В ночной резервации

Самый значительный фильм недели — «Доктор Живаго» (НТВ, 9 апреля, 2.45. США, 1965. Режиссер Дэвид Лин. В ролях: Джули Кристи, Алек Гиннес, Омар Шариф, Том Кортни, Ральф Ричардсон, Род Стайгер, Джеральдина Чаплин, Клаус Кински) — оказался загнанным в ночную резервацию. Как режиссер, так и сценарист (Роберт Болт) достаточно бережно отнеслись к тексту романа и к его содержанию. И хотя «клюквы» не удалось избежать, она не раздражает и придирчивого зрителя, а просто вызывает улыбку. Многое в фильме заслуживает самых высоких оценок — и актерские работы (как главные, так и второплановые), и работа оператора (Фред Янг), и работа художников-постановщиков (Теренс Марш и Дарио Симони), и музыка (композитор Морис Жарр), что и было отмечено высокими наградами — в том числе «Оскарами» за сценарий, операторскую работу, работу художника, дизайн костюмов и музыку, «Золотым Глобусом» за фильм, режиссуру, сценарий и лучшую мужскую роль (Омар Шариф), так что неслучайно он триумфально прошел по экранам мира.

Компанию «Живаго» составил «Госфорд-парк» («Первый канал», 9 апреля, 2.00. Великобритания — США, 2001. Режиссер Роберт Олтман. В ролях: Эмили Уотсон, Алан Бэйтс, Кристин Скотт-Томас, Хелен Миррен). «Оскар» за «Лучший сценарий» плюс 7 номинаций, плюс «Золотой Глобус» за режиссуру, плюс приз Британской киноакадемии за лучший фильм — согласитесь, о многом говорит. Пружина действия — детективная интрига: в поместье английского аристократа, где в ноябре 1932 года собралось множество гостей, внезапно умер хозяин...

Особого внимания заслуживает психологическая драма «Реконструкция» (REN TV, 7 апреля, 0.00. Дания, 2003. Режиссер Кристоффер Боэ. В ролях: Николай Лие Каас, Мари Бонневи, Кристер Хенрикссен, Николас Бро), удостоенная «Золотой Камеры» Каннского МКФ за лучший дебют и множества других наград. Международная кинопресса приняла ее на ура. Вот только несколько цитат: «Ослепительный дебют Кристоффера Боэ. Это стильная история любви, наполненная взглядами, желанием и сигаретным дымом. Один из лучших фильмов Каннского кинофестиваля» (Марк Салисбери, «Премьер»), «Давайте не бояться превосходных степеней: Кристоффер Боэ — самое многообещающее открытие скандинавской киношколы со времен Ларса фон Триера» (Грегори Валенс, ФИПРЕССИ), «Частично — легенда об Орфее, частично — Ингмар Бергман. „Реконструкция“ — сильная, захватывающая киноработа» (Роберт К. Элдер, «Чикаго трибьюн»), «Чрезвычайно талантливая картина» (Элвис Митчелл, «Нью-Йорк таймс»). Этот фильм, как отмечала критика, трансформирует банальную ситуацию в некое размышление о любви и судьбе, о выборе, который мы делаем, о мужестве, которое требуется, чтобы следовать этому выбору. Главного героя повсюду преследуют искушения, и женщины, с которыми он связан, ожидают, что он последует за ними в неизведанное и рискнет всем ради любви. По мере того как он теряется в собственных чувствах, он теряется в городе, теряет связь с людьми вокруг себя...

В отличие от Кристоффера Боэ Питер Гринуэй не нуждается в представлении: о нем, конечно же, слышали все и, вероятно, смотрели кое-какие его работы. Или пытались смотреть. Многое в его творчестве непонятно даже самым пылким его поклонникам. Часть критиков безоговорочно восхищается им, но другая часть яростно обвиняет во всех смертных грехах, считает, что он чрезмерно эпатажен и рационалистичен, что его фантазии агрессивны и бессодержательны, а конструкции громоздки и надуманны. Многим, в том числе и автору этих строк, больше нравится ранний Гринуэй. Он не столь «зашифрован» и несравненно более «прозрачен», он все-таки пытается — и не без успеха! — рассказать историю и хотя нагромождает на нее множество всякой всячины, упаковывает ее в клубок всевозможных фантазий и ассоциаций, она тем не менее остается магистральной линией фильма. Таков и «Отсчет утопленников» («Культура», 9 апреля, 22.20. Великобритания — Нидерланды, 1988) — абсурдно-сюрреалистическая «черная» комедия. В ее прологе девочка прыгает через скакалку и как бы начинает отсчет событий, в том числе и отсчет утопленников. Сначала Сисси-бабушка (Джоан Плоурайт) как бы между прочим потопила в корыте своего блудливого и непомерно толстого мужа и позвала на помощь Сисси-среднюю (Джульетт Стивенсон), свою дочь. Пример мамаши оказался заразителен, и вот дочурка «помогла» своему обжоре захлебнуться в реке прямо у берега. А затем Сисси-младшая (Джоэли Ричардсон), внучка, которой опостылели непомерные сексуальные потребности муженька, весьма решительно пресекла его эротическую игру в бассейне. Чуть позже пришла очередь судебного эксперта, пытавшегося покрыть преступления женщин... И все это насквозь пронизано «черным» юмором, рассказано с таким азартом, так остроумно, экстравагантно и изящно, что просто невозможно оторваться от экрана.

На Венецианском фестивале «Китайская шкатулка» («Россия», 10 апреля, 0.40. США — Франция, 1997. Режиссер Уэйн Уэнг. В ролях: Джереми Айронс, Гун Ли, Мэгги Ченг, Майкл Хьюи) была удостоена всего лишь приза за музыку (Грэм Ревел), хотя претендовала на победу по всем номинациям. Это тот редкий случай, когда фильм после первого же просмотра надолго и в деталях остается в памяти, но его, странное дело, вновь и вновь хочется пересматривать — как хочется вновь и вновь слушать полюбившуюся мелодию. Может быть, потому, что по своей внутренней структуре он музыкальный. И полифоничный. Фильм многослоен — отсюда, наверное, и его название: в магической «китайской шкатулке», как известно, не одно дно. Его сюжетную основу составляет грустная любовная история. Английский журналист Джон (одна из самых удачных ролей Джереми Айронса) уже лет 20 работает в Гонконге и лет 10 безнадежно влюблен в 30-летнюю китаянку Вивьен (Гун Ли в расцвете зрелой красоты как бы олицетворяет непостижимую тайну Гонконга), владелицу бара. А у нее многолетняя интимная связь с китайцем Чангом, который ее любит, но никогда не женится на ней, женщине с темным прошлым, — это разрушило бы его карьеру. И вот однажды Вивьен сама приходит к Джону. А он накануне узнал, что у него лейкемия и что жить ему осталось несколько месяцев... С этой сюжетной линией переплетается еще одна: на улице Джон знакомится с юной китаянкой Джин (Мэгги Ченг), и она завораживает его своей жизненной силой... Эта история разворачивается на фоне исторических событий, происходящих в Гонконге: в 1997 году бывшая британская колония переходит под юрисдикцию Китая. Джон целыми днями бродит по городу с видеокамерой, пытаясь запечатлеть эти события, а заодно разобраться в их сути и в себе, и в сущности самой жизни — документальные кадры органично вошли в ткань картины. И за всем этим вырисовывается еще одно, более глубокое дно «китайской шкатулки» — художественное исследование взаимопроникновения Востока и Запада — двух цивилизаций, двух культур. Эта тема очень близка режиссеру, сценаристу и продюсеру Уэйну Уэнгу («Дым», «С унынием в лице», «Центр мира»), который родился в Гонконге в 1949 году, в семье, где чтили западную культуру (его отец назвал сына Уэйном в честь Джона Уэйна), получил образование в Америке и стал американцем.

Немало удовольствия многим телезрителям доставит и комедия «Быть Джоном Малковичем» («Россия», 7 апреля, 0.30. США, 1999. Режиссер Спайк Джонз. В ролях: Джон Кьюсак, Кэмерон Диас, Джон Малкович, Чарли Шин, Дэвид Финчер, Вайнона Райдер, Дастин Хоффман, Мишель Пфайффер, Брэд Питт, Шон Пенн, Гэри Синиз). Ее герой — безработный кукольник Крэйг (Джон Кьюсак) — устраивается клерком и на новой своей работе обнаруживает потайной тоннель, через который можно попасть прямиком в... сознание знаменитого актера Джона Малковича (он играет самого себя) и затем управлять его телом по своему желанию. Вскоре в «шкуре» Малковича оказываются не только сам Крэйг, но и его жена (Кэмерон Диас), и его любовница (Кэтрин Кинер)... Эту историю придумал тогда начинающий, а ныне знаменитый кинодраматург Чарли Кауфман. Он поехал во Францию к Малковичу, и тот, прочитав сценарий, пришел в восторг. Но желающих снимать картину почему-то не нашлось. В конце концов за дело взялся другой дебютант — Спайк Джонз. И он умудрился со скромным для столь звездного состава бюджетом (13 миллионов долларов) снять роскошное во всех отношениях кино — зрелищное, озорное, остроумное, вызвавшее восторженные отклики как специалистов, так и самых обыкновенных зрителей.

Геннадий Белостоцкий

Тип
Раздел

реклама