Испытание Берлиозом

Симфонический оркестр «Русская филармония» в последние годы переживал творческий кризис, все более и более перемещаясь на периферию концертной жизни столицы. В прошлом сезоне он вообще едва не исчез с музыкальной карты, поскольку его основатель, Александр Ведерников, уже давно им не занимавшийся, задумал и почти осуществил слияние коллектива с Российским национальным оркестром, означавшее, по существу, его поглощение этим последним. Коллектив взбунтовался, и в конце концов Комитет по культуре Правительства Москвы назначил в «Русскую филармонию» нового художественного руководителя — Юрия Кочнева. Маститый маэстро сразу же провел конкурс в оркестр, обновив его состав примерно на четверть, и приступил к интенсивной, кропотливой работе. Оркестр не только качественно преобразился, но и обзавелся собственной репертуарной политикой, чем могут похвастать далеко не все его собратья. Одна из главных ее составляющих — исполнение монографических программ, включающих редко звучащие полотна крупной формы. В феврале состоялся уже второй концерт этого цикла, посвященный произведениям Гектора Берлиоза.

В первом отделении прозвучала драматическая симфония «Ромео и Джульетта» (более известная в России как «Ромео и Юлия»). Точнее, не вся симфония, рассчитанная на участие солистов-вокалистов и хора, а только оркестровые эпизоды, составляющие около половины общего объема. Тем не менее Кочнев даже и в таком усеченном варианте сумел добиться ощущения целостности. Тут, конечно, неоценимую роль сыграл и его огромный театральный опыт, благодаря которому программное содержание каждого эпизода удалось сделать максимально рельефным.

Еще более яркое впечатление оставило исполнение «Гарольда в Италии», где дирижер-драматург особенно полно явил также и свое мастерство колориста, а сверх того еще и пылкий темперамент, заметно обойдя в этом плане альтиста Михаила Березницкого, которому, казалось бы, надлежало демонстрировать его в первую очередь. При всех несомненных достоинствах игры солиста ей ощутимо недоставало хотя бы небольшой толики демонизма, что обычно в избытке демонстрирует в этом одном из коронных своих произведений Юрий Башмет. На сей же раз «Гарольд» стал в первую очередь триумфом дирижера и оркестра.

Мастерство Юрия Кочнева давно известно, но и он явил себя здесь с какой-то новой стороны, как дирижер, необычайно тонко ощущающий музыку французского романтизма во всей ее изысканности. Кроме того, Берлиоз — это нелегкое испытание для любого оркестра. «Русская филармония» выдержала его наилучшим образом, сделав серьезную заявку на то, чтобы из второго ряда столичных коллективов переместиться в первый.

А впереди — новые программы, по-своему не менее трудные и интересные. Например, не далее как сегодня в рамках того же монографического цикла прозвучит Шестая симфония Мясковского вкупе с его же Виолончельным концертом, а 24 марта мы услышим программу, посвященную творчеству Листа, где будет исполнена чрезвычайно редкая симфония «Данте».

Дмитрий Морозов

реклама

вам может быть интересно

Пейзаж после передела Классическая музыка