Загадки современного танца

Фестивали в Утрехте и Роттердаме

Современный танец завоевывает все новые и новые территории в Европе. Еще совсем недавно казалось, что европейские хореографы и танцоры копируют опыты своих американских коллег. Но только что закончившиеся фестивали современного танца — трехдневный в Утрехте и четырехдневный в Роттердаме — позволяют сделать совершенно иные выводы.

В 2005 году Фестиваль современного танца в Утрехте проходит в 27-й раз, но критика снова стала интересоваться его программой только в последние четыре года. Это связано с тем, что бретонец Симон Дав, возглавляющий фестиваль, снова стал уделять внимание экспериментальным проектам. В Утрехт сразу потянулись исполнители из Европы и из Америки. Но, показывая в рамках программы новые работы из Франции, Британии и других стран, дирекция фестиваля пыталась собрать не только хореографов современного танца, но и людей, работающих в пограничной зоне между искусствами. Их интересовало все необычное, живое, порой не вписывающееся в привычные рамки. Все связанное с последними достижениями концептуализма в живописи и в других искусствах, с политикой или опытами структуралистов.

Чтобы фестивальная концепция не воспринималась как авантюра, дирекция решила укрепить ее мощной теоретической базой. В рамках программы состоялись лекции профессора Андрэ Лепеки, специалиста по теории перформансов из Нью-Йоркского университета. Профессор объяснил причины появления новейших хореографических течений — антимодернистского и антиабстракционистского танца — европейскими литературными теориями и политическими изменениями. Но что бы ни говорил Лепеки, современный танец в Европе остается элитарным искусством, которое по-прежнему отделяет себя от танцев популярных (к примеру, от хип-хопа). Он по-прежнему тесно связан с традициями авангарда и в последние годы все сильнее отличается от современной американской хореографии.

Одной из работ, подчеркнувших это различие, стала показанная в Утрехте композиция французского танцора и хореографа Бориса Шарматца. Это видеоинсталляция, которая длится 52 минуты, была впервые продемонстрирована в 2002 году. С тех пор ее несколько раз играли в Европе и в Канаде. Зрители входят в темную комнату, и им предлагают прилечь на предмет, похожий на рояль с черным матрацем и подушкой на крышке. Рядом с ложем расположены два динамика и небольшой телеэкран. На нем, сменяя друг друга, появляются изображения слепого человека, настраивающего фортепиано, и семи танцоров, которые выполняют странные, гротескные движения в замкнутом пространстве, сразу наводящем на мысли о клаустрофобии.

От Утрехта до Роттердама, где проходил другой фестиваль, рукой подать. Бросалось в глаза, что его участники проявляли большой интерес к естественным, простым движениям. Испанка Пас Рохо и танцовщик из Бразилии Кристиан Дуарте показывали дуэт, где эти движения постепенно усложнялись. Бойз Чеквана из Южной Африки сделал интересный танец под музыку акустической гитары и электронного баса. Но хореография оказалась сложной для понимания. Что хотел сказать танцовщик, так и осталось загадкой. Ле Рой в своем соло «Проект» имитировал движения игроков в футбол и гандбол. Поначалу это казалось интересным, но работа была слишком длинной, зрители быстро устали.

Спектакли двух танцевальных групп из Германии тоже казались несколько загадочными. Николь Бойтлер попыталась рассказать о женщине, которая не может ни ориентироваться в окружающем пространстве, ни сосредоточиться на своих мыслях. Неплохо выглядела композиция «Кристиана Мюллер» группы «Two Fish»: пять танцоров играли сцену, напоминающую странный ритуал.

Англичанка Розмари Ли показала интерактивный видеоперформанс. Движения танцоров на экране то ускорялись, то замедлялись, иногда кадры шли задом наперед, иногда совсем исчезали. А Борис Шарматц продемонстрировал съемки спонтанных перформансов, которые он устраивал в офисах (после одного из перформансов Шарматца и его танцоров просто-напросто выбросили за дверь). Одна из серий перформансов называлась «Предложения для публики», вторая — «Невидимый танец». В ней люди слышали описание танца по телефону, но не могли его увидеть.

Самыми лучшими в фестивальной программе оказались четыре спектакля. Бельгийка Шарлотта показала композицию для шести танцоров, выполненную в стиле американского данс-модерн. Композиция, длившаяся сорок пять минут, закончилась соло обнаженной женщины. Вторым был этюд вездесущего Шарматца «Гораций Бенедикт», основанный на фильме, рассказывающем о разных танцорах (в том числе и о харизматичном американце Стиве Пакстоне, перебравшемся через французские Альпы). Хореограф и участвующий в отрывке танцор бродили по залу, и после каждого кинофрагмента Шарматц, переходя от одного ряда к другому, уходил все дальше от сцены. В финале открылась дверь на улицу, и хореограф вышел, оставив зрителей слушать пианиста, играющего Скрябина. Этот отрывок напомнил вошедший в историю танца хореографический фрагмент «Революционер», поставленный в 1922 году Айседорой Дункан.

Еще интереснее выглядела работа Рашида Урамдана. Алжирец, родившийся во Франции, представил балетную зарисовку «Осторожная смерть». Его вдохновил балет Ролана Пети и Жана Кокто «Юноша и смерть». Потом хореограф стал искать в Интернете ссылки на слова «юноша» и «смерть» и создал танец, посвященный человеческим представлениям о смерти. Его постановка поражает простотой, точно выстроенной концепцией и отличным исполнением. Работа так сильно поразила зал, что кто-то из критиков назвал ее «Танцем шахида».

Но лучшей на фестивале оказалась французская танцовщица Вероник Дусне. Как пишет балерина в программке своего спектакля, в сорок один год она танцевала второстепенные роли в балете Парижской Оперы, родила двоих детей и собиралась через год уйти на заслуженный отдых. Но неожиданно решила еще немного потанцевать. Дусне начала свое выступление с одного из любимых отрывков — соло, поставленного Мерсом Каннингемом. Но больше всего понравились зрителям фрагменты из «Лебединого озера». Во время вступления балерина прекрасно исполнила прыжок и заворожила зрителей своими «лебедиными» руками. Но в тот момент, когда зазвучала музыка, на которую должна выходить прима-балерина, Дусне застенчиво отошла к кулисам и терпеливо ждала, пока мелодия не закончится. Было ясно, что она ждет, пока невидимая зрителям соперница, за которой она наблюдает, не закончит свой танец. И этот эпизод подействовал на зрителей сильнее всего.

Светлана Семенова

Тип
Раздел

реклама