Новая песня баяна

Алевтина Бояринцева, 22.10.2015 в 17:50

Баянист Сергей Озеров

Если попытаться выяснить, насколько часто баянисты становятся участниками филармонических программ, то ответ будет печальным: редко, крайне редко. И это притом, что филармонии сегодня увлечены обновлением форм диалога с публикой. Лично мною проведённый блиц-опрос на тему: «С чем у Вас ассоциируется баян?» — дал предсказуемо «не те» результаты. Конечно же, со свадьбами и пионерлагерями. Никто не связал баян с академической музыкой, с экспериментами современных композиторов, с филармонией, консерваторией… Может быть, и я сохранила бы снобистское отношение к этому инструменту, если лет десять назад, только начав работать в Нижегородской консерватории, не побывала бы на аспирантском концерте баяниста Сергея Озерова.

Вообще, кафедра народных инструментов в Нижнем всегда считалась сильной. Среди педагогов, работавших здесь, есть по-настоящему легендарные имена – Николай Чайкин, Анатолий Полетаев, Николай Хабаров. В течение нескольких десятилетий кафедру возглавлял Юрий Бардин, воспитавший более 200 музыкантов.

Характерная черта нижегородских «народников» — открытость к новому, современному репертуару. Благо, композиторы Нижнего Новгорода всегда были готовы предложить баянистам что-то нетривиальное, яркое. Мелькающая кое-где мысль о том, что баянист – вроде как «не совсем музыкант», стало быть, и требовать с него особой глубины не стоит – выступлениями консерваторских баянистов, да и самой методикой работы на кафедре категорически опровергается.

Сергей Озеров, поступив в аспирантуру Нижегородской консерватории, стал учеником Виктора Ивановича Голубничего, заслуженного деятеля искусств России, одного из лидеров нижегородской баянной школы. Под его руководством подготовил несколько концертных программ. Сейчас Озеров уже сам преподаёт в консерватории. К педагогической работе он относится с такой же фанатичной ответственностью, что и к исполнительству: результат – успешные выступления студентов на конкурсах. И все же, в первую очередь, он артист. Инструменту предан, как лучшему другу. Не для себя — для него подбирает эксклюзивный репертуар, «терзает» просьбами композиторов, аранжирует. Свежо воспоминание о его первом аспирантском концерте. Он играл собственную версию «Пассакалии» из «Катерины Измайловой». Это был тот случай, когда можно было не знать о драматургии, о виртуозной полифонической технике – и просто замереть от трагической магии Шостаковича. Но если исполнитель не стал бы её частью, зал не замер бы в напряжённой тишине.

Озеров может произвести сильное впечатление в интеллектуально заряженных опусах Кирилла Волкова, Сергея Беринского. А может, что называется, «завести» зал, устроив задорный такой перформанс в саратовской плясовой. Мне кажется, это очень трудно – хорошо работать во всех жанрах: не позволяя себе расслабиться в фольклорных шлягерах («на артистизме выедем!»), не довольствуясь лишь общим планом в сложных авторских концепциях.

Баянист дорожит каждой нотой – в любом произведении. Бережно относится он и к свободному времени, но на небольшую беседу согласился охотно. На правах старинного знакомства к Сергею (Сергею Александровичу!) обращаюсь на «ты» и прошу быть снисходительным к наивным музыковедческим вопросам.

— Ты много выступаешь в других городах, общаешься с представителями других баянных школ. Чувствуется, что нижегородская исполнительская школа – особенная?

— Да, конечно. Нижегородцев всегда отличала особая, певучая манера игры, доскональная работа над формированием звука, легкость преодоления технических проблем…

— …интерес к новому репертуару…

— Безусловно! Это идёт от фестивалей современной музыки, которые проводились в Горьком, начиная с 1960 годов.

— Скажи, существует ли сегодня у баянистов проблема с репертуаром?

— Пожалуй, сейчас проблема «репертуарного голода» почти решена. В последние лет двадцать композиторы — часто в тандеме с исполнителями — серьёзно занялись исследованием технических возможностей баяна. Современный репертуар баянистов – это сочинения разных жанров и стилей.

— Мне кажется, есть сходство между баяном и альтом в том, что их репертуар все же существенно меньше, чем фортепианный, к примеру. Ярких имён и среди альтистов, и среди баянистов совсем немного – опять же в сравнении с пианистами, скрипачами...

— Точно у нас нет сходства с альтом по этим критериям! С репертуаром ситуация более-менее выравнивается. У баяна, конечно, небольшая история: нам чуть более 100 лет. Поэтому пока и не так много звёзд, как у пианистов, но они есть, и мы ими очень гордимся. Фридрих Липс, Вячеслав Семенов, Александр Дмитриев, Юрий Вострелов, Анатолий Полетаев, Юрий Дранга, Виктор Голубничий, Геннадий Мамайков, Вячеслав Калаберда — это, конечно, далеко не все имена. Есть настоящие звёзды и в других странах.

— Вернёмся к репертуару. Музыка каких композиторов прошлых эпох хорошо «переинструментовывается» для баяна?

— Интересный вопрос. По-моему, клавирная музыка эпохи барокко на баяне звучит очень убедительно.

— Предлагаю пофантазировать. Каким композиторам XX—XXI веков ты заказал бы, если мог, сочинения для баяна?

— Некоторые современные композиторы регулярно обращаются к баяну — и эти обращения очень успешны. Могу назвать, к примеру, четыре сонаты для баяна Геннадия Банщикова. А если фантазировать… Думаю, было бы любопытно исполнить пьесы, написанные специально для баяна Рахманиновым, Стравинским. И Гершвиным.

— Ты очень много играешь в ансамблях — причём не только с народными, но и с «академическими» инструментами. Как ты считаешь, самое органичное тембровое сочетание – это баян плюс?..

— Вообще, тема баяна в камерном ансамбле мне очень интересна и близка. На мой взгляд, очень органично сочетание баяна и саксофона. Мы часто выступаем вместе с саксофонисткой Ольгой Поповой, даже создали творческую группу — «ExpresSiO». Мы обратились к композиторам из разных стран с просьбой помочь в поиске репертуара. Из Австрии получили сочинение Франца Чибулки. Откликнулся Сергей Пилютиков – известный украинский композитор. Помог с репертуаром Юрий Поволоцкий из Израиля: от него мы получили пьесу «Ольга» для саксофона и фортепиано. Я сделал переложение. Михаил Броннер дал нам согласие на переложение своей пьесы «Узоры на стекле». С удовольствием её исполняем.

По-моему, интересны и дуэты с органом. Это ансамблевое соотношение открывает безграничные просторы для композиторского творчества. Мне посчастливилось исполнить сочинение Кирилла Волкова «Складень», созданное специально для баяна и органа. Для этого же состава я сделал переложение «Пассакалии» Николая Чайкина. Вернее, над ним мы работали вместе с органисткой Ольгой Бестужевой. Просиживали до ночи в Большом зале консерватории: хотелось сохранить баянную душу этого сочинения и в то же время отдать дань великим мастерам прошлого, как и задумывал автор.

— А насколько удачно сочетание баяна и струнно-смычковых?

— Тембральное родство есть между баяном и виолончелью. Недаром для этого дуэта создано немало сочинений. Можно вспомнить пьесу Сергея Беринского «Il dolce dolore». В начале пьесы автор очень тонко пользуется передачей звука «ля» от одного инструмента к другому... «Ля» звучит не прерываясь, смена инструментов почти не заметна. Очень интересна в тембровом отношении и «Стихира Иоанна Грозного» Кирилла Волкова. Интересно – не то слово: это космос! Написано для баяна и виолончели настолько гармонично, что остаётся только наслаждаться музыкой.

Юрий Гуревич, прекрасный баянист, заведующий нашей кафедрой, много играет в дуэте с виолончелью. Это и его транскрипции, и работы композитора Владимира Холщевникова. Его выступления в дуэте с виолончелисткой Натальей Тельминовой всегда интересны.

— Ты сейчас свободно и уверено рассуждаешь о судьбах баянного исполнительства, каждый сезон осваиваешь огромный объем нового репертуара… А как всё начиналось?

— Сейчас вспоминать об этом немного смешно. Моя семья очень любила музыку. В семье играли на баяне. Дедушка Сережа, по словам родителей, был неплохим гармонистом. В шесть лет меня привели в музыкальную школу, в класс баяна. Взглянув на меня, педагог сказал: «Слишком мал и по возрасту, и по росту». Дали мне самый маленький инструмент из имевшихся в школе. Над баяном еле видны были только мои глаза. Так и проучился в подготовительном классе, выглядывая из-за корпуса баяна. Но потом, конечно, вырос…

— … и сам стал педагогом. Вспоминаешь своих наставников, их советы?

— Конечно! Прекрасно помню уроки в вологодской ДМШ №5, в классе Александра Васильевича Макарова. Когда там же, в Вологде, поступил в музыкальное училище, попал в класс Вячеслава Михайловича Наумова. Он был учеником Вячеслава Леонидовича Калаберды. И я после окончания училища поехал к нему, в Петрозаводскую консерваторию. Я всегда очень трепетно относился к Вячеславу Леонидовичу. Он был великим педагогом и замечательным человеком. Наши семьи очень дружили. Но около года назад произошла трагедия: его не стало. Это огромная потеря…

Калаберда давал много советов. Но самый ценный звучал так: «Всегда неси со сцены добро». Я всегда придерживался этого совета, буду следовать ему и впредь.

— А поводов для этого в новом сезоне, судя по всему, будет немало. Расскажи, пожалуйста, о самых важных проектах.

— Планов много. Сейчас я готовлюсь к участию в Международном музыкальном конкурсе-фестивале имени Савелия Орлова в Самаре. Далее все силы будут брошены на подготовку к исполнению «Пяти ощущений танго» Пьяццоллы для бандонеона и струнного квартета. Пьесы войдут в программу одного из концертов Международного фестиваля «Баян и аккордеон в Нижнем Новгороде». Он пройдёт в феврале. Вместе с коллегами мы организуем также традиционный вечер «Молодые преподаватели факультета народных инструментов представляют...» И, конечно, будут концерты в разных городах России.

— Когда готовишь новую программу, к чьему мнению прислушиваешься?

— К мнению первого слушателя — моей жены, Оксаны. Это очень суровый критик, надо сказать…

Традиционно интервьюеры в конце беседы желают своим героям удачи. Мы до «конца беседы» не добрались, поскольку на все вопросы, которые хотелось задать, Сергей ответить бы не успел: не отменять же из-за интервью участие в творческих проектах. Поэтому я желаю и себе, и читателям чаще обращать внимание на афиши с баянными программами, а всем концертирующим баянистам (и Сергею Озерову, в частности) — как можно чаще радовать слушателей яркими, запоминающимися программами. Тогда у XXI века будут все шансы стать по-настоящему новой страницей в истории развития баянного исполнительства.

Беседовала Алевтина Бояринцева

реклама

вам может быть интересно

Итоги II конкурса Рихтера Классическая музыка

рекомендуем

Театральное бюро путешествий «Бинокль»

смотрите также

Реклама



Тип

интервью

Раздел

классическая музыка

Словарные статьи

баян

просмотры: 4803



Спецпроект:
В гостях у Belcanto.ru
Смотреть
Спецпроект:
Мир музыки Чайковского
Смотреть