Владимир Моисеев: «Пример деда заразителен»

Владимир Моисеев

Владимир Моисеев 21 год прожил яркой и бурной жизнью характерного премьера Большого театра. И как оказалось, десятки ролей и многочисленные гастроли только способствовали росту его амбиций, и внешне вполне благополучный солист до сих пор не утратил тяги к приключениям, что, безусловно, является отличительным свойством знаменитой балетной династии, к которой принадлежит Владимир. Недавно на сцене театра «Новая Опера» он презентовал собственный проект — «Национальный русский балетный театр».

— Владимир, означает ли ваша новая должность окончание исполнительской карьеры в Большом театре?

— Надо четко понимать свое место в жизни и честно относиться к себе. Я работаю в театре уже 21 сезон, и приходится думать о будущем, искать себя дальше, потому что на сценической деятельности жизнь не кончается. К сожалению, я не Юлий Цезарь. Поэтому сейчас буду больше времени уделять собственному театру — не как увлечению, а как новому серьезному делу в своей жизни. Но мне очень лестно, что в Большом намерены продлить мой контракт на следующий сезон. И надеюсь, театр будет не просто закрывать мною тылы.

— Что появилось изначально — идея открыть свой театр или организационные и финансовые возможности?

— Все произошло примерно одновременно. Я встретился с Евгением Амосовым, моим коллегой, который много лет был ведущим танцовщиком в Свердловске, а потом работал в «Русском балете» Вячеслава Гордеева. Это очень профессиональный, творческий и ответственный человек. Как это обычно бывает в жизни, только мы задумались о совместном проекте, на нас «вышли» китайские импресарио, заинтересованные в сотрудничестве с новым интересным творческим коллективом, который способен выполнить их заказ. Мы рискнули — собрали профессиональную труппу, в которой каждый может быть солистом, — по такому принципу в 60-х Игорь Александрович Моисеев создавал концертный коллектив «Молодой балет».

— Влияние личности вашего деда сказывается и на общем направлении деятельности вашего театра?

— Наше кредо продиктовано, конечно, творчеством Игоря Александровича Моисеева, на эстетике которого вырос и я, проведя все детство в ансамбле. Спектакли деда — это всегда драматургия, повествование на сцене, каковы бы ни были лексические формы. Мы стремимся к широте амплуа — в наших спектаклях будут присутствовать и легкий джаз, и модерн, может быть. А творческое направление театра — оригинальные постановки на сюжеты разных народов мира. И у нас уже есть первая работа — осенью мы готовимся показать «Шотландскую сюиту» молодого шотландского балетмейстера Кристины Кемерон Давыдовой.

— Почему тогда на презентации своего театра вы, встав в один ряд с многочисленными предшественниками, накормили нас очередной порцией «Лебединого озера»?

— Безусловно, я понимаю, что открываться «Лебединым» — и очень ответственно, и довольно смело. Но у нас не было претензий на суперисполнение или суперновизну редакции — это была, скорее, дань великому классическому произведению. Мы, как любой мало-мальски амбициозный театр, определили высочайшую планку, которой будем пытаться достичь, чтобы на серьезном классическом базисе делать новые постановки. Но в дальнейшем мы не будем давать в Москве «Озера» — конкуренция с таким театром, как Большой, бессмысленна.

— Как вам удалось собрать почти полный состав исполнителей на такой масштабный спектакль?

— «Лебединое озеро» у нас идет с сентября прошлого года — мы с ним выехали на первые гастроли в Китай, и нам лестно, что мы были признаны одной из лучших зарубежных трупп из тех, что там выступали в сезоне 2001/02 года. Но в том составе, который публика увидела в Москве — я имею в виду кордебалет, в первую очередь, — спектакль в Новой опере был первым. В помощь мы пригласили «Балет России» под руководством Станислава Власова, с которым планируем сотрудничать постоянно, создав нечто вроде общей команды. Предполагаем приглашать молодых талантливых исполнителей из Петербурга и других городов.

— Чем новый театр может увлечь спонсоров?

— Я думаю, такими неординарными проектами, каким было открытие. Сейчас время синтеза идей, время сотрудничества. Параллельно с премьерой в театре был вернисаж Владимира Бородина, картины которого есть в коллекции Президента США и в других знаковых коллекциях. Мы стремимся пропагандировать уникальных мастеров российского искусства, которое сейчас освещается недостаточным образом.

— Насколько я понимаю, ваше имя является гарантом для людей, которые с вами сотрудничают?

— Это гарант творческого качества, в первую очередь. Так как я взял на себя ответственность подписаться своим именем, огромная ответственность лежит на мне лично. Я дорожу не только именем нашей династии, но и своим личным, которое было заработано нелегким трудом в Большом театре, моей сценической деятельностью. И я стараюсь действовать обдуманно.

— В Москве огромное количество балетных компаний, в том числе и таких, что живут за счет гастролей. Как вы собираетесь выдерживать конкуренцию и как предполагаете завоевывать зарубежный рынок?

— Мы предлагаем импресарио нашу продукцию, а уж их дело выбирать, что для них наиболее приемлемо. Но мне кажется, не стоит рассказывать о наших предполагаемых планах и фантазиях. Это другая сторона медали — не творческая. У нас есть люди, заинтересованные помогать.

— И фамилия вам помогает?

— Конечно, большинство наших проектов основано на моих личных контактах. Но я работаю с командой профессионалов, которые помогают решать и творческие, и организационные вопросы. И стремлюсь дать нашей фамилии новое дыхание.

Тип
Раздел
Персоналии

реклама

вам может быть интересно

Памятники старины Классическая музыка
Духовой жаждою томим... Классическая музыка

рекомендуем

Театральное бюро путешествий «Бинокль»


смотрите также

Реклама