. Крауса.

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:

ГРАФИНЯ (сопрано)
ГРАФ, ее брат (баритон)
ОЛИВЬЕР, поэт (тенор)
ФЛАМАН, музыкант (тенор)
КЛАЙРОН, актриса (контральто)
ЛА РОШЕ, директор театра (бас)
МЕСЬЕ ТАУПЕ (тенор)

Время действия: около 1775 года.
Место действия: предместье Парижа.
Первое исполнение: Мюнхен, 28 октября 1942 года.

Что в опере важнее — слова или музыка? Моцарт считал, что музыка, Глюк — слова. Это любимая тема дискуссий композиторов с эстетиками, и Рихард Штраус долго обсуждал ее со своим дирижером, Клеменсом Краусом, в 1933 году во время репетиций «Арабеллы». По прошествии шести лет и по написании еще нескольких опер, Штраус обратился к Краусу с предложением сотрудничать в работе над либретто оперы на данный сюжет. Это была последняя опера, которую сочинил Штраус.

Будучи всего лишь одноактной, при исполнении она длится почти два с половиной часа, причем большая ее часть посвящена именно обсуждению этого, хотя и очень интересного, но, с точки зрения сценического действия, малоперспективного вопроса эстетики. Дискуссия происходит в доме очаровательной французской графини Маделены, живущей в предместье Парижа во второй половине XVIII века. (Это примерно то время, когда Глюк пытался придать опере больше смысла, настаивая на том, что слова в ней более важны, чем музыка). Среди гостей графини поэт Оливьер, композитор Фламан, актриса Клайрон, театральный директор Ла Роше, тенор Таупе, а также брат графини. Дискуссия ведется в изысканной великосветской манере; и перед тем, как гостям уехать в Париж, они сходятся на том, что Оливьер и Фламан будут писать оперу на сюжет, в котором каждый из них представит свой собственный портрет.

У Оливьера и Фламана есть и другие точки соприкосновения: каждый из них влюблен в графиню (которая восхищается обоими), и Оливьер сочиняет ей сонет, а Фламан кладет его на музыку. И Маделена обещает решить — к одиннадцати часам утра следующего дня — за кого из них она выйдет замуж.

В последней сцене она одна в своем будуаре (Штраус любил писать длинные сцены для сопрано соло, особенно, когда эти сопрано оказываются одни в своих будуарах.) Тут же вспоминаешь знаменитый монолог с зеркалом в первом действии «Кавалера розы». Зеркало имеется также и в этой сцене; схожа и общая атмосфера нежного и меланхолического чувства.

«Завтра в одиннадцать!» — так начинается монолог. Маделена просто не может сосредоточиться. Какое искусство более сильное? Поэзия или музыка? Она подходит к своей арфе и поет сонет, написанный для нее, — прелестный старомодный любовный сонет. Она чувствует себя узницей — узницей сетей двух искусств. Выбрать одно и не выбрать другое? Невозможно! Тогда она обращается к своему зеркалу, чтобы у него спросить совета. Но у зеркала нет никакого ответа. И опера заканчивается, так и не ответив на вопрос, кто будет осчастливлен завтра в одиннадцать.

Если вы спросите меня, то я думаю, что им будет музыкант. Его музыка кажется мне более убедительной, чем этот немецкий сонет! Но это лишь частное мнение одного человека.

Генри У. Саймон (в переводе А. Майкапара)


Авторское определение жанра в данном случае отнюдь не означает сочетания чисто разговорных сцен с музыкальными номерами. Дело в другом: основным содержанием произведения оказывается не столько действие в обычном смысле, сколько разговоры, дискуссии, вращающиеся вокруг сложной и всегда актуальной проблемы соотношения слова и музыки в опере. Замысел этот восходит еще к 1935 г. Тогда С. Цвейг указал И. Грегору, лишь начинавшему сотрудничество со Штраусом, на комическую оперу А. Сальери «Сначала музыка, потом слово» (1786, либретто Дж. Б. ди Касти), где в шуточной форме разрабатывается намеченная в заглавии проблема. Старое либретто послужило толчком к созданию нового, автором которого стал дирижер К. Краус. Снова композитор оказался в пределах XVIII в., но «Каприччио» ближе к Ариадне па Наксосе, нежели к Кавалеру розы. Сюжет здесь выполняет чисто служебную функцию.

В замке графини Мадлен гостят влюбленные в нее поэт Оливье и композитор Фламан. Красавица не отдает предпочтения ни одному из них, и точно так же не может решить, какое из искусств — литература или музыка — выше. Между композитором, поэтом и директором театра Ла Рошем разгорается спор на тему «слово и музыка». Приближается день рождения графини, и гости хотят ознаменовать его постановкой оперы; однако они не могут найти подходящего произведения. Тогда возникает мысль написать к этому дню оперу, в которой объединялись бы различные искусства. Но где найти тему? Брат графини предлагает воспроизвести жизнь обитателей замка. Композитор и поэт соглашаются, но каждый "росит свидания у графини, чтобы разрешить вопрос о том, чем окончить спектакль. Графиня не может сделать выбор: слово и музыка равны друг другу.

Партитура Штрауса представляет собой мастерскую стилизацию, в ней воссозданы основные типы оперного письма XVIII в. и торжествует принцип буффа. Сочетание арий и ансамблей в итальянской манере с выразительным «разговорным» речитативом придает печать своеобразия произведению, завершившему оперное творчество композитора.

Помимо исполнений в Германии «Каприччио» ставилось в Лондоне (1953, театр «Ковен-Гарден»), Нью-Йорке (1954), Санта-Фе (1958), Париже (1960, театр «Опера-комик»), Антверпене (1864).

А. Гозенпуд

реклама

вам может быть интересно

Публикации