Беатрис Кноп: полёт на кончиках пальцев

«Даже если балерина стала звездой современной хореографии, в глубине души она все равно мечтает о классическом балете», — говорит Беатрис Кноп, станцевавшая Никию в «Баядерке» Владимира Малахова в Штаатсопер в Берлине. Хотя в тот момент, когда Беатрис в белоснежной пачке стоит на стене храма, она похожа не на скромную индийскую танцовщицу, а скорее на героиню какого-то фантастического фильма. Может быть, тут дело в высоком для балерины росте. Может быть, в необычной внешности или присущей ей ауре дивы. Неслучайно Морис Бежар выбрал Кноп на роль богини красоты Фреи в балете «Кольцо вокруг кольца», поставленном по мотивам вагнеровского цикла «Кольцо нибелунга».

Сначала она собиралась стать гимнасткой или фигуристкой, но мать, занимавшаяся спортом, отговорила ее, боясь чрезмерных нагрузок. «Сейчас она уже ничего не говорит, видя, как я репетирую по десять часов в день», — замечает Беатрис. Молодая танцовщица окончила балетную школу в Восточном Берлине, и ее отправили в Лозанну на международный конкурс балета, где она выиграла «Prix de Lausanne». Впервые попав за границу, Беатрис была в шоке. «Мне не хотелось возвращаться на свою скучную, серую родину», — вспоминает она. Но вскоре была разрушена Берлинская стена, и Кноп стала танцевать в Штаатсопер на Унтер ден Линден.

Теперь она — прима-балерина, среди ее партий — Одетта — Одиллия в «Лебедином озере», Татьяна в «Онегине», Прима-балерина в «Золушке» на музыку С.Прокофьева (постановка Владимира Малахова). Кноп прекрасно удаются драматические роли: ее Татьяна испытывает почти физическую боль от несчастной любви и по-настоящему плачет. И даже партия Одетты наполнена такой трагической силой, будто белоснежный лебедь с самого начала предчувствует скорую смерть.

Высокий рост не мешает балерине плести на сцене кружево движений. Но балетоманы больше всего любят ее прыжки, когда Кноп зависает в воздухе. И танец на пуантах. В эти минуты кажется, что балерина, пренебрегая законами гравитации, готова оторваться от земли, оттолкнувшись от нее кончиками пальцев. В «Кольце вокруг кольца» Бежар использовал эти качества, и когда освещенная прожекторами Фрея танцевала на помосте, соединяющем сцену и зрительный зал, казалось, что она сейчас пронесется над ним, закрывая публику волшебным покрывалом. Журналисты говорят, что в жизни Кноп похожа на «обычную берлинскую девчонку». Но, хотя бы раз увидев балерину на сцене, понимаешь, за что Малахов сделал ее первой танцовщицей.

Сначала он был партнером Кноп и не раз танцевал с ней в балетах на Унтер ден Линден. В 2002 году поставил в Штаатсопер «Золушку», а с 1 января 2004 года возглавил балетную труппу. Поначалу большинство танцоров были скептически настроены: сумеет ли Малахов с его изысканными манерами балетного принца и негромким голосом управлять мощной театральной машиной? Но под внешней мягкостью скрывалась несгибаемая железная воля. Вежливый и воспитанный коллега оказался жестким шефом, сразу взявшим дело в свои руки и освежившим балетную атмосферу. Малахову даже удалось прекратить многолетнюю вражду между несколькими солистами.

После репетиции «Жизели» Беатрис обычно проводит несколько часов в театральном буфете в подвале. Когда она в длинной белоснежной пачке сидит в зале с серыми кафельными стенами и пятнами от сырости на потолке, кажется, что на грешную землю опустился ангел. Балерина смотрит на рабочих сцены, жующих стандартные обеды, и неожиданно говорит: «Перед спектаклем мне нельзя ни есть, ни пить. Но эта атмосфера помогает мне входить в образ Жизели. А когда я поднимаюсь вверх по лестнице, возникает ощущение полета».

Светлана Семёнова

реклама

вам может быть интересно