Завороженный каскадер

«Голливудский финал» Вуди Аллена

«Голливудский финал» Вуди Аллена

Каждый фильм этого неунывающего мэтра — повод пойти в кинотеатр. Есть люди, которые к Аллену относятся как к прославленному виноделу, различают урожай того или иного года. Ценят его «китоновский» период, но чуть меньше нравится его кино периода Миа Фэрроу: у режиссера были две актрисы-музы — Дайэнн Китон и Миа Фэрроу. Есть те, кому по душе «бергмановский», он же печальный цикл Вуди, а есть фанаты раннего «марксовского» периода. Ну и так далее.

Одним нравятся жанровые опыты Аллена (например, его мюзикл «Все говорят, что я тебя люблю»), его штудии в глубь кинематографа определенной эпохи (они наслаждались последней лентой мастера, попавшей в российский прокат, «Проклятием нефритового скорпиона»), а есть те, кто вновь и вновь готов последовать в мир нью-йоркской богемы, что воссоздается им на экране лет эдак... двадцать пять.

Как летит время! Именно нью-йоркская тема становится главной и в новой работе Вуди Аллена «Голливудский финал» (как летит время: теперь мы видим каждого нового Вуди Аллена на большом экране хотя бы столичных кинотеатров!). Но Голливуд в этом фильме, вернее, в названии его, не зря помянут. В этой картине альтер эго Аллена, малоудачливый режиссер, почитаемый отдельными умниками с Восточного и Западного побережья гением, проходит путь от почти отчаяния к феерически счастливому состоянию «жизнь удалась». В финале он получает все: любимую девушку, она же продюсер, контракт на новый фильм, прощение блудного сына-панка. Правда, теперь его карьера будет развиваться во Франции, но это уже частности. Полный хеппи-энд, главное требование к успешному голливудскому продукту. Подобное кино, согласитесь, мог снять только американец.

Главная придумка картины — дабы прозреть духовно, герою фильма, режиссеру по имени Вэл пришлось ослепнуть физически. В начале картины Вэл — Вуди признается в любви к фильмам Хичкока — в частности, к картине «Дурная слава», к ключевой сцене фильма (спасение главной героини) с участием Ингрид Бергман. Однако «Голливудский финал» отсылает не к «Дурной славе», а к другой ленте Хичкока с участием Ингрид Бергман — «Завороженный». Хичкок признавался, что на «Завороженного» его сподвигла вот какая мысль: что же будет, если сумасшедший дом возглавит сумасшедший, принятый постоянными клиентами за «нашего нового главврача»? Что же будет, если кинопроект возглавит слепец? Версия Вуди Аллена поистине блистательна.

Всякое размышление об Аллене грозит потопить читателя в море аллюзий, цитат и прочих общих мест из обильного алленовского творчества, а также автокомментариев к нему. Но нельзя удержаться от сопоставления с фильмом Аллена 1979 года «Воспоминание о «Звездной пыли», где главный герой также режиссер, также в простое и разведенный. Аллен XXI века поразительно молод, азартен, великолепно играет, шутит и даже исполняет несколько каскадерских трюков. Он пребывает в потрясающей форме (кстати, в фильме часто обсуждается тема пластических операций, неужели разгадка так проста?). Поразительно не то, что Вэл в финале прозревает (его слепота — следствие нервных срывов и ипохондрии). Поразительно, что он отбывает во Францию самолетом. «Ты определенно развиваешься к лучшему!» — комментирует это событие новообретенная жена (Теа Леони). Не секрет, что недавно Вуди наплевал на свою чудовищную самолетобоязнь и отправился с молодой женой на чествование на Каннский кинофестиваль. Неужели это обстоятельство так повлияло на печального клоуна?

В любом случае с самооценкой у режиссера все в порядке, и в маразм он не впал. Рановато ему еще получать премии за вклад и по совокупности заслуг: страх провала по-прежнему изживается им в дуракавалянии на публике. Но и будучи слепым, он останется прежним Вуди Алленом. Когда ему, а вернее, его герою Вэлу, предложили снять римейк фильма из 40-х под названием «Город, который никогда не спит», его первой реакцией было: «Надо срочно браться. Иначе постановку отдадут Питеру Богдановичу».

Анастасия Машкова

Тип
Раздел

реклама

вам может быть интересно