Мариинский театр: четвертьвековые итоги

Анатолий Руднев, 19.10.2012 в 13:28

Мариинский театр

Предлагаем вниманию наших читателей интересный материал, где предпринята попытка анализа развития Мариинского театра за достаточно продолжительный период. Разговор этот тем более уместен, что в следующем 2013 году исполняется 25 лет как Валерий Гергиев находится на посту его художественного руководителя, и 35 как он начал там свою дирижёрскую карьеру.

Данная статья — попытка проанализировать развитие Кировского-Мариинского театра за последние двадцать пять лет. Чуть более четверти века назад, я, тогда еще студент, впервые услышал «Пиковую даму» в тогда еще Ленинградском театре оперы и балета имени С. М. Кирова...

Итак, точка отсчета — середина восьмидесятых.

В Кировском театре тогда «прогремели» премьеры двух опер П. Чайковского: «Пиковая дама» и «Евгений Онегин». Юрий Темирканов выступает в двух ракурсах: как музыкальный руководитель и режиссер. Великолепный состав исполнителей: Ю. Марусин, Т. Новикова, С. Лейферкус, И. Богачева...

На мой взгляд, Марусин в середине и конце восьмидесятых был, вероятно, одним из самых лучших исполнителей Германа и Ленского. Причем, в роли Германа, особенно в конце 80-х и начале 90-х, Марусин в драматическом плане производил неизгладимое впечатление, особенно в сценax «В казарме» и «У зимней канавки». Сергей Лейферкус был также неподражаем в качестве Онегина и в роли Томского. Его особенный тембр, который невозможно спутать ни с одним другим баритоном, и его отличные внешние данные в целом компенсировали относительно невысокую в те годы драматическую энергетику.

Обе оперы Чайковского были представлены на гастролях в Великобритании, и имели там поразительный успех.

Они же являлись тогда, да и в настоящее время визитной карточкой театра — официальное признание на Родине также не заставило себя долго ждать: спектакль «Евгений Онегин» получает в 1985-м Государственную премию СССР.

Параллельно в театре идет совершенно «добротный» репертуар: «Фауст» с балетными сценами, «Аида», «Трубадур», «Травиата», реже «Риголетто», не самая удачная «Лючия ди Ламмермур», «Лоэнгрин», «Князь Игорь», «Садко», «Мазепа» и «Борис Годунов» в версии Бориса Покровского. Помимо указанных уже выше исполнителей, необходимо также указать на других: Б. Минжилкиев, Н. Охотников, А. Стеблянко, Л. Шевченко, К. Плужников, Л. Дядькова, В. Лебедь, М. Кит, Е. Целовальник, А. Дедик и многие другие. «Вспыхивают» новые имена: В. Чернов, О. Бородина...

На фоне остальных театров СССР наблюдается резкий контраст, обусловленный хорошо подобранными исполнителями, тщательными репетициями, и еще непонятно чем: но факт есть факт,

в советское время Кировский, несмотря на среднее финансирование, был одним из самых лучших отечественных оперных театров.

К сожалению, достаточно часто в последнее время, в некоторых статьях идет нивелирование успехов Кировского театра в период до 1988 года, иногда достигающее просто абсурда, встречаются даже такие утверждения, что театр был в глубочайшем кризисе и т.д. Не всё и мне лично нравилось в Кировском, но объективно, большое количество спектакле и исполнителей, я вспоминаю до сих пор: помимо уже упомянутых звездных составов в «Евгении Онегине» и «Пиковой даме», нельзя не вспомнить «Фауста» с Ю. Марусиным, Б. Минжилкиевым, В. Черновым и О. Бородиной, «Князя Игоря» с С. Лейферкусом, Б. Минжилкиевым и Ю. Марусиным, «Трубадур», «Садко» и «Аиду» и другие спектакли.

1988 год. Поворотный пункт в карьере Гергиева:

после смерти Евгения Мравинского и ухода Юрия Темирканова в филармонию, Гергиев становится художественным руководителем и главным дирижером первой ленинградской сцены.

Валерий Гергиев

Валерий Гергиев «перешагнул порог» театра в 1977 году в качестве дирижера-ассистента, с 1978 уже активно дирижирует. Мои личные воспоминания ограничиваются «Мазепой», где Гергиев запомнился гиперэнергетикой во время исполнения музыкального антракта с издаванием фыркающих звуков, но в итоге, справедливости ради нужно отметить, что звуковой ряд был безупречен. Его дирижирование «Фаустом», «Лоэнгрином» и «Пиковой дамой» на меня большого впечатление не производили.

Первый сезон Гергиева.

1988 — 1989 годы можно охарактеризовать как сезон Мусоргского:

в театре проходит фестиваль, посвященный 150-летию со дня рождения композитора. Помимо «Хованщины» и «Бориса Годунова», были представлены «Саламбо», «Сорочинская ярмарка» и «Женитьба», также прозвучали оркестровые программы из симфонических произведений, среди которых — «Ночь на Лысой горе», впервые исполненная в России в оригинальной авторской редакции 1867 года, а также камерная музыка.

И продолжением юбилейного года Мусоргского стала историческая совместная постановка с театром «Ковент-Гарден» «Бориса Годунова» в режиссерской версии А. Тарковского. На премьерном первом спектакле из трех, Бориса пел британец Р. Ллойд, в спектакле Марину Мнишек пела О. Бородина, Гришку Отрепьева — А. Стеблянко, Рангони — С. Лейферкус. Свои неизгладимые впечатления от спектакля помню до сих пор, это был первый совместный проект с настоящим западным театром в совершенно нетипичной сценографии и режиссуре.

Дальнейшая хронология начала девяностых может быть охарактеризована как постепенное возрождение музыки Сергея Прокофьева.

Действительно, незаслуженно забытая музыка Прокофьева исполнялась тогда в Кировском театре, да и не только в нем, достаточно редко. В юбилейном для Прокофьева 1991 году, в театре были показаны четыре новые постановки: «Война и мир», «Любовь к трем апельсинам», «Игрок» и «Огненный ангел».

Вторая половина 1990-х — начало 2000-х ознаменованы относительно большим количеством премьер:

«Дон Жуан», «Сила судьбы», «освежение» «Аиды», «Богема», «Турандот», «Сказание о невидимом граде Китеже...», триптих Пуччини, «Набукко», «Травиата», «Баттерфляй», «Нос», «Кармен» и «Мазепа» (последняя почему-то отметилась лишь ограниченным числом спектаклей). Спектакли разные, но надо сказать, что качество постановок было на очень высоком уровне. Безусловными лидерами, на мой взгляд, стали «Дон Жуан» Шаафа и «Китеж» Чернякова. Премьерный спектакль «Дон Жуана» в далеком 1999 году шел с совсем молодыми Евгением Никитиным (заглавная партия) и Ильдаром Абдразаковым. Они не просто пели, они исключительно вжились в образы. Я до сих пор вспоминаю «Мadamina il catalogo e queste...» в исполнении Абдразакова и «Champagne Aria» Никитина как ярчайшие золотые стандарты исполнения. Хотя режиссеру, на мой взгляд, не удалось избежать римейков из П. Гринуэя и Дж. Лоузи.

«Китеж» показал совершенно новый режисерский взгляд на известную оперу Римского-Корсакова, а также радикально разделило публику на «противников» и «сторонников». Именно с этого дебютного спектакля началось триумфальное восхождение Чернякова как «режиссера новой волны».

В начале 1990-х формируется сотрудничество театра с фирмой «Philips»,

которая подписала эксклюзивный контракт, получив право на запись русских опер под управлением российского дирижера. Были изданы «Борис Годунов», «Пиковая дама», «Огненный ангел» и другие. Если «Борис Годунов» (в версии A. Тарковского) был записан со сцены в первый день премьеры с уже упомянутым великолепным составом, то «Пиковая дама» была запечатлена, на мой взгляд, с менее сильными исполнителями: вместо И. Богачевой в партии Графини была Л. Филатова, и вместо Ю. Марусина (тогда совершенно безупречного) в партии Германа был Г. Григорян. Также видеоверсия «Пиковой дамы», на мой взгляд, страдает проблемами со звуком и светом.

В 1993 году впервые был инициирован Международный фестиваль искусств «Звёзды белых ночей».

Фестиваль, придуманный Гергиевым, был поддержан его коллегами и друзьями, солистами, дирижерами и творческими коллективами. По настоящее время фестиваль проводится каждый год и превратился в один из самых авторитетных музыкальных форумов России и мира.

Каждый год фестиваль, помимо стандартного репертуара театра, представляет несколько новых концертных или оперных программ, причем иногда программ совершенно уникальных. Здесь нельзя не упомянуть, наверное, самый «продуктивный» фестиваль, а именно, 18-й по счету (2010 год), когда помимо премьеры «Троянцев» (в постановке К. Падриссы) и «Аттилы» (работа А. Гама) с интервалом в один вечер был проведён концерт Венских филармоников под управлением В. Гергиева (в программе выступление Ильдико Раймонди, которая исполнила арию из «Виндзорских проказниц», и «гвоздь» программы — 5-й фортепианный концерт Бетховена, солист Р. Бухбиндер), а также спектакль М. Штурмингера «Адская комедия» с Дж. Малковичем в главной роли (с участием пяти солисток Мариинского театра: Ж. Домбровской, А. Калагиной, Т. Павловской, О. Пудовой и Л. Юдиной).

С конца 1990-х идет процесс освоения вагнеровского репертуара и возвращения музыки немецкого композитора на российскую оперную сцену.

Впервые в России осуществлена постановка всей тетралогии «Кольцо нибелунга» на языке оригинала (концепция В. Гергиева и Г. Цыпина, с 2000 по 2003 гг.). Это явилось поистине огромным праздником в музыкальной жизни России.

Безусловно, огромным событием стало открытие в 2006 году Концертного зала театра, рассчитанного на 1000 мест.

Это — единственный в России театрально-концертный комплекс высочайшего уровня, построенный в соответствии с современными достижениями строительной науки и возведенный с учетом всех новаций последнего времени. В отношении акустики, Концертный зал сравним с лучшими концертными площадками мира. В новом зале предусмотрена возможность трансформации сцены, в зависимости от программы.

В 2009 году был запущен проект звукозаписывающего лейбла «Mariinsky».

До настоящего времени в его рамках уже выпущены многочисленные диски в формате SACD: оперы «Нос», «Лючия ди Ламмермур», «Очарованный странник» Р. Щедрина, «Парсифаль», 1-я и 15-я симфонии Шостаковича, увертюра «1812 год» Чайковского, записи с Д. Мацуевым и другие. Качество записей очень хорошее, остаются, правда, некоторые вопросы: так, диски нельзя купить в специализированных магазинах. Но уже сам факт того, что в России появилась качественная звукозапись, несомненно вселяет осторожный оптимизм у любителей музыки.

В последние годы также появились новые оперные спектакли: А. Маратра поставил «Путешествие в Реймс», «Любовь к трем апельсинам», «Волшебную флейту» и русскую версию «Свадьбы Фигаро», «Бал-Маскарад» в версии А. Кончаловского, «Сказки Гофмана» и «Отелло» В. Бархатова, «Любовный напиток» Л. Пелли, «Средство Макропулоса» Г. Вика, «Женщина без тени» Дж. Кента и «Аида» Д. Финци-Паски. Спектакли А. Маратра стилистически однотипны, это своего рода балаган, сделанный, тем не менее, очень добротно. «Аида», сделанная режиссером «Cirque du Soleil», на мой взгляд, была бы очень подходящей для маленького оперного театра в Германии или Швейцарии, для Мариинского театра это недостаточно должный уровень. И совсем недавно, а именно 25 мая этого года, публике был представлен еще один «Годунов», на этот раз версия Г. Вика.

Итак, подведём итог: более 500 спектаклей в год, сверхактивная гастрольная деятельность. Сводки с гастролей и пресс-конференции Гергиева напоминают мне советское время, когда СССР выплавлял очень много чугуна.

Нужно ли любителям оперы такое количество спектаклей,

превышающее их количество в Венской Штаатсопер, Парижской Опере (с её двумя полноценными сценическими площадками) и «Метрополитен»? За всех почитателей Мариинки не скажу, но мое мнение — нет! Потому что всегда цена вопроса — это качество спектаклей. Если меломан планирует посетить какой-то спектакль, то самый главный вопрос для него: кто поёт? Мариинский позиционирует себя как театр мирового масштаба, и мы вправе ожидать мирового уровня солистов. Тем не менее, уровень исполнителей среднего спектакля весьма разный, и в целом он часто не лучшего качества. А когда в спектакле принимают участие такие исполнители как А. Нетребко, Н. Дессей, Ф. Фурланетто или Э. Шротт (хорошие, даже очень, но не «небожители», к слову, «стандартный» состав среднего спектакля Венской оперы), цены на билеты «взлетают» практически на порядок. Не хочу здесь касаться ценовой политики, справедливости ради, надо сказать, что по доступности билетов на средний оперный спектакль, театр занимает адекватные позиции (на многие оперные спектакли билеты не превышают 600-800 рублей, включая места премиум-класса, в Концертнoм залe и 1500 рублей в Мариинскoм театре). Проблема в другом:

исполнительский уровень среднего спектакля остается невысок в сравнении с главными конкурентами,

ведущими европейскими театрами: Венской Штаатсопер, лондонским «Ковент-Гарденом» и др.

Следующая проблема — это дирижеры. Без всякого сомнения Валерий Гергиев — это талантливый музыкант и дирижер. Однако, с момента его вступления в должность,

в театре сложилась ситуация, когда фактически дирижёр в Мариинке единственный, а все прочие — его ассистенты.

Из всех дирижеров театра, лишь двое, на мой взгляд, с музыкальной точки зрения имели бы перспективы: Михаил Татарников, не так давно ставший главным дирижером в Михайловском театре, и Туган Сохиев, возглавляющий Немецкий симфонический оркестр Берлина и оркестр Капитолия Тулузы. Несколько раз (буквально можно пересчитать по пальцам) в последнее время на моей памяти в Мариинском дирижировали приглашенные дирижеры — пару раз в начале 2000-х и в 2007 году был Р. Мути, в 2010-2011 годах Л. ди Мартино (все «Любовные напитки», кроме последнего) и Ф. Мастранжело («Сила судьбы»). Из них, на мой взгляд, лишь Риккардо Мути соответствует уровню театра. В России, да и в мире, немалое количество достойных дирижеров. Многим, если не большинству, любителям оперы чрезвычайно интересно услышать разные дирижерские интерпретации опер. Но, к сожалению, в Мариинском театре такой возможности почти нет.

И, как говорится, «last but not least»: проблема «текущей» режиссуры спектаклей.

Несколько лет назад, на сайте OperaNews.ru было очень точное описание спектакля «Сила судьбы», повторяться не буду. Приведу еще один пример: открытие прошлого сезона оперой «Борис Годунов» (версия А. Тарковского). Сравнивая с этим же спектаклем «образца» конца 80-х — начала 90-х, вспоминаются слова К. Станиславского: «Не верю!». Совершенно неубедительный исполнитель титульной партии, «никакой» Гришка, массовки просто ужасные и т.д.

Что есть в сухом остатке?

Модель пусть и именитого, но, тем не менее, провинциального театра с гиперцентрализированной системой управления и художественного руководства

или действительно «национальный оперный театр мирового уровня» (как он позиционируется во многих СМИ), где сосуществуют разные стили, художественные концепции и устремления? Я бы сказал, что где-то «посередине» между этими двумя крайностями, но пока что, к сожалению, ближе к первой.

Что нужно делать, чтобы окончательно туда не скатиться?

Открыть театр для новых дирижеров (в особенности для них), режиссеров и исполнителей мирового уровня, репертуар и другие важные решения не должны определяться только одним-двумя персонами, пусть и ключевыми в театре, по своим заслугам как бы имеющим на это право.

С другой стороны, нельзя не заметить, что

модель сегодняшнего Мариинского театра в целом отражает ситуацию в стране,

как в области управления, так и культурной политики, поэтому движение театра вперёд будет, конечно, обусловлено не только усилиями, предпринимаемыми в его недрах, но и развитием России как одного из важных цивилизационных центров.

Социальные комментарии Cackle

реклама

вам может быть интересно

рекомендуем

Театральное бюро путешествий «Бинокль»

смотрите также

Реклама

Спецпроект:
Советские примадонны
Смотреть
Спецпроект:
На родине бельканто
Смотреть