Точка личного пересечения

Елена Шевченко

Эльга Лындина — киновед, многолетний автор «Культуры», сценарист (одна из последних ее работ — «Долгое прощание» Сергея Урсуляка, с которым и писался сценарий по прозе Трифонова). Не так давно вышла в свет ее книга об Олеге Меньшикове, имевшая даже переиздание. И вот «Актеры нового кино», это книга актерских портретов: ушедших Валерия Приемыхова, Елены Майоровой, Сергея Бодрова и тех, кто, слава богу, жив и здоров, много или не очень много (в силу разных причин) работает — Амалии Гольданской, Ольги Дроздовой, Евгения Миронова, Елены Шевченко, Дмитрия Харатьяна, Аллы Клюки. О многих из них Э.Лындина писала в «Культуре», брала у них интервью. Она вообще постоянна и избирательна в своих пристрастиях. Наблюдает за актером, становится он ей интересен — проявляет к нему постоянное внимание, следит за судьбой. Но то, что в итоге получилось, выходит за рамки чисто творческого портрета, хотя все основные работы в театре и кино тщательно описаны и проанализированы. Слишком много тут биографии жизненной, формировавшей биографию творческую. Как напишет в предисловии сама Э.Лындина, очерки посвящены актерам, сопричастным времени, как бы ни был сложен водораздел между актером и тем, что он создал.

Казалось бы, работаем все мы, журналисты, пишущие о кино, на одном поле: почти все знаем о наших актерах, кто и как начинал, где родился и учился. Но Эльге Михайловне удалось раскопать неизвестное в не таких уж и протяженных биографиях. Все ее герои — люди достаточно молодые, разве что Валерий Приемыхов был постарше.

Писать актерские портреты не так-то просто, надо зацепить что-то важное в творческой особенности актера, уловить в нем главное. Иногда авторам дается установка ни в коем случае не показывать готовый текст герою. Актерам многое не нравится в написанном о них. Свою роль в искусстве они часто видят иначе, начинают править, выход книги задерживается. Это как с интервью: кому-то его можно показать, а кому-то категорически нет. Начинается правка, текст получается лакированным, из него уходит жизнь. Не знаю, показывала ли Лындина написанное своим героям. Но в них есть парадоксальность, что хорошо. Возможно, персонажи книги проявили понимание. И книга получилась живая.

Пожалуй, Елена Шевченко — самая нераскрученная актриса из всех тех, кто представлен в сборнике. И это несмотря на то, что за ней тянется шлейф «жены Машкова» (хоть и бывшей). К этому надо относиться как к неизбежности. Актер выбирает публичную профессию, сознательно идет на это, значит, должен быть готов к тому, что каждый его шаг на виду. Кино часто эксплуатировало Елену Шевченко в ролях каких-то милых девушек-жертв, а она может гораздо большее. В ней есть и драматизм, и острохарактерность. Небольшая роль в «Маме, не горюй!» — а попадание в десятку. В Театре им. В.Маяковского она была занята мало, несмотря на то что вроде бы ученица Гончарова. Я однажды на проходной театра слышала высокомерный разговор двух актрис, которые обсуждали у репертуарного плана какой-то ввод в спектакль: «Артистка Шевченко? Ты знаешь такую?» Притом что к тому моменту Лена довольно много и успешно работала в кино. Из театра Шевченко в конце концов ушла, но со сценой надолго расстаться все же не смогла. Но все время в ее актерской судьбе случаются паузы, и Лындина пытается докопаться, почему так все складывается у способной, умной и красивой актрисы (таких лиц — дефицит). У Шевченко — трое детей. Наверное, поэтому мечтала создать журнал для детей, да спонсоров не нашла. Дети для нее, судя по всему, — главное. «Хорошая актриса, спокойно переживающая антракты в жизни сценической и экранной», — напишет о ней Э.Лындина.

Амалия Гольданская, оказывается, стала иудейкой, а в студенческие годы продавала пальто в Лужниках. Была Людмилой, стала Амалией, фамилию Порыгина сменила на звучный псевдоним Мордвинова, затем стала Гольданской, а теперь и от фамилии бывшего мужа отказалась. Она экстравагантная, удивляет всегда, но факты ее разнообразной биографии интересуют автора не сами по себе. Они многое объясняют в ее творческой судьбе. Дмитрий Харатьян, разменяв четвертый десяток, например, поступил в Финансово-экономическую академию, и данный факт тоже немаловажен в его жизни.

Такие разные судьбы, начинавшиеся часто в провинции. Приемыхов, к примеру, на полторы ставки улицу подметал, а потом всю жизнь с болью вспоминал чудные дни, когда был дворником. А когда-то получил от приятеля из Бишкека (а тогда Фрунзе) телеграмму: «Валера приезжай шашлык на улице шестнадцать копеек все отлично». Собрался и поехал.

Евгения Миронова читатели «Культуры», участвовавшие в анкетировании, назвали актером номер один. Он с большим отрывом от всех остальных лидирует в списке лучших и интересующих читателей актеров. В книге Э.Лындиной приведены слова самого Миронова о себе и своей работе: «Я сыграл бы хорошо, потому что плохо не умею. В моих словах нет бахвальства, а только реальная оценка собственных сил». Он востребован, возможно, как никто другой, расписан на годы вперед. Он не «не от мира сего», прекрасно чувствует ситуацию. К тому же он — человек государственный, входит в президентский Совет по культуре, возглавляет жюри и так далее. Не это, конечно, главное. Но в данной книге он — человек наиболее реализованный в профессии.

Э.Лындиной, как мне кажется, удались более всего портреты Ольги Дроздовой и, как ни странно, Сергея Бодрова. Казалось, что Бодров — абсолютно не ее персонаж (у каждого из нас — свои пристрастия и амплуа). Читаешь очерк о нем и вспоминаешь собственные ощущения и наблюдения. Как в аэропорту Венеции, уже незадолго до посадки в самолет, летящий в Москву, шли к Бодрову наши соотечественники за автографом. А на Венецианском кинофестивале, где он представлял своих дебютных «Сестер», никто его не знал. Всего шесть лет в кино, а сложилась судьба, которую автору книги удалось зафиксировать на бумаге и найти какие-то нетривиальные слова. Э.Лындина постоянно накладывает свои впечатления и свою жизнь на жизни своих героев. Все переплетено. С Валерием Приемыховым одновременно лежала в больнице, там встречались, подолгу разговаривали. И родилась с ним в один день. И это не единственная точка личного пересечения. Главное, что все эти люди — не какие-нибудь абстрактные персонажи, рядом с ними проживается жизнь.

Когда-то я побывала в нью-йоркской квартире известного американского режиссера, снявшего один из фильмов эпопеи «Звездные войны». На том приеме была и Алла Клюка, тогда жившая в Нью-Йорке. Она великолепно себя чувствовала, бойко разговаривала по-английски, казалось, освоилась в новой для себя стране. Но все меняется, и вот она уже вернулась в Москву и, кажется, живет совсем иной жизнью. Все, кто ее даже не знал, запомнили когда-то на церемонии вручения молодежных кинопремий «Золотое яблоко, зеленый листок», когда она посылала со сцены привет своим неслышащим родителям, делала это при помощи пальцев. В России снималась и снимается постоянно, а в Америке участвовала в сериале «Клан Сопрано», в 12-й серии сыграла русскую калеку. Причудливая судьба, безграничные возможности, хотя и разные у всех героев книги, наполненной авторской любовью, это чувствуется, как и личность самой Эльги Лындиной.

Лындина Э. «Актеры нового кино». М.: «Алгоритм», 2005.

Светлана Хохрякова

На фото: Елена Шевченко

Тип
Раздел

реклама

вам может быть интересно