Шоу как шоу

В Московской оперетте поставили «Мою прекрасную леди»

Фото: mosoperetta.ru

Незадолго до ухода на летний отдых Московская оперетта разродилась, наконец, первой в сезоне премьерой. Ею стал классический мюзикл «Моя прекрасная леди» Ф.Лоу, созданный по пьесе Б.Шоу «Пигмалион». Многим (включая автора этих строк) хорошо памятна давняя постановка «Леди» с неподражаемой Элизой — Татьяной Шмыгой. Впрочем, тот спектакль прекрасно смотрелся и с другими исполнительницами, потому что был безукоризненно, с отменным вкусом и мастерством срежиссирован Сергеем Штейном, стремившимся не себя показать, но прежде всего воплотить на сцене музыкальную версию пьесы Шоу. Сегодня же в этом театре работа практически над любым спектаклем, за исключением разве только мюзиклов компании «Метро энтертейнмент», начинается почему-то с переделки, подчас до неузнаваемости, авторского оригинала.

Кстати, о мюзиклах. Старая постановка, конечно, не слишком-то походила на американские образцы жанра, но тогда у нас вообще мало кто знал, что это такое. Теперь, когда на сцене, в частности, той же Московской оперетты можно увидеть постановки мюзиклов, сделанные по тамошним лекалам, вопрос чистоты жанра звучит отнюдь не риторически. Сегодня любой спектакль, именующий себя мюзиклом, публика неизбежно будет сравнивать с ними. И если сегодня мюзикл ставится силами основной труппы, воспитанной на другом, то нетрудно догадаться, в чью пользу будет сравнение. Даже несмотря на то, что качество музыкального и драматургического материала здесь несоизмеримо выше, нежели во всей той продукции, что предпочитает «Метро энтертейнмент», вместе взятой, и притом что в этой труппе есть актерские личности, необходимые для «Леди» и принципиально невостребованные мюзиклами типа «Romeo & Juliette».

Вдобавок еще вместо того, чтобы в полной мере воспользоваться названными преимуществами, постановщик спектакля решил, напротив, приблизить «Леди» к мюзиклам, понимаемым как просто шоу. Соответственно, другой Шоу, который Бернард, а равно и Лоу интересовали его в самую последнюю очередь. Что неудивительно, поскольку постановщиком «Леди» стал небезызвестный А.Горбань, уже отметившийся на этой сцене, вволю «поработав» над «Фиалкой Монмартра». В тот раз он делал это вместе с композитором А.Семеновым, в этот раз — с В.Стольниковым, поименованным автором сценической редакции.

Впрочем, почти все основные музыкальные номера в «Леди» оставлены без изменений (о том, как они звучат в оркестре, лучше умолчать). В первом акте вообще не переделано практически ничего. Зато во втором появляется большое количество вставок из других произведений, а литературный текст основательно переписан. И добро бы за всеми этими действиями скрывались хоть сколько-нибудь серьезные намерения. Но ничего подобного здесь не просматривается. Музыкальные вставки остаются чужеродным телом, плохо сочетаясь со стилем Лоу, а текстовые переделки носят следы поспешности и грешат неприкрыто дурным вкусом.

Похоже, иные способы заявить о себе этому режиссеру просто неведомы. Потому что помимо переделок и разного рода сомнительных акцентов режиссерская работа почти не ощущается. И в этой ситуации наиболее способные из актеров вольно или невольно перетягивают канат на родную для них территорию оперетты. В итоге, однако, получается и не мюзикл, и не оперетта. А что? Вполне бессодержательное зрелище, в котором все существует по отдельности. В том числе и неплохие декорации А.Исаенко, в которых равным образом можно было бы представить и каноническую «Леди».

Если спектакль этот все же можно смотреть, то главным образом благодаря актерским индивидуальностям. Е.Зайцева — талантливая артистка, и в целом Элиза ей удается, несмотря на навязываемую режиссером в ряде сцен чрезмерную вульгарность героини. В.Шляхтов (Хиггинс) ведет свою роль виртуозно, хотя финальное превращение этого персонажа в лирического героя сделать сколько-нибудь психологически убедительным ему так и не удалось. М.Коледова (миссис Хиггинс) — мастер своего дела — весьма азартно отыгрывает предложенную ей откровенную пошлость. Одаренному П.Борисенко (Фредди) приходится играть своего персонажа просто жалким дурачком, но зато известную арию «Здесь в вечерний час» он поет отлично. Роль Альфреда Дулитла в исполнении А.Голубева совсем потерялась. Зато А.Агеевой удалось блеснуть в роли миссис Пирс. В общем, не оскудела еще Московская оперетта хорошими артистами. Которые в конечном счете и спасли спектакль от провала.

Дмитрий Морозов

Фото: mosoperetta.ru

Тип
Раздел
Театры и фестивали
Произведения

реклама