Пьер Лакотт

Pierre Lacotte

Дата рождения
04.04.1932
Профессия
Страна
Франция

Пьер Лакотт / Pierre Lacotte

Его называют балетным археологом, хореографическим антикваром. Он – признанный реставратор забытых шедевров прошлых веков

Пьер Лакотт родился 4 апреля 1932 года. Он учился в балетной школе при парижской Опере, брал уроки у великих русских балерин – Матильды Кшесинской, Ольги Преображенской, Любови Егоровой. Особенно хорошо он поладил со своей первой преподавательницей Егоровой – у нее была отличная память, она помнила балеты Мариуса Петипа во всех подробностях и рассказывала мальчику все роли, и главные, и второстепенные.

Лакотт за годы учебы напрямую впитал итальянскую, французскую и российскую балетную культуры от своих педагогов. Сперва это была Любовь Егорова, позднее Лакотта учили Карлотта Замбели из миланской «Ла Скала» и Гюстав Рико – по выражению самого Лакотта, «чистый продукт французской школы».

В 19 лет Пьер Лакотт стал первым танцовщиком главного театра Франции. Он танцевал с такими звездами, как Иветт Шовире, Лизетт Дарсонваль, Кристиан Воссар. В 22 года увлекся современным танцем, начал ставить самостоятельно, забросил карьеру классического танцовщика и в 1955 году ушел из Парижской оперы. В 1957 году он танцевал в нью-йоркской Метрополитен-опера.

Во второй половине пятидесятых и начале шестидесятых Лакотт руководил труппой «Балет Эйфелевой башни», выступавшей в Театре Елисейских Полей, поставил для нее спектакли «Ночь-волшебница», «Парижский мальчишка» на музыку Шарля Азнавура и другие. В 1963–1968 годах он – художественный руководитель труппы «Национальный балет французской музыкальной молодежи», для которой поставил «Простую симфонию» на музыку Бриттена, «Гамлета» на музыку Уолтона, «Будущие страсти» на музыку Лютославского. Там впервые заявила о себе блистательная танцовщица Гилен Тесмар, впоследствии ставшая женой Лакотта.

В 1968 году Лакотт начал исследовать архивы, исторические записи, собирать материалы о прославленной балерине Марии Тальони. Мысль о реконструкции балета «Сильфида» – родом из детства, тут сыграли роль воспоминания Любови Егоровой. Она работала с Иогансоном, который в молодости был партнером Марии Тальони. Своим ученикам – Павловой, Карсавиной, Кшесинской – он показывал па и говорил: «Вот так танцевала Тальони». Егорова видела это, наблюдая за Иогансоном, и смогла объяснить своему ученику. Все документы, которые он отыскал, тоже объясняли манеру держать себя, двигаться, красиво подавать технические сложности.

В 1971 году Лакотт неожиданно для всех реконструировал балет «Сильфида», поставленный в 1832 году Филиппом Тальони для своей легендарной дочери. Спектакль, сделанный для телевидения, произвел фурор, был в 1972 году перенесен на сцену Парижской оперы, породил моду на старинные балеты и стал первым в длинной череде лакоттовских возобновлений. Реконструкция не была стопроцентной – Лакотт не смог «опуститься» до несовершенной техники танцовщиков той эпохи и поставил всех балерин на пуанты, хотя в «Сильфиде» 1832 года на носки вставала одна Мария Тальони, и в хореографии это обыгрывалось.

Следующим возрожденным балетом была «Бабочка» – единственная постановка Марии Тальони, созданная для ее ученицы Эммы Ливри.

В 1979–1980 годах Лакотт поставил «Сильфиду» для Новосибирского театра оперы и балета, создал ряд небольших номеров и спектаклей для Мариинского театра – в том числе восстановленные па-де-сис из «Маркитантки» Артюра Сен-Леона, фрагменты из балетов «Хромой бес» и «Бабочка»; с ансамблем «Московский классический балет» французский хореограф в 1980 году поставил для Екатерины Максимовой спектакль «Натали, или Швейцарская молочница» – еще один основательно забытый балет Филиппо Тальони.

Лакотт понял, что напал на золотую жилу. У него было достаточно знаний для реконструкции старинных балетов. И, пройдя через увлечение современным танцем, он был готов бережно восстанавливать классику, очищая ее от всего наносного. Это была воистину «балетная археология» – по гравюрам, по записям в старых партитурах восстанавливать танец.

В конце девятнадцатого века танцовщик Мариинского театра Владимир Степанов ввел в обиход понятие «хореографической партитуры». Он нашел способ фиксировать на бумаге практически все детали балетной постановки. По системе Степанова была записана большая часть репертуара дореволюционной Мариинки в постановке Мариуса Петипа. После революции архив театра был вывезен за границу и в конце концов попал в библиотеку Гарвардского университета. В 1998 году по запросу Мариинского театра Гарвард предоставил ему (но не разрешил публиковать) эти записи. Год ушел на расшифровку, и в результате зрители смогли увидеть балет «Спящая красавица» таким, как его задумал великий Петипа. А французскому хореографу Пьеру Лакотту благодаря системе Степанова удалось восстановить балет Петипа «Дочь фараона», поставленный в 1862 году. Некоторые части балета были очень хорошо записаны. Но, например, объяснялось положение ног, а положение рук не было зафиксировано. Оказалось – запись рассчитана на тех, кто, по крайней мере, видел этот балет. Лакотт много времени потратил на расшифровку, но, кроме трех известных вариаций, все остальное надо было восстанавливать.

Лакотт беседовал с ветераном Большого театра, знаменитой Мариной Семеновой, которая в юности танцевала в «Дочери фараона». Тогда ей было семнадцать лет, при встрече с балетмейстером – девяносто. Она единственная могла бы что-то вспомнить, но, увы, ничем помочь не смогла.

Премьера «Дочери фараона» состоялась в Большом театре в 2000 году.

Над балетом «Ундина» французский маэстро работал несколько лет – редкий для западного мира случай. Началось с того, что он приехал в Санкт-Петербург по приглашению дирекции Мариинского театра для переговоров – что бы Лакотт мог поставить в этом театре. Балетмейстер Никита Долгушин отыскал старую партитуру «Ундины» – петербургской версии балета, поставленной Жюлем Перро в 1851 году. Лакотт понял – это судьба. Он взялся за «Ундину», стал сводить вместе петербургскую и лондонскую версии, на основе трех сценариев Перро создал один, и получился балет далеко не безупречный, но дающий представление о хореографии того времени.

Для труппы Парижской оперы Лакотт в 2001 году восстановил «Коппелию» Артюра Сен-Леона, премьера которой состоялась в 1870 году. Сам он исполнил роль старого чудака Коппелиуса.

Но Лакотт – не хореограф-гастролер без собственной труппы. В 1985 году он стал директором Балета Монте-Карло. В 1991 году Пьер Лакотт возглавил Государственный балет Нанси и Лоррэн. С его приходом балет города Нанси стал второй по значению классической труппой Франции (после Парижской оперы).

Он приобрел архив Марии Тальони и собирается издать книжку об этой легендарной балерине. Он полон новых замыслов…

Д. Трускиновская

реклама

вам может быть интересно

Роберт Шуман Композиторы

Публикации

рекомендуем

Театральное бюро путешествий «Бинокль»

смотрите также

Реклама