«Весна священная» для двух роялей

Николай Петров и Александр Гиндин в БЗК

23.03.2006 в 15:44

Фортепианный дуэт Николая Петрова и Александра Гиндина — на сегодняшний день единственный ансамбль такого рода в столице. Это не просто мимолетная — или, как модно сейчас обозначать, фестивальная встреча, — но крепкое творческое содружество. Артистами сыграна не одна программа, недавно записан диск, и очевидно, что постоянная репетиционная и концертная работа позволяет им добиваться действительно высочайших художественных результатов. Это ясно показала новая программа, сыгранная дуэтом Петров — Гиндин в Большом зале консерватории. Заметим, продолжая тему, что концерту предшествовало несколько «обыгрышей» в небольших московских залах и в других городах России. В наше быстротечное время подобный стиль работы и отношения к искусству — из области преданий о великих мастерах прошлого. Хотя только таким образом, многократно проверив себя на публике, можно доверить музыку главной российской сцене.

Итак, в этот вечер прозвучали сочинения Моцарта и Стравинского. Как показалось, сочетание весьма удачное, позволившее ансамблистам продемонстрировать широкую амплитуду своих возможностей. Естественно, что обращение к Моцарту связано с юбилейной датой: это личное приношение музыкантов гениальному композитору.

Вечер открыло произведение — Адажио и фуга до минор (K-426), — замысел которого складывался у Моцарта постепенно. Созданная в период открытия наследия Баха и Генделя, фуга до минор затем обросла вступлением — адажио, все это Моцарт переложил и для струнного квартета. Первые такты адажио близки по атмосфере началу увертюры к «Дон Жуану», а фуга захватывает не только искусной полифонией, но и драматическим накалом. Уже по интерпретации этого опуса можно было вынести определенное впечатление об особой манере ансамбля. Пианисты не пытаются «раскрасить» фортепиано, подражая оркестровой звучности. Напротив, они ориентируются на оригинальные возможности инструмента, умело подключая штрихи, педаль, идеально взаимодействуя в ансамблевом плане. Хотя в следующем номере — Органной фантазии фа минор в обработке для двух фортепиано Бузони — пожалуй, было бы неплохо в чем-то приблизиться к органному звучанию, усилив динамические контрасты. Зато две сонаты в транскрипции Грига прозвучали свежо, естественно, с долей салонного изыска в Первой сонате соль мажор и сумрачной экспрессией в Сонате до минор. Особенно захватывающе вышли финалы обеих сонат, где пианисты легко и непринужденно исполняли каскады пассажей, эффектно завершив моцартовское отделение.

Игорь Стравинский был представлен авторским переложением музыки знаменитого балета «Весна священная». Эта безумно сложная партитура, требующая настоящего погружения в нее, прозвучала у Николая Петрова и Александра Гиндина так, как не всякому оркестру удается. Как рассказывал А.Гиндин в интервью радио «Культура», музыканты затратили массу времени на освоение и репетиции «Весны». И это было очень слышно: ансамблевое слияние двух инструментов было столь идеальным, что казалось, будто это звучит один гигантский рояль. При этом поразительным образом был выверен баланс, так что ясно прослушивались все интересные подголоски и ритмические фигуры. Но главное, что захватывало, — это та душевная отдача, то эмоциональное погружение артистов в музыку Стравинского, благодаря чему она слушалась с неослабевающим вниманием. Возникло даже желание в подобном ослепительном исполнении послушать еще сочинения современного репертуара: наверное, если бы именно такие мастера чаще брались за интерпретацию музыки наших дней, то публика с одинаковой охотой шла бы как на Моцарта, так и на ныне живущих композиторов.

Евгения Кривицкая

реклама

вам может быть интересно

Совершенство по-американски Классическая музыка

рекомендуем

Театральное бюро путешествий «Бинокль»

смотрите также

Реклама