Мы не рабы? Рабы не мы...

«Спартак» Касаткиной и Василёва

«Спартак» Касаткиной и Василёва

В ГЦКЗ «Россия» Театр классического балета под руководством Н.Касаткиной и В.Василева показал давно обещанную ими премьеру «Спартака». Балет создан в преддверии столетия со дня рождения Арама Хачатуряна (1903) и стопроцентно отвечает социальному заказу публики наших дней, формулируемому во вполне древнеримском духе: хочу зрелищ — и все тут. Несмотря на то, что «Спартак» в разных хореографических «прочтениях» вот уже полвека не покидает нашу сцену, едва ли не каждая его постановка вызывала к жизни новую музыкальную редакцию балета. Причина тому — огромная партитура, сочиненная композитором поистине с имперским размахом. Полностью она никогда не была использована. Да и на сей раз фактически была составлена еще одна самостоятельная версия, в которой хорошо знакомые музыкальные фрагменты (к примеру, танец Эгины, гадитанских дев, адажио Фригии и Спартака и др.) соседствуют с почти неизвестным широкой публике музыкальным материалом. Новую балетную партитуру обрамляют вокализы в исполнении Эрика Курмангали. Он даже появляется на сцене, чтобы исполнить «Песнь победы».

Надо иметь некоторую смелость, чтобы сегодня решиться на постановку «Спартака»: знаменитая версия Юрия Григоровича слишком тесно связала этот балет с определенным политическим контекстом, ныне утратившим свою актуальность. Впрочем, у него были предшественники со своим видением сюжета. Еще в 56-м году Леонид Якобсон предложил иной драматургический ход, нашедший свое выражение даже в подзаголовке — «Сцены из римской жизни». Якобсона тогда упрекали в том, что сама тема Спартака у него растворилась в водовороте отдельных танцевально-пластических фрагментов, словно скопированных с фресок Помпеи, что отрицательные персонажи, несомненно, ярче положительных...

По этому же пути пошли и Касаткина с Василевым, предложив свои вольные фантазии на темы «Спартака», возникшие у них при изучении исторических материалов и знаменитого романа Р.Джованьоли. Фантазийно изменены имена многих персонажей — так привычная куртизанка Эгина превратилась в Эвтибиду. На сцену выведен и экс-диктатор Сулла с очаровательной «египетской собачкой», которую убедительно «сыграла» холеная такса Буси Вафа Рогнеда. У Красса появился близкий друг — актер Метробий. Но для балета не столь уж и важно, как именуется тот или иной персонаж. Главное — что происходит на сцене.

А на ней чисто по законам современного музыкально-пластического шоу развивается представление на темы «Спартака», в котором есть и классический танец, и приемы боевых искусств, и намеки на римские игры, мистерии, сатурналии и театральные представления. Сцены римлян вызывают в памяти многие фрагменты давней якобсоновской постановки, дуэты и эпизоды восстания ассоциируются с хорошо известными танцами редакции Григоровича (ну что ж — и не грех процитировать еще раз советскую классику). А сытый, холеный Спартак (Ю.Клевцов) весьма ненавязчиво противопоставлен угнетателям-римлянам, которые явно уже перенасытились «хлебом и сексуальными зрелищами»...

Подобный подход к собственной классике — явление абсолютно современное. Новый, очень зрелищный «Спартак» насквозь пропитан весьма изощренной эротикой, что типично для законов избранного постановщиками жанра. Его богато — в золото, серебро, яркие костюмы одела художница Е.Дворкина. Одну-единственную многофукциональную сценическую установку в серовато-белых тонах сконструировал И.Сумбаташвили. На премьере конструкция, правда, функционировала «со скрипом», но являла собой весьма удачный нейтральный фон для бьющих по глазам эффектов — световая партитура была также создана в духе современных шоу: тут вам и пульсация света, и направленные в зал слепящие лучи прожекторов, и неизменный «дым»...

Среди исполнителей особенно выделялись две балерины — Е. Березина (Аврелия, греческая танцовщица) и О.Павлова (уже упомянутая выше амазонка-наложница Эвтибида), по внешнему облику скорее похожие на персонажей изысканных романтических гравюр, чем оргиастических фресок, изображающих пир у экс-диктатора Суллы, где «свальный грех» — этическая норма. От души попрыгал представлявший Красса В.Муравлев. Вся труппа отменно старалась — с профессиональной точки зрения к исполнению мало претензий.

Новый «Спартак», рассчитанный на самый широкий круг балетных неофитов, думаю, порадует многих — постановщикам удалось выдержать все критерии непростого массового жанра.

Виолетта Майниеце

Тип
Раздел
Персоналии
Коллективы
Произведения

реклама

вам может быть интересно

«Бывают странные сближенья» Классическая музыка