Владимир Малахов под липами Берлина

Владимир Малахов

Немецкая пресса продолжает комментировать назначение Владимира Малахова на пост директора балета Берлинской государственной оперы. Как отмечают немецкие критики, решение это было принято по двум причинам: с одной стороны, почетное место не досталось никому из своих, «хотя никто лучше своих не знает внутренних проблем». И вообще, не всякий желал бы погрузиться в эти проблемы, тем более увязнуть в них. С другой стороны, Малахов на берлинской сцене не чужой: он не раз выступал там как приглашенный танцовщик-премьер. И как хореограф-постановщик имеет немалый опыт преодоления проблем — поскольку работал с балетной труппой Венской оперы.

Итак, из престижной Вены Владимир Малахов перебрался под не менее престижные романтические липы Берлина (Unter den Linden). В этой столице балетное искусство имеет свои исторические традиции, здесь ощущается настоятельная потребность в радикальном обновлении балетного искусства.

Интересно, что ни одна берлинская газета не прокомментировала это назначение, хотя подобный факт скорее говорит не об отношении к Малахову, а об отношении к балетной проблематике. И только штутгартская пресса с некоторым сожалением оценила решение Владимира Малахова отказаться от ряда сольных партий в штутгартском репертуаре, заметив при этом, что вступление блестящего российского танцовщика на пост директора балета берлинского театра — безусловно, радостный знак для всей немецкой культурной элиты.

Отмечая танцевальные достоинства Малахова-солиста — его лиричность, высокую технику, особую проникновенность исполнения, — немецкая балетная критика между тем с некоторым опасением трактует его хореографические опыты. А именно постановку «Бала-маскарада» в Вене. Правда, шумный успех венской «Баядерки» Малахова вселяет надежды и в самых пессимистично настроенных рецензентов. Выдвигается предположение, что, как это уже было в Вене, Малахов окружит себя группой надежных экспертов.

Его, молодого танцующего хореографа, уже не в первый раз сравнивают с Михаилом Барышниковым и с Рудольфом Нуреевым. Будет ли роман Малахова с берлинской труппой интенсивным, ярким и плодотворным или же он станет просто лирическим романсом в духе Михаила Барышникова, покажет время. Кстати, ни у Нуреева, ни у Барышникова не было в свое время педагогического образования, имеющегося у Малахова.

Несколько лет назад в одном из интервью Малахов признавался, что не видит себя хореографом современного балета. Вряд ли это сомнение сегодня правомерно. И вряд ли сегодня берлинская сцена ограничится лишь танцующими лебедями и умирающей Жизелью, пусть даже и в новых редакциях. Однако, если это и в самом деле так, никто не помешает Малахову обращаться к приглашенным хореографам. И Нуреев, и Барышников, правда, на закате своих исполнительских карьер, перешли к постановкам современных балетных композиций. Со временем, вероятно, это попробует и Малахов.

Первая аудиенция солистов и кордебалета назначена на 13 января. Будем надеяться, что чертова дюжина принесет удачу. В Германии говорят: самое трудное в каждом деле — это начало. К трудностям Малахову не привыкать. Он их уже не раз побеждал — и силой таланта, и блеском мастерства.

Елена Соломинская

Тип
Раздел
Театры и фестивали
Персоналии

реклама