Новое поколение выбирает «Крещендо»

Множатся фестивальные события Москвы: вот и еще один проект под названием «Крещендо» стартовал в Большом зале консерватории. Выдумал его известный и вполне состоявшийся пианист Денис Мацуев (арт-директор фестиваля), которого поддержало российское государственное театральное агентство во главе с Давидом Смелянским (генеральный продюсер), БСО с Владимиром Федосеевым и Георгий Гаранян с камерным джазовым оркестром О.Лундстрема. Несмотря на то что фестиваль молодежный, «для утверждения нового поколения музыкантов» — так декларирует статус нового проекта Д.Мацуев, — здесь все как у взрослых: внушительный попечительский совет, приветствие от Президента России В.В.Путина, спонсор — фирма «Хеннесси».

Будучи одним из наиболее востребованных пианистов в категории «до 30 лет», Мацуев всерьез озабочен пропагандой новых имен, представлением ярких коллег по цеху российской публике. На этой стезе Мацуев не одинок: поддержкой молодых талантов занимаются и Московская филармония, и различные фонды — В.Спивакова и В.Крайнева, «Новые имена», и фестиваль «Возвращение», с которым у «Крещендо» особенно много пересечений как идейных, так и по составу участников. Хотя фестиваль имеет подзаголовок «музыкальный», по сути, он выходит за академические рамки классической музыки. Видимо, по причинам личной склонности Д.Мацуев включил в контекст «Крещендо» выступление Пермского балета и джазовый концерт, где уже выступит в амплуа пианиста.

Кстати, о названии «Крещендо»: это — специфически музыкальный термин, обозначающий (в переводе с итальянского) «постепенное увеличение силы звука». Пока что ни прямо, ни косвенно его связь с происходящим не улавливается. На открытии в БЗК была представлена вполне обычная программа с неким гротескно-юмористическим налетом, по-своему преломленным как в «Гипотетической симфонии» молодого композитора Дмитрия Курляндского, так и в Первом фортепианном концерте Шостаковича (солистка — Екатерина Мечетина), и в Фантазии на темы Кармен Бизе — Ваксмана, где блистал скрипач Михаил Симонян.

А вот в «Вариациях на тему рококо» Чайковского юмор ситуации заключался не в музыке, а в игре виолончелиста Борислава Струлева, которая грешила отсутствием вкуса и чувства меры, что сказалось в значительной мере на технической стороне исполнения. Его «экстатические» телодвижения не слишком сочетались с целомудренным характером Вариаций и весьма сбивали БСО и дирижера Дениса Лотоева, принужденного приспосабливаться к этой эпатажной манере.

Так что оставалось только недоумевать по поводу того, как подобного уровня исполнитель мог попасть в команду, репрезентирующую «звезд XXI века»? Тем более что в той же программе участвовал артист экстра-класса гобоист Алексей Огринчук. Он солировал в оркестровой пьесе Гии Канчели «В гостях у детства» — музыке мудрой, наполненной неспешными раздумьями. Огринчуку удалось очень тонко передать все богатство интонационной палитры, заложенной в этой пьесе, — от светлой печали до иронической усмешки, найти совершенно фантастические оттенки пиано, удивительно прозвучавшие у гобоя. Артист также смог увлечь слушателей канчелиевской медитацией, ставшей в его интерпретации подлинным катарсисом. А в следующем фестивальном концерте, в Малом зале консерватории, А.Огринчук продемонстрировал себя и как великолепный виртуоз, легко и обаятельно исполнив Концертную фантазию Д.Ловрельо на темы из «Нормы» Беллини. Вместе с ним успех разделили пианист Игорь Четуев и кларнетист Игорь Федоров, запомнившийся по «Возвращению».

Кстати, целая команда «возвращенцев» в этот вечер исполняла фортепианный Квартет № 2 Брамса — композитора, чей фестиваль только что прошел в Доме музыки. Видимо, арт-директор Мацуев решил подхватить эстафету. Альтист Максим Рысанов и виолончелист Борис Андрианов, участвовавшие в ММДМ в исполнении брамсовских секстетов, выступили на «Крещендо» в ансамбле с пианисткой Екатериной Апекишевой и скрипачом Борисом Бровцыном. Умеренный романтизм Брамса, его тщательно скрываемые страсти, лишь изредка выходящие наружу, оказались эмоционально близки музыкантам. Их исполнение было очень выверенным в отношении звукового баланса: единение тембров струнных порой было столь тесным, что хотелось в каких-то фразах большей теплоты скрипки или насыщенной кантилены виолончели. Впрочем, продолжение квартетов — на сей раз Третьего и Первого — последует в Камерном зале ММДМ, и тогда, возможно, мы откроем иные грани в этих шедеврах брамсовской лирики.

Евгения Кривицкая

реклама

вам может быть интересно

Новые звуковые миры Классическая музыка