Из наслаждений жизни...

Музыкально-гастрономическое путешествие на родину Верди

Ирина Сорокина, 11.08.2010 в 14:01

Провинция Реджо-Эмилия
Джузеппе Верди Королевский оперный театр Пармы

Читателя так и тянет закончить: «Одной любви музыка уступает». Придет время и для музыки, ведь наш путь лежит в Эмилию, на родину Верди и Тосканини. Она же – царство знаменитого сыра пармиджано-реджано (parmigiano reggiano, по-русски привычнее "пармезан"), пармской сырой ветчины и красного вина ламбруско. Наслаждение бессмертными мелодиями автора «Риголетто» и «Травиаты» вполне серьезно соседствует здесь с услаждением едой. «Опера Верди как поросенок – ничего нельзя выбросить»,- говорят местные жители.

Гастрономическая клиника

Туристов всегда везут в «города искусства» - Рим, Венецию, Флоренцию. После них в этот список попадают Неаполь («Vedere Napoli e morire” – “Увидеть Неаполь и умереть», говорили в прежние времена) и Верона (город небольшой, но прославленный благодаря легенде о Ромео и Джульетте). Предлагает ли российский рынок туризма гастрономические туры, в которых осмотр достопримечательностей сочетается с посещением винных погребов и ресторанов, сыроварен и коптилен, где можно испробовать массу воистину фантастически вкусных вещей и купить их прямо от производителя по умеренным ценам? Существование в объятиях советской власти, приучившей нас к сосискам и сарделькам, картошке и капусте, а, главное, к неумеренному поглощению хлеба, привело к печальной монотонности рациона, к невозможности отличить качественное от некачественного. И хотя вот уже много лет московские прилавки полны, а кое-кто утверждает, что в столице можно купить все, импортированные из Турции помидоры, крупные и красивые на вид, совершенно безвкусны, в то время как их родственники, выросшие где-нибудь между Римом и Неаполем, издают совершенно опьяняющий аромат. В московских магазинах можно найти упаковки странного вязкого желтоватого продукта, на которых написано «пармезан». Как говорил незабвенный Булгаков, прославивший в «Мастере и Марарите» литераторский ресторан, «это вас кто-то обманул». Так что попробуем настоящий сыр пармиджано-реджано на его родине.

Именно так звучит полное название этого чуда, и не нужно большой фантазии, чтобы догадаться, откуда оно взялось. Да от названий городов Парма и Реджо-Эмилия, где столетиями сыровары строжайшим образом блюдут традиции и относятся к собственной продукции, как любящая мать к единственному ребенку. Любой производитель поведает вам, что пармиджано-реджано – чудо природы и рук человеческих, что секреты его приготовления сохранили трудолюбивые монахи-бенедиктинцы, что для изготовления одного килограмма сыра требуется аж 16 литров молока, что цвет его соломенный, аромат – деликатный, вкус – решительный, масляности же внутри огромной формы и вовсе не замечается. Чудо это, конечно, рождается только от «нашего» фуража, от «наших» крестьян, что выращивают «наших» буренок (местная рыжая буренка даже удостоилась чести быть помещенной в компании Адама и Евы на фресках в самой знаменитой церкви Реджо). Каждая форма «дозревает» месяцами, и, прежде чем попасть на стол потребителя, контролируется опытными специалистами, которые ставят на нее клеймо с указанием года и месяца. Без результата этой работы не обходится ни одна, даже самая простая итальянская трапеза – в любом ресторане или трактире, захудолом или дорогом, перед вами непременно поставят мисочку мелко натертого пармиджано-реджано...

Говорят, что уже древние римляне наслаждались похожим сыром – несомненно, предком нынешнего лакомства, а в «Декамероне» Боккаччо с упоением описывает, как некий Каландрино прибывает в деревню Бенгоди (что означает, более или менее, «наслаждайся вволю») и видит огромную гору из тертого пармиджано-реджано, на которой помещается много народу, который только и делает, что макароны и равиоли (похожие на наши пельмени), и варит их в бульоне из каплуна, а потом кидает все вниз, и тот, кто больше ухватил, тот больше и съел. Несколькими столетиями позже пармиджано-реджано утешает почти пятидесятилетнего Мольера, страдающего желудком. Некий друг советует ему заедать обед кусочком чудесного сыра, который привозят из Италии, и который во Франции именуют «пармезан»; и вот уже пожилой драматург чуть не воскресает, потому что этот сыр способствует лучшему пищеварению, и в конце концов начинает питаться почти исключительно пармезаном...

Не менее чудесны ветчины и колбасы Эмилии – дар того самого поросенка, который на пармской земле удостоился сравнения аж с операми Верди. Именно здешнему народу принадлежит честь защиты этого удивительного животного, которое древние египтяне презирали, в древние евреи несправедливо обвиняли в распространении проказы. Зато еще Плиний Старший утверждал, что свиное мясо может иметь около пятидесяти оттенков вкуса, а его потомки попросту воздвигли свинье памятник. В гастрономических лавках Модены, Пармы и Реджо над вашей головой висят десятки свиных ног, распространяя невиданный аромат: у особо чувствительных может и голова закружиться. Ноги – это знаменитая пармская сырая ветчина, а всего наименований колбасных изделий десятки. Улыбающийся хозяин с готовностью предложит отведать тонкий ломтик prosciutto crudo (это и есть сырая ветчина) или culatello («задок», верхняя часть свиной ноги, самый тонкий и дорогой деликатес), а кусочки пармиджано-реджано уже нарезаны и ждут только, чтобы вы отправили их в рот. Естественно, и здесь речь пойдет о «наших» свиньях (prosciutto crudo di Parma делается только из национальной свинины), о высоком искусстве дозировки соли, и полном отсутствии иных консервантов и каких бы то ни было красителей, и, наконец, и воздухе «наших» холмов, что обдувает подвешенные в специальных помещениях ноги. Каждый итальянский регион похваляется искусством изготовления prosciutto crudo, и в каждом регионе этот деликатес отличается собственным неповторимым характером: как неповторим воздух холмов, который обдувает, а, скорее, ласкает эту итальянскую гордость.

Все эти лакомства необходимо чем-нибудь запивать: виноград Ламбруско, давший название знаменитому вину этих краев был, как водится, известен еще древним римлянам. Ныне шипучее вино Ламбруско – одно из известнейших итальянских вин. Красное или розовое, сухое или сладкое, не слишком крепкое (10,5 градусов), гармоничное, свежее и приятное Ламбруско отлично сочетается как в первыми, так и со вторыми блюдами местной кухни. Пьют его молодым – следующей за сбором винограда весной, заедая макаронами (правильнее - пастой, в итальянской кухне она всегда первое блюдо), ветчиной и колбасой, вареным мясом разных сортов. Среди ценителей божественного напитка – знаменитый тенор Лючано Паваротти, уроженец Модены. Паваротти частенько пытался сбросить вес, садясь на диету, но любовь к тортеллини (местной разновидности пельменей), колбасам и Ламбруско сводила на нет достигнутые результаты.

На земле Пармы и Реджо, Модены и Болоньи смертный грех обжорства не принимают всерьез, и всех лакомок прощают заранее. Эта земля – воистину гастрономическая клиника, где благодаря дегустации можно забыть о многих огорчениях и, как знать, залечить даже сердeчные раны. Знамениый ресторан в местечке Рубьера, раположенный на полпути от Модены к Реджо-Эмилия, так и называется “Clinica gastronomica”...

У Верди на кухне

Много знаменитостей родилось в Парме и ее окрестностях, но никто не может составить конкуренцию одному из любимейших композиторов всех времен и народов – Джузеппе Верди. Автор как насвистываемых во всем мире «шлягеров», так и рафинированнх оперных шедевров – уроженец именно этой части Италии. А именно глухой деревеньки Ронколе, что в непосредственной близости от такого же глухо провинциального (в те времена) городка Буссето. По правде говоря, далековато от Пармы – около сорока километров, гораздо ближе к другому городу области Эмилия – Пьяченце, по железной же дороге проще всего добираться из Кремоны – это уже соседняя Ломбардия.

Излишне говорить, что Верди был истинным эмилианцем, ценившим сокровища местной сельскохозяйственной продукции и кулинарии. Хотя и с юных лет страдал желудком, а местная традиция ох как щедра на животные жиры (недаром в соседней Модене установили памятник поросенку, которого, как мы уже знаем, в здешних краях сравнивают с операми великого земляка). На принадлежащих «земледельцу» Верди (именно так он написал в графе «род занятий» в опросных листах переписи населения) угодьях не могло не быть курятника, и сама Джузеппина Стреппони – в прошлом знаменитая певица и на протяжении всей жизни умная спутница Маэстро – заботилась о том, чтобы индюки, куры и утки нагуливали жир.

В трудные и безденежные годы молодости Верди часто приходилось довольствоваться миской дымящихся рубцов – trippa alla parmigiana, дешевым и подлинно народным блюдом, которое и теперь фигурирует в меню тратторий и остерий не только в провинции Парма. Некогда миска рубцов стоила 25 сольдо, да и теперь ее цена умеренна. Как только успех «Набукко», «Ломбарцев» и «Эрнани» принес ему первые значительные заработки, с рубцами было покончено. В 1860-е годы, когда уже были написан «Риголетто», «Трубадур» и «Травиата», Верди мог позволять себе куда более рафинированные блюда – например, из рыбы, которая не была проблемой в морской Генуе, куда он перебирался на зиму.

Особым лакомкой, а, тем более, обжорой, Верди не был – об этом рассказывают приятели, они же внимательные хроникеры, посетители его дома и ценители его кухни. Как, например, Джузеппе Джакоза, один из либреттистов «Богемы», «Тоски» и «Мадам Баттерфляй». Но, лакомка или не лакомка, обжора или не обжора, любой итальянец придает приготовлению и поглощению еды особое значение. Это вам не поспешное проглатывание бутерброда в популярном «Макдональдсе», но приносящее огромное удовлетворение священнодействие и часть ритуала общения. А, следовательно, необходимая составляющая счастья. Так что великий композитор позаботился об устроении в своем доме живописной и просторной кухни, более напоминающей лабораторию алхимика во времена Гаргантюа и Пантагрюэля. Только искали там не формулу превращения металлов в золото, а экспериментировали по части превращения вкуснейшего сырья в еще более вкусный конечный продукт. Обед сопровождался оживленной и остроумной беседой, которая возникает сама собой при виде пармской сырой ветчины, сыра пармиджано-реджано, свежих овощей с собственного огорода и фруктов из собственного сада, с непременным участием Ламбруско и любимого Маэстро тосканского вина Кьянти. Пармский крестьянин Верди, подобно самому щепетильному английскому джентльмену, обязательно переодевался перед обедом. А любимым его блюдом было ризотто, которое он готовил сам.

Одной любви музыка уступает...

Но Парма и Реджо-Эмилия славятся не только любовью к земле, винами, сырами и копченостями. Это земля театров и оперы – здесь, кроме Верди, родились композитор Отторино Респиги и дирижер Артуро Тосканини. Пармская публика известна своей требовательностью и сегодня еще может «забукать» непонравившегося ей певца так, что он более не посмеет ступить ногой на землю Пармы и раскрыть рот в пармском театре. Около десяти лет назад исторические театры Пармы и Реджо подверглись тщательной и любовной реставрации и ныне сияют во всем их великолепии на радость не только меломанам, но и всем, кому дорого прошлое. В театре имени Ромоло Валли в Реджо вам покажут не только плафон, на котором изображен великий хореограф Сальваторе Вигано (и это в цитадели мелодрамы – чуть не обида поклонникам Верди!), но и подлинную сценическую машинерию золотых времен оперы: покрутишь колесо – услышишь капли дождя, постучишь по столу – грянет гром... Никому и в голову не приходит выбросить «машины» на свалку, хоть театр и оснащен современной сценической техникой. Проведут по ложам – они до сих пор находятся в собственности состоятельных семей, и мебель в них подлинная, дадут заглянуть в комнаты, что носили название retropalco (буквально «позади ложи»). Ныне их используют для нужд театра, но некогда преданные слуги готовили в них вина и закуски, а владелец ложи мог вздремнуть в ожидании знаменитой арии, ради которой, а совсем не ради того, чтобы прослушать всю оперу, он, собственно, и отправился в театр...

С 2001-ого года, когда мир пышно отпраздновал столетие со дня смерти Верди, в Парме существует музыкальный фестиваль, посвященный великому земляку. Проводится фестиваль в октябре, и его программа очень широка и интересна. Нынешней осенью поклонники Верди (имя которым – легион) смогут увидеть «Трубадура», «Сицилийскую вечерню» на сцене театра Реджо в Парме и «Аттилу» - на крошечной сцене театра в Буссето. Но это далеко не все, что предлагает фестиваль. На Международном конкурсе имени Артуро Тосканини молодые дирижеры будут оспаривать премию имени Джузеппе Синополи. Председатель жюри в нынешнем году – наш соотечественник Михаил Юровский. Вердиевский фестиваль «заглянет» в окрестные небольшие, но прославленные памятниками старины городки – Фиденцу, Фонтанеллато, Фонтевиво, Торрекьяра. И для каждого из найдена оригинальная идея: в Фиденце дают сольные концерты Сония Ганасси и Лео Нуччи, в Фонтанеллато проект носит название «Верди в крепости Санвитале», в Фонтевиво «Верди в тени аббатства», Торрекьяра посвящает выставку и концерты знаменитой сопрано Ренате Тебальди.

Но, пожалуй, самый интересный и продуктивный проект Вердиевского фестиваля в Парме и родных местах Маэстро,- «Imparolpera». Итальянский язык склонен к игре слов, и русский перевод затруднителен, что-то вроде «научусь понимать оперу». «Imparolopera» предназначен подрастающему поколению и выстроен как ряд увлекательных инициатив. «Imparolpera» – представление «Трубадура», адаптированного для детской аудитории и с участием лучших студентов вокального факультета Пармской консерватории имени Арриго Бойто. “Il Gioco dell’Opera” – «Игра, именуемая оперой» предназначена аж для дошкольников, которые смогут познакомиться с «Трубадуром» через искусство актеров театра марионеток, певцов и музыкантов. Меценат этой замечательной игры – великий баритон Лео Нуччи. “Il trucco del mestiere” - «Хитрости ремесла» - дидактическая лаборатория для учителей начальной школы, помогающая войти в удивительный мир оперного спектакля, где в гармонии сосуществуют музыка, актерское мастерство, сценография, свет, костюмы. Те, кто будет сопровождать школьников на спектакль, смогут помочь им лучше понять происходящее и более внимательно слушать музыку. “Tu conosci Verdi?” – «Знаешь ли ты Верди?» - конкурс для пятиклассников, которые должны написать сочинение или создать рисунок на тему «Жизнь и оперы Джузеппе Верди». В 2010-ом году он проводится в двадцать седьмой раз.

Словом, Парма маленькая, да удаленькая...

реклама

вам может быть интересно

Виолончелист номер один Классическая музыка

рекомендуем

Театральное бюро путешествий «Бинокль»

смотрите также

Реклама



Тип

статьи

Раздел

культура

Театры и фестивали

Пармский театр Реджо

Персоналии

Джузеппе Верди

просмотры: 5441



Спецпроект:
В гостях у Belcanto.ru
Смотреть
Спецпроект:
Мир музыки Чайковского
Смотреть