Как сказку сделать… сказкой

Мировая премьера «Принцессы и Свинопаса» Владимира Кобекина

17.03.2011 в 11:42

Для детей надо писать так, чтобы и взрослым понравилось. Подобным образом, слегка перефразируя Станиславского, рассуждал, по всей вероятности, Владимир Кобекин, работая над оперой «Принцесса и Свинопас» (либретто Роксаны Сац и Виктора Рябова по мотивам Андерсена). В результате на свет появилась одна из самых изящных и, пожалуй, самых совершенных его партитур последнего времени, которую прекрасно воспринимают дети, но оценить в полной мере способны, думается, лишь взрослые. Разумеется, те, у кого есть слух. Потому что музыка кобекинской оперы имеет счастливое свойство казаться на первый взгляд чрезвычайно простой и легко ложиться на уши, однако при внимательном вслушивании в ней открываются все новые и новые пласты, и этот процесс не только на редкость увлекателен, но и доставляет истинное наслаждение.

Поразительным образом композитору удалось добиться стилистического единства — притом что партитура едва ли не наполовину соткана из всяческих стилизаций, прямых или косвенных цитат, в диапазоне от классицизма XVIII века, Россини и Глинки до Римского-Корсакова, Стравинского и Прокофьева. Но все это нисколько не напоминает лоскутное одеяло. С чужим материалом композитор обращается, как со своим собственным, и возникает некое новое качество. Особенно примечательна метаморфоза, произошедшая с незатейливой мелодией песенки «Ах, мой милый Августин», которую нас давно приучили воспринимать как символ бюргерской банальности, едва ли не пошлости. Кобекин развивает эту тему, превращая ее в один из главных лирических лейтмотивов оперы, и она расцветает дивным цветом. Таким образом, перед нами — тот редкий случай, когда «многое знание» у композитора счастливо сочетается с непосредственностью творческого вдохновения.

Константин Хватынец сделал немало для того, чтобы партитура Кобекина предстала во всей красе. По-настоящему увлекшись этим сочинением, молодой дирижер сумел заразить своим увлечением музыкантов и исполнителей. От него не ускользнули, кажется, ни одна деталь, ни один нюанс, ни одна аллюзия. Хватынец впервые заявил о себе несколько лет назад в качестве стажера Национального филармонического оркестра России на его традиционных концертах «Знай наших!» Но если в репертуаре симфоническом Хватынец поначалу демонстрировал прежде всего уверенное владение профессией, то в опере он раскрылся как яркий и очень театральный музыкант с настоящей харизмой. Это было вполне ощутимо уже на премьере оперы Ефрема Подгайца «Принц и нищий» в прошлом сезоне. «Принцесса и Свинопас» — еще одна ступень творческого роста молодого маэстро. И прямо на глазах растет оркестр театра, никогда еще, кажется, не игравший на таком уровне, как под управлением Хватынца.

Высокой оценки, несомненно, заслуживает и режиссерская работа Валерия Меркулова, умеющего ставить сказочные оперы так, чтобы сказка оставалась сказкой, но вместе с тем с учетом особенностей восприятия нынешней аудиторией, воспитанной на всякого рода визуальных технологиях. Как и многие коллеги во «взрослых» театрах, Меркулов использует в спектакле кинопроекции, не злоупотребляя этим приемом и используя его всегда к месту. Например, когда Волшебный горшок рассказывает о том, что именно поглощали за обедом присутствующие здесь фрейлины Принцессы, на экране все это тут же демонстрируется крупным планом. А во втором акте, когда идет речь о подготовке казни, палач на экране резво помахивает топором, поворачивая его так и сяк и даже наигрывая на нем, будто на балалайке, чем как бы дает понять публике, что все это не всерьез... Подобных изящных деталей в спектакле немало. При этом режиссер не перегружает сценическое действие, не изобретает никаких ребусов, дабы не злоупотреблять вниманием совсем юной аудитории, которая всегда должна понимать, что происходит на сцене, и этому происходящему сопереживать.

Успех сценического действа разделяет с режиссером и художник-постановщик Наталья Чабаненко — ее суперзанавес с летающими свинками и многие другие придумки, а также отличные костюмы весьма украшают спектакль.

Среди исполнителей надо в первую очередь назвать превосходную Принцессу — Татьяну Ханенко. Хороши также Александр Цилинко — Король, Константин Ивин и Антон Варенцов — Принц, Максим Усачев и Лев Красовицкий — Соловей...

Единственная ложка дегтя — подзвучка, которая подчас была слишком уж навязчивой. Впрочем, уже к концу сезона в театре должны появиться более качественное оборудование и специалисты по акустике, так что в ближайшей перспективе от подзвучки, возможно, удастся отказаться или хотя бы сделать ее практически неощутимой на слух.

...На премьерных представлениях «Принцессы и Свинопаса» в Театре имени Наталии Сац можно было встретить людей, которые обычно обходят его стороной (в том числе экспертов «Золотой Маски»). И дело не только в имени композитора, но еще и в том, что «Принцесса» — первая премьера, выпущенная при Георгии Исаакяне, с приходом которого от театра стали чего-то ожидать даже те, кто прежде сюда и не заглядывал.

Вообще-то оперу Кобекина приняли к постановке еще в минувшем сезоне. Исаакян вполне мог от нее дистанцироваться, а то и вовсе остановить работу, следуя привычной для многих логике вновь приходящих руководителей: все, что было до меня, уже по определению плохо. Но Исаакян — не просто крупный художник, но и мудрый человек. Другого бы смутило, что первую с момента его прихода постановку делают люди, работавшие здесь и прежде. Но настоящие профессионалы и энтузиасты своего дела, думающие об искусстве больше, чем о личных амбициях, как правило, находят общий язык. И Исаакян, напротив, оказал своим коллегам реальную поддержку, помог решить целый ряд технических проблем и в числе прочего усилил постановочную группу за счет привлечения маститого художника по свету Ильдара Бедердинова (многие другие предпочли бы повременить с этим до своей собственной премьеры). К тому же появление спектакля, сохраняющего определенную преемственность по отношению к прошлому театра, за несколько месяцев до постановки самого Исаакяна служит наглядным подтверждением его инаугурационных обещаний, что не будет никаких резких движений, кадровых и эстетических чисток, что все живое и жизнеспособное сохранится.

В июне нас ждет первый спектакль Георгия Исаакяна на сцене Театра Сац — прокофьевская «Любовь к трем апельсинам». Конечно, по своей эстетике это будет совсем другой спектакль, но почему-то кажется, что они отлично уживутся на одной сцене. И трудно отделаться от мысли, что Кобекин предугадал эту коллизию, завершив первый акт «Принцессы и Свинопаса» почти буквальным (благо и сама сюжетная ситуация схожа) повторением завершающих аккордов второго акта «Апельсинов» и тем самым как бы протянув своеобразную арку от одного спектакля к другому.

Дмитрий Морозов

Фото: Мария Савинкова

реклама

вам может быть интересно

Неделя с Моцартом Классическая музыка

рекомендуем

Театральное бюро путешествий «Бинокль»

смотрите также

Реклама

Тип

рецензии

Раздел

опера

Театры и фестивали

Детский музыкальный театр

Персоналии

Георгий Исаакян, Владимир Кобекин

просмотры: 1071