Шедевр бельканто на сцене «Геликона»

01.04.2003 в 18:09

В богатом наследии Гаэтано Доницетти опера "Дон Паскуале" большинством ценителей считается лучшей. Эта комическая опера навсегда заняла свое место среди главных оперных шедевров итальянской школы XIX века.

Поначалу в театре "Геликон-опера" решили восстановить уже шедший спектакль, но в последний момент стало ясно, что есть возможность поставить его заново, за что взялись режиссер-постановщик Наталья Дыченко и художник Елена Прокопеня. Премьера состоялась в конце прошлой недели.

Премьера "Дона Паскуале" блестяще опровергло мнение некоторых критиков, будто в последних постановках "Геликона" царит застой и ничего существенно нового этот театр не может представить. Впрочем, я уже писал, что к этому замечательному театру часто можно встретить полярное отношение: фанатичная любовь зрителей сочетается с высокомерным отношением некоторой части музыкальных критиков. Тем временем эксперименты в театре продолжаются.

"Дон Паскуале" в этом смысле не исключение. Минималистское сценическое решение обусловлено малым количеством персонажей – их всего пятеро, их которых один (нотариус) практически не поет. Зато у остальных довольно сложные как в певческом, так и в драматургическом отношении роли. Поскольку перед нами опера-буфф, смех в зале был спровоцирован не только игрой актеров, но и декорациями, представляющими собой нечто среднее между витриной современного модного магазина со множеством манекенов и строительными лесами, по которым, рискуя свалиться, лазают Эрнесто и Норина. Действие перенесено в современную эпоху, и все акценты расставлены таким образом, чтобы наиболее ярко проявились актерские способности исполнителей.

Для того чтобы дать более полное представление об этой постановке, я решил не пересказывать собственные впечатления от спектакля, а взять небольшое интервью у исполнительницы главной женской партии, очаровательной молодой певицы Юлии Арсентьевой.

— Поздравляю с премьерой! Скажите, Юля, как Вам кажется, постановка удалась?

— Эта постановка дала мне очень много. Потому что Наталья Дыченко работает как в драматическом театре. Вот я пела за границей, в Вене – там расставляют актеров по мизансценам и работают такими крупными мазками: внутри сцены ты можешь делать что угодно, ты сама додумываешь – почему ты сюда пошла, что ты должна в это время чувствовать, как петь, как двигаться и так далее. Здесь же Наташа шла от твоей внутренней линии, работала с каждым как с драматическим актером, и если б у нас было побольше времени – тут нет предела для усовершенствования. В партии Норины вокально я собой недовольна, здесь нужна мелкая работа, нужно очень тщательно готовиться, тут еще предстоит многое доделать.

— Вам самой нравится, как сделан нынешний спектакль?

— Да, мне очень нравится, но нужно больше репетиций, музыкальная часть не совсем получалась. К тому же, заболел дирижер-постановщик Виктория Унгуряну. Саша (дирижер Александр Волощук. – авт.) – герой, потому что за два дня до премьеры он увидел партитуру впервые, он собрал нас всех и сделал невозможное. Помимо того, что у нас практически не было спевок с оркестром, спектакль был сделан за очень короткий срок, поэтому и в постановочной части можно улучшать.

Это ведь Доницетти – актерский композитор; здесь диалоги, как в драмтеатре. Очень насыщенная музыка, в ариях раскрывается сюжет, многое построено на контрастах: надо чтобы не только звучал голос, а чтобы ты все время делал что-то, и еще с оркестром чтоб было полное согласование – нужно оттачивать все составляющие оперного искусства. И вокально тоже – это же итальянская опера, тут нужно владеть бельканто, а также сочетанием различных манер звукоизвлечения.

— Юля, Вы уже два года в этом театре, Вы замечательно поете в "Летучей мыши" Адель. А как Вы вообще попали в "Геликон"? Как становятся оперной певицей?

Я занималась в театральной студии в Ульяновске, туда пришел педагог по вокалу, потому что у нас был мюзикл, стал со мной работать, и через полтора года я поступила в консерваторию. А в "Геликон" попала после конкурса "Бельведер", на котором я заняла третье место, и меня пригласили спеть Адель в "Летучей мыши". Я прослушалась у Дмитрия Александровича, и меня взяли.

— Когда Вы были студенткой – думали, что станете оперной певицей?

— Ну, я очень хотела, конечно, петь, но у меня там не очень получалось, потому что педагог, видимо, мне не подошел, и я закончила Консерваторию самостоятельно, у известного частного педагога Серикяна, его многие знают.

— Опера – это Ваше призвание?

— Вообще нет, я хотела быть драматической актрисой, поступала на актерский факультет и практически поступила на курс к Ю.П. Любимову, но так сложилось – появился педагог, и мне это стало интересно. Меня легко взяли в консерваторию, потому что у моего голоса большой диапазон. В семье у меня нет музыкантов, но папа играет на баяне и поет, и совсем недавно я подумала, что у него, наверное, природная постановка голоса. Я никогда не думаю о том, чтобы показать, какой у меня красивый голос; моя сама большая задача – чтобы голосом можно было выразить состояние персонажа, чтобы чувства можно было услышать в тембре – это много интереснее и сложнее, чем просто искусство драматической актрисы.

— "Геликон" в этом смысле Вам помогает? Там, по-моему, именно на это делается упор – на сценическое перевоплощение.

— Очень, конечно, помогает. Мне хочется петь в театре, где хорошие музыканты, классные режиссеры и чтоб я могла получать удовлетворение от своей работы. И, конечно, чтоб можно было заработать. Во всем мире труд оперного певца оплачивается очень хорошо, даже в маленьких театрах – как минимум 500 евро за спектакль. Называть те суммы, которые мы зарабатываем на родине, я не буду, но даже себе одной на кусок хлеба я бы не смогла заработать. Поэтому у нас многие певцы вынуждены ехать за рубеж, прослушиваться, чтобы хоть как-то прокормить семью. У меня были два контракта в Австрии, которые позволили заработать какие-то деньги. Почему у нас все так? У меня здесь дом, семья, педагог, любимый театр – ну почему нужно куда-то ехать, искать работу? Бертман тут в телеэфире недавно сказал, что если б мог, то повысил ребятам зарплаты в 30-40 раз...

Поддержание вокальной формы – это очень тяжелый труд, всегда нужно быть в хорошей физической форме, но у меня нет времени ходить в залы – ребенок, семья... Каждый день нужно заниматься, педагоги каждый день...

— А чем все же Вас привлекает "Геликон"?

— Здесь интересно. Если ты хочешь тут спеть какую-то партию – пожалуйста, ты всегда можешь это сделать. Тут нет такого: нет, ты этого не можешь петь, это не твоя роль. Хотите – пойте, здесь очень демократичная обстановка.

— Сколько должен получать оперный певец, чтобы спокойно работать?

— Ровно столько, сколько в настоящее время нужно; чтобы, имея семью, ты понимал, что можешь ее прокормить, можешь себя чувствовать свободным. Мне миллионов не нужно – нужно ровно столько, чтобы жить спокойно.

— Юля, что Вы можете сказать нашим читателям: почему нужно смотреть оперу?

— Какое слово нужно сказать? Не знаю. Я бы посоветовала купить фильм Франко Дзефирелли "Травиата". Он никого не оставит равнодушным. А потом пойти в оперный театр, ну вот хоть бы к нам. И постепенно узнать, что это самое высокое искусство, какое придумали люди.

Игорь Камиров, utro.ru

реклама

вам может быть интересно

рекомендуем

Театральное бюро путешествий «Бинокль»

смотрите также

Реклама

Тип

интервью

Раздел

опера

Театры и фестивали

Геликон-опера

Произведения

Дон Паскуале

просмотры: 4711