Аллюзионные танцы: премьера балета «Распутин»

На фото ТАСС: Георгий Ковтун

Балет «Распутин» поставил хореограф Георгий Ковтун. Ранее мне не доводилось видеть его спектаклей, но уважаемые профессионалы, часто посещающие иные города, рассказывали об успешных работах Ковтуна, который немало трудится в провинции. И правильно делает. Не потому, что там можно халтурить, нет. Просто публика небольших городов не избалована новациями, доверчива и наивна. Именно им, зрителям сериалов и любителям мелодраматических эффектов, адресован новый балет. Тем же, кто видел иные спектакли, переварить танцевальный рассказ о «святом старце и царской семье» сложнее.

К московской премьере «Распутин» подошел со шлейфом нескольких скандалов. Во-первых, предложила спектакль труппа «Новый Имперский русский балет», рожденная конфликтом в благородном «семействе» Гедиминаса Таранды — Майи Плисецкой, который был связан с коммерческими проектами художественного руководителя. Тогда Николай Анохин, бывший коммерческий директор труппы «Русский Имперский балет», ушел от своих соратников и на базе балета «Возрождение» создал новый коллектив. Покровительствует ему Майя Плисецкая. Правда, великая балерина не присутствовала ни на первой, ни на второй премьере в Театре эстрады и знает ли она, что это за балет, — пока вопрос. Новорожденный балетный театр пополнил число трупп, которые отстаивают свое право танцевать, что и становится частью их биографий.

Второй конфуз связан с протестами верующих — в Екатеринбурге и в Москве были устроены пикеты, участники которых выражали недовольство тем, что на сцене танцуют члены семьи Николая II, канонизированные Церковью. Честно говоря, балет такого внимания и резонанса просто не заслуживал. Это двухчасовое зрелище требовало от зрителей не только «наивности», но и долготерпения. Создатели незатейливо рассказали сказочную историю, детально объяснив все повороты сюжета. Нас упорно пытались убедить в том, как непросто было русскому царю выбрать правильное решение: «пригреть» сибирского шарлатана, который помогает наследнику справиться со страшным недугом, или изгнать его за буйное пьянство и развратный разгул.

Но балетный император, похоже, не успел принять судьбоносное решение, это сделали заговорщики, убив Распутина, который и потянул за собой в небытие всю царскую семью, в усеченном виде представленную на сцене: император Николай II, императрица Александра Федоровна и Соцаревич (именно так, а не цесаревич — написано в программке) Алексей. Дочек — не было.

Спектакль дал возможность отдохнуть от бешеных ритмов, в нем отменен режим non stop, действие составлено из 25 кратких эпизодов, каждый из которых существуют совершенно автономно.

Пьяный угар кабацкого беспредела и бальные сцены высшего общества, ярмарочная Русь с балаганом, скоморохами и даже медведем, рафинированный свет и охваченный паникой народ, канканы и танго, вальсы и цыганские пляски, танцы итальянские, хорватские, немецкие... Многие сцены, особенно бальные и батальные, заставляют память резонировать, и тогда вспоминаются умильные кадры народных гуляний из фильма «Сибирский цирюльник». Размах, конечно, там иной, но лубочно-сувенирный посыл — тот же.

Три десятка танцовщиков без устали переодеваются, создают видимость огромных масс. Критиковать артистов невозможно — они делают все, что позволяют их далеко не безупречные тела, не готовые к классическим трансформациям. Танцуют с полной отдачей, всегда готовы подставить ноги и спины Распутину, который безжалостно их топчет. Танцуют честно: страсть не загоняется в подтекст, игра в темперамент видна даже тем, кто сидит в последних рядах. Тон задают солисты: каждый имеет по одной правильной идее, ее и воплощают, изображая переживания на заданную тему. Соцаревич Алексей (Ясна Дикусар) в традициях тюзовских травести бьется в приступах болезни, а когда та отступает, радуется и подпрыгивает, как шаловливый болванчик. Ангел (Валерия Саввина) изображает страдающую и умиротворяющую русскую душу, но Русь воодушевленная выглядит довольно убогой. Смысл партии Императрицы (Ольга Чернобровкина), которая мечется между любовью к семье, страхом за сына и отношениями с Распутиным, ускользнул, никак не прояснив ее характера. Музыка Владимира Качесова любопытна в своих оригинальных темах, но пугает звучанием молитв, храмового колокольного перезвона и литургических песнопений и даже нагоняет жуть, когда церковные песнопения прерываются душещипательными городскими романсами.

Две главные мужские партии исполняют серьезные талантливые танцовщики, к творчеству которых я отношусь уважительно. Народные артисты Айдар Ахметов (Распутин) и Валерий Лантратов (Николай II) достаточно изобретательны в трактовке характеров своих героев. Распутин получается совсем не злодеем, как следует из либретто, написанного хореографом, а Николай II — не императором. Они работают словно на разных территориях — напористый Распутин выполняет титаническую, непосильную задачу собрать спектакль в единое целое, провести логику между разными, не связанными друг с другом эпизодами. К тому же ему отведена самая сложная с точки зрения техники партия, с которой он справляется достойно. Император — из театра психологического, он живет в сомнениях и терзаниях, часто молится, задумывается и застывает в картинных позах. И то, и другое, и третье делает корректно и грамотно. С точки зрения профессионализма и Ахметов, и Лантратов оказались лидерами в этом спектакле.

В программке честно написано, что балет «ни в коем образе не документальный взгляд на историю», а «аллюзия на сегодняшний день». Эта самая аллюзия, печальная и тупиковая, заключается в финальной сцене, когда герои заворачиваются в полотнища цвета российского флага.

Пестрота эпизодов не дала авторам возможности сосредоточиться на главном, и ответа на поставленный вопрос — кем был Распутин, иллюзионистом или антихристом, целителем или организатором пьяных погромов — зрители не получили. А получили полудетский, наивный спектакль, рассказанный внятным, без фантазий, пластическим языком — для гастролей по глубинке, куда балет и не пускают, чтобы не оскорблять чувств верующих, хотя оскорбить их он не в силах. И потому, что таких целей у создателей не было и в помине, и потому, что никакого богохульства в аллюзионных танцах нет.

Елена Федоренко

На фото ТАСС: Георгий Ковтун

Тип
Раздел
Персоналии

реклама

вам может быть интересно